суббота, 24 августа 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Зеленский «в шпагате»: В какую ловушку завел украинского президента Путин Складывается впечатление, что Зеленский надеется на встречу в «нормандском формате» как на акцию по спасению своего рейтинга. Но ни Путин, ни Меркель с Макроном в его фан-клуб не записывались

Гибель четырех военных на Донбассе под гранатометным обстрелом стала крупнейшей одномоментной потерей с начала президентства Владимира Зеленского. И поставила действующего президента страны в непростое положение. Подобные потери были редкими даже в период правления Порошенко – поэтому немедленно после события Зеленский написал в соцсетях о том, что «хлебное перемирие длилось 17 дней». Очевидно, намекая на тот факт, что оно закончилось.

Но уже на брифинге по этому поводу его мнение вроде как изменилась – в первую очередь, под давлением аргументации руководителя Генштаба Руслана Хомчака. Который рассказал о том, что количество обстрелов на Донбассе, на самом деле, уменьшилось до беспрецедентных величин, и что обстрелы теперь «несут неприцельный характер». Хотя есть «отдельные случаи», когда обстрелы «носят иногда характер и прицельный». Понимай, как хочешь. Особенно на фоне потока гробов.

Манипуляции Хомчака станут одним из серьезных ударов по имиджу «новой команды» – поскольку до боли напоминают бюрократический дискурс хоть во времена Порошенко, а хоть и во времена Леонида Кучмы. Впрочем, этот факт Зеленский пока не заметил – или сделал вид, что не заметил. Если, конечно, странное сольное выступление Хомчака не было частью договоренности между ним и президентом – что представляется вполне возможным.

В качестве реакции на события Зеленский предлагает как можно быстрее возобновить переговоры в нормандском формате – причем на самом высоком уровне. Он звонит Владимиру Путину для того, чтобы выразить свое недовольство существующим положением дел – и, опять таки, предложить участие в переговорах на высшем уровне. Аналогичные контакты уже анонсированы и с Берлином и Парижем.

С позиции «миротворца», которую еще на президентских выборах избрал для себя Зеленский, такая реакция является единственно возможной. Поскольку адекватный военный ответ на российские провокации не только поставит крест на нынешнем кровавом «перемирии», но и станет наглядным свидетельством того, что предвыборный тезис Зеленского про «остановить войну просто» был откровенно ложным. С другой стороны, сегодняшняя позиция Зеленского является и крайне уязвимой. Во-первых, ему могут банально отказать – как нормандские лидеры, так и Владимир Путин. Поскольку и для Меркель, и для Макрона каждая встреча на высшем уровне относительно конфликта на Донбассе – это потерянное время и испорченный рейтинг. Они не в состоянии адекватно повлиять на политику Кремля, «сымпровизировав» что-то на месте.

Даже если бы российская сторона была бы договороспособной – нужны были бы долгие месяцы подготовительной работы дипломатов для того, чтобы потом высшие чиновники приехали и подписали сверхважный документ. На такую «нормандскую встречу» и Меркель, и Макрон приехали бы обязательно. Но в реальности их, в лучшем случае, ждут переговоры с ботоксной маской Путина – которая ни о чем не собирается договариваться.

Отдельным вопросом является согласие и российского президента на встречу. Хотя бы по той простой причине, что в Кремле прекрасно понимают – гибель солдат на передовой – это мощный удар по поддержке украинского президента. А договариваться с Зеленским без имиджа им будет намного проще, чем с «триумфатором двух избирательных кампаний».

Поэтому «нормандской встречи» на высшем уровне, скорее всего, не будет. А даже если она произойдет – не совсем понятно, каких практических последствий может дождаться от нее Украина. Поскольку Владимир Путин повторит европейским лидерам все то, что уже неоднократно было сказано, напомнит об отсутствии «особого статуса» Донбасса и амнистии для тамошних военных преступников, скажет, что «украинцы также что-то там нарушают» – для придания весомости этому заявлению россияне вполне способны обстрелять несколько гражданских объектов, чтобы скинуть вину на ВСУ – и вернется в Москву.

Складывается впечатление, что Зеленский надеется на встречу в «нормандском формате» как на акцию по спасению его рейтинга. Но ни Путин, ни Меркель с Макроном в его фан-клуб не записывались. Таким образом, действующий украинский президент оказался в ситуации, из которой нет простых выходов. Если он озвучит тезис о недоговороспособности Путина, положит конец сомнительному перемирию и обратится к США с просьбой об увеличении военной помощи – эти действия будут оправданными и логичными, но явно не понравятся его электорату. Благодарными будут разве что спичрайтеры «зе-команды», которые смогут спокойно копировать речи Порошенко для его преемника. А если Зеленский будет делать вид что «ничего не случилось» – его же собственный электорат, равно как и его внутриполитические оппоненты – будут получать весомые аргументы против такой политики с каждым раненым или убитым солдатом.

Какой выход из этого тупика выберет действующий украинский президент – сказать однозначно сложно. Но его «окно возможностей» для такого выхода сужается с каждым следующим «иногда и прицельным обстрелом». Как тает и боевой дух армии, которая сейчас исполняет роль живой мишени для российских обстрелов.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров