вторник, 22 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Дешевые решения: Зачем Путин начинает холодную войну в Африке Генсеки в своем безумном стремлении "владеть миром" разорили и погубили ту "Великую страну", которой бредит новейший кремлевский мечтатель

Приключения российских политтехнологов и интернет-троллей на родине человечества привлекают все больше внимания мировой общественности. Их следы выразительно проступают по обе стороны экватора и по обе стороны Сахары – Мадагаскар, Судан, Центрально-африканская Республика, Сенегал, Ливия.

Специалисты отмечают необыкновенную концентрацию «российского присутствия» на Черном континенте и гадают, что бы это значило. Среди рабочих гипотез – попытка «подвинуть» Китай и США в регионе, расширить доступ к полезным ископаемым, коими богат континент. Но есть версии, которые рассматривают эти рациональные цели как паллиатив, а основная задача – сеять хаос. А также осваивать (пилить) государственные средства, выделяемые по статье «расширение влияния России в мире».

Делать это в Африке – сеять и пилить – гораздо удобнее и проще, чем в каких-нибудь США и европах. Вмешательство в выборы в США в 2016 г. стало чем-то вроде промо-акции Агентства интернет-исследований/Федерального агентства новостей – оно показало, что может. Также некоторые менее заметные победы российские «информтехнологи» сумели приписать себе в Европе. Но проблема в том, что настоящие достижения «технологов» в уютной части мира, возможно, не так велики, как им охотно приписывают по обе стороны российской границы. А еще в том, что во второй (а также третий, четвертый и т.д.) раз у них это уже не получается. Спецслужбы США утверждают, что сумели полностью блокировать работу российских ботов во время выборов в Конгресс. Беспечные европейцы также зашевелились и пообещали «серьезные последствия» в случае попыток манипуляции на выборах. При всем европейском равнодушии к тому, что совершается «не у них», можно не сомневаться, что в случае доказанного вмешательства в их дела, ответственный понесет убытки. Большие убытки.

В общем, работать непосредственно «в тылу врага» для «технологов» становится сложно и опасно. Поэтому они охотно переносят свою деятельность «на периферию» – в Африку. Здесь тоже вполне можно «воевать с Западом». Доказано СССР.

То, что мы наблюдаем сейчас – воспроизведение прошлого современными методами. Все та же холодная война, которая велась между СССР и Западом всеми доступными методами по всему миру. Пока массы трепетали перед бомбой и повторяли мантру «лишь бы не было войны», война благоденствовала, разрасталась и с аппетитом хрустела «человеческим материалом».

Она велась, конечно, не на территории главных воюющих держав, а в третьем мире – в Азии, Африке и Южной Америке. И выглядела вполне локально и самобытно в каждом конкретном случае: у племен, вырезающих друг друга по этническому принципу, у партизан, ведущих свою праведную герилью, у религиозных фанатиков, мечтающих о мировом халифате – у всех были свои убеждения, свой повод браться за автомат. И это зачастую был автомат Калашникова, полученный в качестве «помощи» от далеких «благодетелей». И зачастую можно было не сомневаться, что у другой стороны тоже есть автомат – М-16. Супердержавы, конечно, иногда и лично влезали в неприятности – кто во Вьетнам, кто в Афганистан. Но предпочтение все же отдавалось «дружеской поддержке» и «партнерству» с теми, кто вел «свою войну» в своих регионах. Мир, напомню, в то время был большой шахматной доской, за которой играли два игрока.

С тех пор – мы имели право надеяться – что-то изменилось. Клеточки потеряли яркость и контрастность. Игроков стало больше, некоторые из них вовсе не играют в шахматы, предпочитая иные форматы. Можно было бы предполагать, что та, возможно, захватывающая, но очень уж тревожная партия, в которой на кону стояло само выживание человечества, а любой неосторожный ход мог привести к Армагеддону, заброшена навсегда.

На самом деле, так оно и есть – для ТОЙ партии уже нет ни игроков, ни фигур, ни даже доски, да и ставка поблекла перед лицом новых вызовов и новых сценариев Армагеддона, не менее реалистичных, чем ядерная катастрофа. Но «можем повторить» стало девизом нынешнего кремлевского руководства, на котором оно основывает и свою внутреннюю идеологию, и свои претензии на «расширение влияния в мире».

В своей нынешней идеологии Россия не представляет собой ничего нового и оригинального – она по-прежнему «воюет с Западом».

Это глобальная война, которая не ограничивается вооруженными конфликтами в Сирии, Украине, Грузии, где участие России ничем или почти ничем не прикрыто, и где ее вмешательство официально обосновывается «стратегическими интересами» и «необходимостью противостоять западной экспансии». Это не только «ихтамнеты», следы и трупы которых находят в разных частях света. Это также подспудные попытки манипулировать общественным мнением, шельмование информационных потоков, раскачивание эмоций, повышение децибелов информационного шума до таких показателей, при которых значимая информация не может пробиться к реципиенту, а рациональное восприятие становится невозможным.

Надо отдать им должное – иногда у них здорово получается. И этим новым форматом войны мы обязаны именно России – не она придумала интернет, не она придумала веб2.0, но именно ей удалось превратить это все в оружие и перевести холодную войну в новый, поистине «холодный» формат. Формат, по-своему более эффективный и менее затратный – если СССР приходилось работать с диктаторами, вооружать банды головорезов, холить и лелеять дипломатов и агентурные сети, то теперь львиную долю работы делают условные «ольгинские», работающие с общественным мнением. Тролли – не шпионы, которых нужно учить, тренировать, накачивать и постоянно проверять. Они не предназначены для тонкой подрывной работы. Они бьют по площадям и в их работе нет ничего «тонкого» – напротив, чем абсурднее то, что они говорят и делают, тем лучше. Их главная задача – генерировать шум и сеять хаос. А уж под таким прикрытием и профессионалам легче работать.

Но даже если профессионалы все равно терпят фиаско или оказывается, что настоящей целью были не «стратегические интересы России в регионе», а деловые интересы отдельного представителя кремлевской команды, усилия «ольгинских» не пропадают даром. Именно это делает информационную войну такой привлекательной для тех, кто ее ведет: даже если на ней украдут и распилят, цель будет достигнута. Ведь цель – смятение, тотальное недоверие, накаленные страсти. Ситуация, при которой одного легкого толчка довольно, чтобы латентный социальный конфликт перешел в восстание и резню.

Для такой «войны с Западом» Африка – прекрасный плацдарм. Это даже лучше, чем американские выборы или выборы в Европарламент. Тут и работать сложнее, и результат меньше. Дестабилизация Африки дает сразу весьма ощутимые последствия – от повышения цен на полезные ископаемые до моментальной гуманитарной катастрофы и лавины беженцев. Которые, само собой, не поедут в холодный Тобольск, а потянутся к уютным берегам Италии, Греции, Франции.

Самый главный вопрос, который, кажется, мучает западных коллег и их читателей-зрителей – для чего в Кремле это делают? Зачем эта реанимация холодной войны на новом технологическом уровне?

Версии, конечно, есть – ресурсы, цены на нефть, сбыт оружия и т. д. И противостояние Западу, само собой. Многие верят в то, что Путин не воспринимает западный либерализм, что он лично является носителем консервативных ценностей, «на том стоит и не может иначе» – это и является причиной его непримиримой борьбы с Западом во всем мире. То есть, это «высокая» война – война мировоззрений, битва небесных воинств.

Запад оказывается заложником собственных иллюзий. К коим относятся и «ценности», и необходимость всему найти рациональные объяснения.

Настоящая причина, по которой Кремль мутит воды мирового океана, – деловые интересы отдельных кремлевских игроков, которые научились играть и выигрывать на главной слабости своего лидера. На мечте о «Великой стране», которая «играла миром». На его реконструкторском запале – если не восстановить СССР, то хотя бы подражать ему. На мечте мальчика, который хотел вырасти и стать генсеком.

Генсеки, если помните, в своем безумном стремлении «владеть миром» разорили и погубили ту «Великую страну», которой бредит новейший кремлевский мечтатель. У него нет средств, чтобы играть миром, но у него все еще есть кнопки, способные обвалить ситуацию там, где она и сама на ладан дышит. Те средства, которыми Кремль ведет свою нынешнюю холодную войну, – дешевые решения. В этом их прелесть и сила. В этом же их главный недостаток: как и все дешевые решения, они недолговечны, как бумажные стаканчики.


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров