вторник, 22 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сигнал Путину из Гааги: Сколько еще проживет Гиркин-Стрелков Часть правящей в России «тусовки» хотела бы отползти от дряхлеющего царя. И безопасный маршрут такой миграции – саботаж, в том числе в форме сдачи исполнителей теракта против МН17

Итак, почти пять лет спустя нидерландское правосудие, наконец, предъявило обвинение лицам (стоит надеяться – только первым из них), причастным к уничтожению в июле 2014 г. рейса МН17 над Донбассом.

Гаагская четверка

Из ранее известных имен на пресс-конференции в Утрехте прозвучали данные ГРУшника и любителя квадроциклов Сергея Дубинского по кличке Хмурый (какое у него было или есть гражданство – неясно). А также – гражданина РФ Игоря Гиркина (Стрелкова), по его и других рассказам, сотрудника ФСБ и соучастника многих военных преступлений в Европе и на постсоветском пространстве. Также это ранее не упоминавшийся россиянин Олег Пулатов и «украинец» Леонид Харченко. По словам генерального прокурора королевства Фреда Вестербеке, сами эти люди не стреляли по самолету, но они организовали доставку вооружения, поэтому теперь их считают подозреваемыми. «Никто из них не нажал кнопку сам, но они тесно сотрудничали с целью доставки вооружения, поэтому их можно считать подозреваемыми в том, что они причастны к сбиванию МН17», – сказал Вестербеке.

Любопытно здесь то, что Игорю Гиркину не удалось спрятаться за личиной подставного клоуна, вроде печальной памяти Бабая. Хотя бы потому, что (судя по прозвучавшей на пресс-конференции записи) его непосредственный начальник Александр Бородай, в свое время тоже сотрудник ФСБ и АП РФ, обсуждал с творческим руководителем кровавого донбасского спектакля доставку «Бука» на территорию Украины, сообщая о своих согласованиях этого вопроса с российскими военными.

Правда, на вал требований прокомментировать предъявление обвинения прячущийся в Москве (причем, как выяснило следствие, не по месту прописки) Игорь Гиркин отреагировал странно: он продолжает твердить, что «ополчение» по МН17 не стреляло, делая, таким образом, жирный намек на собственно официальных российских военнослужащих. Притом что он, вполне возможно, прав, подобный перевод стрелок может стоить дорого самому Гиркину, от которого начальство до сих пор по каким-то причинам не избавилось. Ведь его явно хранили про запас на случай выдачи голландцам, а теперь такой финт кажется еще более опасным, нежели ранее.

Конечно, на данный момент многие разочарованы – ведь ясно, что все официальные подозреваемые не более чем «шестерки», и мы пока не услышали имен российских военных и политических руководителей, ответственных за смерть 298 пассажиров МН17, хотя все цепочки принятия решений давно прочерчены. Можно говорить о скрупулезном следовании букве закона, а можно – о политических факторах, проще говоря, о страхах нидерландского руководства как перед утратой российских инвестиций (сколь бы сомнительными ни были их источники), так и перед мстительностью террористического режима в Кремле. Тем не менее лиха беда начало – и, кстати, не факт, что следствие уже смирилось с версией о том, что криворукие «ополченцы» элементарно ошиблись самолетом. Намеки на то, что дискуссия о том, чего хотели добиться россияне, все еще идет, мелькали в ходе презентации.

Так, Вестербеке указал, что, согласно уголовному законодательству Нидерландов, если даже человек не присутствовал при совершении преступления, но был причастен к нему, он также является виновным.

«Поэтому эти четверо подозреваемых будут привлечены к ответственности за крушение самолета и за причастность к смерти пассажиров по статье 162 Уголовного кодекса Нидерландов», – пояснил главный прокурор.

Вестербеке отметил, что при принятии решения о привлечении данных лиц к ответственности будет учтен военный конфликт, происходивший на Донбассе. «Есть версия, что хотели сбить военный самолет, а не пассажирский. Даже если план был такой, мы все равно будем преследовать их за сбивание МН17. То, что они хотели совершить и что совершили на самом деле, будет определено судом», – подчеркнул он. На этих людей будет выдан международный ордер на арест, они будут объявлены в международный розыск, а предъявляют им обвинения в убийстве.

В презентации был сделан акцент на том, что названы имена не всех, кому предъявят обвинение, и количество обвиняемых может вырасти. Да и расследование не заканчивается. Но теперь по этому делу должен заработать уголовный суд Схипхола (это огромный полицейский комплекс под усиленной охраной). Суд над подозреваемыми в трагедии рейса МН17 начнется в 10 утра 9 марта 2020 г. в Гааге – независимо от их явки.

Суд над Россией

Правда, зачем тянуть еще почти год — неясно. Похоже, в Гааге ждут предложений со стороны России – в первую очередь признания ответственности и выплаты компенсаций, как минимум сравнимых с ливийскими контрибуциями за сбитый рейс над Локерби. Некое поле для маневра следователи Путину оставили – у нас, мол, пока нет всей информации, Россия предоставляла неполные данные, что, конечно, может означать все что угодно. Украина, как известно, оперативно объявила в розыск всех подозреваемых, в первую очередь это касается гражданина Украины Харченко, который, естественно, находится на оккупированной территории (или, что весьма возможно, на том свете).

Расширение круга подозреваемых, о котором шла речь выше, вероятно, синхронизировано с докладом исследовательской группы Bellingcat – это еще 12 человек. Там тоже нет ничего особенно нового – по крайней мере, для украинской аудитории. Так, в Bellingcat уточнили, что к этим выводам они пришли на основании анализа прослушек, обнародованных СБУ и Совместной следственной группой (ССГ) во главе с Нидерландами. Так, эксперты считают, что Игорь Гиркин знал о переброске «Бука» и тесно сотрудничал с ответственными за его передвижения на оккупированной территории.

Что касается «генерала» Дубинского, то он просил доставить «Бук» для противодействия украинской авиации. Предполагается, что он координировал передвижение ракетного комплекса 17 июня, в день катастрофы MH17, а также принимал участие в обратной переброске его на территорию России. Предполагается, что фотографировавшийся в своем купленном за кровавые деньги особняке на юге России Хмурый сыграл ключевую роль в решении сбить самолет, приняв его за военное судно.

Примечательно, что кроме нескольких российских военных преступников (Гилазова, Шарпова и прочих), расследование включило роли и функции известных бандитских вожаков – перебежчика Александра Ходаковского и садиста Игоря Безлера, первый из которых ранее пытался заигрывать с украинским правительством. Похоже, что оба вскоре окажутся в списке обвиняемых и их жизненные перспективы станут крайне туманными.

Вряд ли они смогут прибыть в Схипхол, как на то надеется наивный Фред Вестербеке, разве что Путин пришлет их в пломбированном контейнере. Но вот тайно вступить в контакт со следователями, пытаясь смягчить свою участь информацией о роли Владислава Суркова, Сергея Шойгу и Владимира Путина в организации военных преступлений на территории Украины и террористических актов в ее воздушном пространстве, эти персонажи могут. Тот же Гиркин не зря заслужил звание «беглокомандующего» своими слезливыми истериками и самооправданиями.

Вопрос, конечно, в том, нужны ли они самим голландцам и некоторым другим пострадавшим странам, побаивающимся российских козней и до сих пор стесняющимся назвать войну – войной, а терроризм – терроризмом. Впрочем, россиянам, виновным в массовом убийстве над Донбассом, сегодня есть о чем беспокоиться и кроме объявленного нидерландского суда. Который, как бы ни юлили европейские страны, станет судом над преступным российским государством.

Так, в 2016 г. австралийская юридическая фирма LHD подала иск против России и российского президента Владимира Путина в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) от имени родственников жертв рейса MH17. Что вряд ли случайно, иск, в котором РФ и Владимир Путин указываются в качестве ответчика и который требует компенсацию размере $10 млн за каждого пассажира, был подан 9 мая.

А 21 декабря 2017 г. окружной суд Северного округа Иллинойса обязал бывшего «министра обороны» террористической организации «ДНР» Игоря Гиркина выплатить $400 млн родственникам 25 жертв крушения рейса MH17 (об этом сообщала нидерландская телепрограмма ZEMBLA, которая выходит на телеканале NPO2). Причем 10 из 25 погибших, родственники которых подали иск, были голландцами. Суд вынес приговоры 21 декабря.

По словам Флойда Виснера, адвоката группы родственников, каждому истцу присудили $10 млн в качестве моральной компенсации и еще $10 млн в качестве компенсации причиненного им ущерба. Разумеется, вероятность того, что родственники смогут получить эти деньги, фактически равна нулю. Но, по мнению Виснера, это дело не так о деньгах, как о справедливости для семей. «Мы хотим внимания на мировой арене к делу и к тем, кто несет ответственность за эту страшную трагедию», – подчеркнул Виснер.

На очереди Варшава

По драме 19 июня можно предварительно констатировать, что первый раунд закулисных переговоров о компенсациях, о котором поговаривали несколько месяцев назад, провалился. Партия войны в Москве настояла на своем. Да и Путин, по-видимому, побаивается, что его и его родственников, уж было пустивших корни в Нидерландах, где у кремлевского криминального синдиката припрятано немало денег, замаскированных под капиталы ручных олигархов, перестанут пускать на эту «землю обетованную». Вероятно, российские «стратеги» считали, что голландцы вообще не решатся делать следующий шаг – НАТО расшатано, Трамп ненадежен, наемные убийцы Путина шуршат по всей Европе, в самих Нидерландах процветают агенты влияния России – куда им!

Но, похоже, просчитались – и стоит вспомнить о шпионских скандалах прошлого года, чтобы понять, что подвигнуть Нидерланды на этакую смелость могло крайнее возмущение. Резонанс совершенного россиянами теракта продолжает оставаться огромным, родственники жертв (в отличие от той же Малайзии, чье правительство флиртует с Россией, пытаясь сменять жизни своих граждан и пальмовое масло на боевые самолеты) требуют справедливости и оказывают политическое давление. Кроме того, после проигранных российскими марионетками выборов в Европарламент западные европейцы могут немного расслабиться и поглубже воткнуть перед российским медведем красные флажки загонной охоты.

Несомненно, сегодня кажется, что все эти обвинения и суды (тем более, через год) режиму Путина, пусть и сидящему ныне на еже социальных и электоральных протестов, что слону дробина. И единственное, чего от него можно ожидать, – это очередной эскалации на Донбассе, терактов как на территории Украины, так и в самих странах ЕС. Но недавнее слезное интервью Виктора Вексельберга указывает на другое настроение в российских элитах. Состоящих, по существу, из разного уровня кошельков Путина — причем в его «бассейн» сливаются трубы не только от «приличных» олигархов, но и от наркомафии, от похоронной мафии, от РПЦ и из других ветвей синдиката.

Похоже, что часть правящей в России «тусовки» подает довольно активные сигналы о том, что хотела бы отползти от дряхлеющего царя и его комнатных блаженных – того же Патрушева. И безопасный маршрут такой миграции – это саботаж, в том числе в форме сдачи исполнителей хоть и по частям, но со всеми потрохами. Несмотря на всю запуганность, такие возможности у «системных либералов» имеются: это показали и недавние волнения в Екатеринбурге и в Москве, и еретические заявления части путинских сановников на Петербургском форуме, и странная ситуация с приближающимися в сентябре местными выборами.

И ведь если не поторопиться – теперь можно не сомневаться, что поляки воспользуются прецедентом МН17 для возобновления процесса по делу о гибели Леха Качиньского. А к полякам теперь внимательно прислушивается Дональд Трамп. Не замешкают и британцы с многочисленными случаями совершенных россиянами терактов на своей территории – тем более что лидером политических симпатий в Великобритании стал «профессиональный русофоб» Борис Джонсон.

Поэтому пресс-конференция в Утрехте – это первый заход с шестерок в торге, который, наконец, перешел в публичную плоскость.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров