вторник, 19 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Агитка для Медведчука: Как Путин в шахматы пытался выиграть Украину у Обамы Даже в воображении пропагандистов Кремля идея о «братстве» с Украиной после пяти лет войны кажется странной. Но Владимир Путин уже давно поселился в другой реальности

Фильм оскароносного Оливера Стоуна «В борьбе за Украину», на самом деле, не стоит того, чтобы о нем говорить. По большому счету, это предвыборная агитка Виктора Медведчука с ним самим и Оксаной Марченко в главной роли.

В этой агитке еще раз повторены все пропагандистские клише о «внешнем управлении Украиной из Вашингтона», «сознательном провоцировании гражданского конфликта в Украине командой Хиллари Клинтон» и массе других химер, которых в изобилии можно было насмотреться в предыдущем творении Стоуна, сериале «Интервью с Путиным».

Только на этот раз большинство откровений наговаривает не российский президент, а его украинский кум. Который потом же «презентует фильм в Италии, демонстрируя белый костюм на фоне негусто заполненного зрительного зала. Поможет ли все это «Оппозиционной платформе – За жизнь» набрать больше процентов на парламентских выборах, сказать сложно. Тем более, что показывать шедевр будут 19 июля на России, а не в Украине. Хотя в том, что вся история улучшила благосостояние как Оливера Стоуна, так и части итальянских кинокритиков, сомневаться не приходится.

Но есть во всем этом тривиальном, убогом и неоригинальном агитпродукте когда-то неплохого режиссера один заслуживающий внимания момент (по крайней мере, для любителей подобного жанра) – новые большие куски прямой речи российского президента Владимира Путина, в которых он ретранслирует несколько интересных месседжей.

Первый из них – о том, что Барак Обама не выполнил какие-то гипотетические обещания, которые якобы дал Путину во время телефонного разговора, состоявшегося после начала Майдана, но перед окончательным концом режима Януковича и побегом последнего на Россию.

«Во всяком случае, могу сказать, что наши договоренности, которые были достигнуты в этом телефонном разговоре, с американской стороны не были выполнены», – рассказал Путин Стоуну, не вдаваясь в природу этих обещаний из-за «конфиденциального характера» разговора с американским президентом.

Впрочем, суть этого разговора в свое время передал глава российского МИД Сергей Лавров, который утверждал, что президент США призвал Путина «не вмешиваться» в переговоры Януковича с оппозицией. Что якобы дало российской стороне причины считать, что в случае соглашения между Януковичем и оппозицией Вашингтон поможет сохранить теперь уже экс-президенту пост лидера страны.

Можно было бы предположить, что все это классическая для Москвы позиция из разряда «наши интересы не учли, мы на всех обиделись и растоптали международное право и чужой суверенитет».

Но более вероятной, глядя на стареющего Путина, который с видимым усилием сосредотачивается на разговоре со Стоуном, почему-то представляется другая версия. Он действительно верит, что выход Украины из российской геополитической орбиты был «делом рук Вашингтона». И что там одним взмахом руки могли остановить хоть Оранжевую революцию, хоть Революцию достоинства. Могли, но не захотели. Как не сместили в свое время Саакашвили с поста президента Грузии, когда тот же Лавров назвал это единственным условием прекращения российской агрессии против Грузии в 2008 году, в момент, когда российская бронетехника стремительно приближалась к грузинским границам.

Другой интересный момент в интервью Путина Оливеру Стоуну – это заявление о том, что Россия неизбежно сблизится с Украиной и достигнет «союзнических» отношений. «Сближение неизбежно. Во всяком случае неизбежно строительство нормальных, дружеских, я бы даже сказал больше, чем дружеских – союзнических отношений», – заявил российский президент. Чем, кажется, удивил привычных, казалось бы, ко всему российских журналистов. Даже в воображении пропагандистов Кремля идея о «братстве» после пяти лет войны кажется странной.

Но Владимир Путин уже давно поселился в другой реальности. И «союзнические отношения» с Украиной для него – это не примирение между народами, не возвращение Крыма и не вывод войск из Донбасса. Это возможность вытеснить мнимое «американское управление» из Киева и вернуть российское. Прямое и до боли ощутимое. В воображении Владимира Путина осталась лишь колоссальная геополитическая шахматная партия между Россией и США. В которой все остальные государства мира – лишь пустые клетки, управляемые одним из двух игроков. Точнее, скорее одним, потому что подконтрольных России клеток почти не осталось. Но Путину все еще хочется верить в чудо. Которого, будем надеяться, не случится.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров