суббота, 16 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Нефтепираты: Как Иран принуждает Европу надавить на Трампа Иран пользуется моментом и своим географическим положением. Военное решение иранской проблемы американцами можно исключить

Ормузский пролив все больше походит на Аденский залив и воды у берегов стран Африканского Рога, где еще не так давно орудовали сомалийские пираты. Правда, здесь беспокойство участников нефтяного рынка вызывают не международные преступные кланы, а вполне конкретное государство – Иран. В ответ на политику Белого дома Тегеран не только наращивает производство и степень обогащения урана, но и, судя по всему, встряхивает мировые цены на углеводороды, дестабилизируя ситуацию в главной мировой транспортной артерии для поставок энергоресурсов.

Добивается он этого незатейливым, но вполне эффективным способом – делая эту самую артерию небезопасной для танкеров.

Первый захват в проливе

Начало было положено 11 мая, когда в районе порта Фуджейра (ОАЭ) четыре нефтевоза подверглись нападениям неизвестных, что привело к взрывам и пожарам. Подозрение пало на Иран, но стопроцентными доказательствами ни США, ни Европа не располагали. Во всяком случае, таковые не были обнародованы.

Однако уже 4 июля британские морпехи в водах Гибралтара задержали иранский танкер Grace-1, который в нарушение санкций направлялся в Сирию. В Тегеране тотчас же пообещали дать ответ на это, как выразились в Иране, «пиратство». И не заставили себя долго ждать. Уже 9 июля иранские корабли попытались отплатить Великобритании той же монетой и захватить шедший через Ормузский пролив британский танкер, что им не удалось – помешал сопровождающий судно фрегат Montrose. Тегеран, естественно, попытку захвата отрицает, однако Лондон его доводы не убедили, поэтому Министерство транспорта Соединенного Королевство повысило код безопасности для коммерческих танкеров и других судов до критического третьего уровня. Судам рекомендуется избегать прибрежных вод Ирана, держаться подальше от иранских патрульных кораблей. Естественно, это означает и более пристальное внимание к Ормузскому проливу со стороны ВМС Великобритании.

Вероятно, взвесив все за и против, в Тегеране пришли к выводу, что у них больше шансов захватить не британское судно, а чье-нибудь еще. Не повезло Объединенным Арабским Эмиратам. 16 июля стало известно, что нефтяной танкер ОАЭ Riah, шедший в Ормузском проливе под флагом Панамы, отклонился от курса в направлении Ирана и уже два дня не передает свои координаты, чего за последние три года ни разу не случалось.

Прямо обвинения в захвате танкера в адрес Ирана пока не выдвигались, однако, как пишет The New York Times, по неподтвержденным сообщениям, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что силы Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР) захватили танкер ОАЭ в ответ на задержание британцами Grace-1. Косвенно причастность Ирана к бедам Riah подтверждает приведенный агентством ISNA комментарий спикера МИД этой страны Аббаса Мусави. По его словам, иностранный танкер (его название чиновник не озвучил) якобы из-за некой технической неисправности запросил о помощи, и корабли иранских ВМС откликнулись, взяв его на буксир для доставки в воды Ирана и последующего ремонта. На этом все. Больше сведений Мусави пообещал предоставить позднее.

Шантаж Европы

На самом деле текущие цели и задачи Ирана не ограничиваются лишь зеркальным ответом на действия Великобритании. Война? Очевидно, что аятоллы войны не хотят, насколько бы резкой и воинственной ни была их риторика. Нет, как водится, все упирается в деньги и укрепление регионального влияния. Эти две вещи взаимосвязаны. А необходимые средства Ирану обеспечивает торговля энергоресурсами, и они же являются мощным инструментом воздействия на потребителей в Европе.

Иран пользуется моментом и своим географическим положением, чтобы взять Ормузский пролив если не под полный контроль, то хотя бы вынудить оппонентов тратить драгоценные ресурсы на обеспечение безопасности, а затем диктовать свои – более выгодные – условия. Ведь дело даже не в нынешнем ущербе для бизнеса от задержек или даже потери сырья, и не в том, что Штатам и Европе придется развернуть в регионе свои корабли, а в том, что такой подход Ирана ведет к росту цен на нефть в будущем. Учитывая, что этот маршрут становится небезопасным, соответственно возрастают издержки судовладельцев, стивидоров, страховых компаний. Издержки, в свою очередь, будут заложены в стоимость «черного золота».

К слову, на фоне сообщения о пропаже танкера из ОАЭ и, как следствие, сигнала о дальнейшем росте напряжения между Ираном и США, рынок уже отреагировал увеличением цен после недельного их падения. Так, фьючерсы нефти эталонных марок, Brent и WTI, утром 17 июля подорожали соответственно на 0,4%, до $64,6, и на 0,3%, до $57,8 за баррель.

Отметим: фактически альтернативы нефти с Ближнего и Среднего Востока нет. Часть запроса перекроет Россия, но ее Urals худшего качества, а случай с поставкой «хлористой» нефти через Беларусь еще больше подорвал доверие у западных партнеров к российскому сырью. Венесуэла и Ливия если и отгружают нефть, то по большей части контрабандным путем. Ну а Соединенные Штаты, даже с учетом наращивания добычи, например, в Мексиканском заливе, попросту не смогут дать Европе необходимый ей объем. Все это обуславливает дальнейший рост цен до тех пор, пока стороны поймут, что конфронтация стала очень невыгодной.

Вопрос в том, кто первый сдастся. С одной стороны, у США запас прочности намного больше, чем у Ирана. С другой – Тегеран своими действиями в Ормузском проливе вынуждает ЕС усилить давление на Вашингтон с требованием прекратить безобразие и сесть за стол переговоров.

Непосредственно военное решение иранской проблемы американцами можно исключить. В Иране 80 млн населения, а его вооруженные силы получили боевой опыт в Сирии и Йемене и продолжают оттачивать навыки. Даже точечные операции рискованны, поскольку могут привести к серьезным потерям для армии США, а значит, и политическим – для Белого дома и Дональда Трампа лично.

Четыре сценария

В нынешнем геополитическом раскладе дальнейшее развитие событий возможно по  четырем сценариям.

Первый. Президент США и его советники, скрипя зубами, прогибаются под давлением Евросоюза и идут на уступки. Что, скажем прямо, маловероятно. Во-первых, взаимоотношения между администрацией Трампа и Брюсселем далеко не в наилучшем состоянии. Во-вторых, Трампу абсолютно не нужно такое политическое поражение, когда до выборов президента остался год.

Второй. Белый дом прислушивается к доводам, жалобам, шантажу со стороны Евросоюза, но лишь частично. Дабы успокоить Брюссель, Вашингтон может предложить компенсацию в виде, к примеру, небольшого снижения цен на американскую нефть, а также пообещает взять на себя обеспечение безопасности в Ормузском проливе. К реализации второго пункта данного сценария, к слову, в США, по сути, приступили. Как сообщает The Los Angeles Times, официально уже выдвинутый Трампом на пост и.о. главы Пентагона Марк Эспер заявил 16 июля, что минобороны США и союзники численно увеличат военно-морские патрули и сопровождение танкеров в районе Ормузского пролива для защиты от нападений со стороны иранских сил. Но постоянное пребывание американских ВМС у границ Ирана чревато разного калибра инцидентами, в том числе столкновениями с КСИР. Также этот сценарий не решает проблему нехватки нефти в Европе.

Третий. Трамп, готовясь к выборам, игнорирует претензии Евросоюза, что ведет к дальнейшей эскалации, которая, в свою очередь, так или иначе вынудит Белый дом искать новые пути решения проблемы. Однако уже когда Трамп выиграет выборы. Третий срок, понятное дело, ему не светит, так почему бы не отбросить гордость и не избежать глобальных экономических потрясений.

Четвертый. Следует рассмотреть и возможность поражения Трампа на предстоящих выборах. Что будет, если их выиграет тот же экс-вице-президент Джо Байден, чей рейтинг выше, нежели у действующего хозяина Овального кабинета? Скорее всего, после победы на выборах президент-демократ начнет активно работать над откатом американо-иранских отношений до уровня, который был при президенстве его друга Барака Обамы. Хотя такой откат Штатам обойдется недешево, потому как Вашингтону нужно будет утихомирить иранских аятолл, как-то компенсировав потери от действий Трампа.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров