вторник, 25 февраля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Подарок Трампу: Что попросит Путин за голову Мадуро За месяц до рандеву Трампа и Путина на японских берегах Россия вдруг начала демонстрировать свое стремление в налаживанию отношений

Американская газета The Wall Street Journal, ссылаясь на источники в российском Министерстве обороны, сообщила о масштабном сокращении количества – с тысячи с лишним до примерно дюжины – военных советников и специалистов из военно-гражданской технической госкомпании «Ростех». В Москве эту информацию яростно опровергают. Так, посол РФ в Венесуэле Владимир Заемский уверяет, что работа продолжается в полном объеме – в рамках имеющихся обязательств у России перед режимом Николаса Мадуро.

В то же время WSJ утверждает, что Москва проанализировала текущую ситуацию относительно перспектив Мадуро удержаться у власти. И пришла к выводу, отталкиваясь от оказываемого на лидера Венесуэлы давления с двух сторон – со стороны и.о. президента Хуана Гуайдо и его союзников в лице Группы Лимы и США, что дела преемника Уго Чавеса крайне плохи. Мол, поэтому «Ростех» решила «эвакуировать» своих сотрудников, чтобы не усугублять положение.

Если учесть, что прошедшие 30 мая в Осло переговоры представителей Мадуро и Гуайдо закончились ничем, то такой вывод верен. Отсутствие каких-либо договоренностей, которые могли бы заложить предпосылки для разрешения кризиса, ведет к усилению того самого давления на Каракас со стороны Вашингтона и его партнеров. В условиях стремительно мелеющей казны как у Мадуро, так и у Кремля, который подкармливает не только его режим, сторонникам венесуэльского лидера будет все сложнее удерживаться на плаву. Так или иначе Гуайдо и его сторонники одержат верх, а Мадуро ожидает крах и международный суд или соседство с Виктором Януковичем. Это дело времени.

Газета, тем не менее, несколько приукрашивает ситуацию, преподнося решение Москвы как безоговорочную победу Вашингтона. Не стоит забывать и о том, что подобный маневр вполне соответствует интересам Кремля и не является чем-то из ряда вон выходящим для модели его поведения на международной арене. Как, отметим, и реакция российского посла, за которой соблазнительно видеть попытку сохранить лицо.

К разного рода переговорам Москва традиционно использует два принципиальных (чтобы не сказать – шаблонных) подхода. Если пасьянс складывается так, что российская сторона имеет возможность усилить свою переговорную позицию посредством очередной войны/конфликта/кризиса, то будьте уверены, что она это сделает. Если же обстоятельства складывают не в пользу Москвы, а коридор для маневров узок, то РФ демонстрирует пластичность и готовность к нормализации отношений. И эвакуация «ростеховцев» – как раз второй вариант. Расчет Кремля здесь, очевидно, строится на том, что такая уступчивость позволит ему заработать несколько переговорных очков, пока еще это возможно – т. е. пока в режиме Мадуро еще теплится жизнь.

Момент для вывода военных советников и «технарей» выбран очень точно – меньше месяца осталось до саммита «Большой двадцатки», который состоится в японской Осаке 28-29 июня. И на его полях запланирована встреча Трампа и Путина. Президент США еще 14 мая подтвердил, что готовится пообщаться с российским коллегой. Последнему она очень нужна, потому Кремль прилагает максимум усилий, чтобы встреча не сорвалась, а для этого нужно чем-то пожертвовать. Не ферзем конечно, но слоном или конем.

Предположим, вспоминая боевых слонов персов, что первая фигура — это Иран. Права на эту фигуру у Кремля минимальны, она достаточно самостоятельна. Но это не мешает России попытаться слить Тегеран Штатам. И как тут не вспомнить срочный визит госсекретаря Майка Помпео в Сочи, где он 14 мая повидался и с Путиным, и с главой МИД РФ Сергеем Лавровым? На фоне завершения расследования «российского дела» спецпрокурором Робертом Мюллером, переданного затем в разработку Конгрессом, Белому дому очень нужна внешнеполитическая победа в формате жестких переговоров с Москвой. И ее могут обеспечить или Иран, или Венесуэла.

Повторимся: на Тегеран Россия имеет крайне ограниченное влияние. Тем более что новая война на Ближнем Востоке никому не нужна, а Иран в положении изгоя устраивает всех без исключения, кроме него самого. Потому выбор Кремля очевиден – слить венесуэльский режим, пока еще можно на этом заработать.

Фактически за месяц до рандеву Трампа и Путина на японских берегах Россия демонстрирует свое стремление к миру и налаживанию отношений: «Мы вас уважили, вот вам знак нашей доброй воли. Может, обсудим ослабление санкций?».

Что это значит для самой Венесуэлы, понятно. Для России? Да, это надежда на гамбит, который может, впрочем, не состояться. И присутствие Москвы в Латинской Америке, а если точнее – на заднем дворе Соединенных Штатов – очень сильно снизится. Правда, еще остается Куба. Но над Островом Свободы небо тоже не безоблачное, поскольку для Вашингтона Куба в большей степени ценна, чем Венесуэла. Если (или когда) Путин сольет Мадуро, Гавана по факту останется единственным антиамериканским режимом в регионе. После сдачи Венесуэлы доверие к Москве упадет, а за ним и «акции» российского покровительства.

После запущенной еще Бараком Обамой волны потепления, которую Трамп сначала несколько остудил, но затем подогрел ради электората из Майами, он же снова ради голосов Апельсинового штата перед президентскими выборами может пойти штурмом на коммунистическое руководство Кубы, от которого и бежали в свое время проживающие ныне в Флориде кубинские американцы. И придраться у Белого дома есть к чему – кубинцы оказывали режиму Мадуро военную и техническую поддержку.

Так что речь идет не только о переформатировании власти в Венесуэле и добровольном ослаблении РФ, но и о переформатировании общей картины в регионе. И, кстати, далеко не факт, что Кремль, идя на это, что-нибудь выторгует у Трампа в Осаке, поскольку американская сторона может попросту воспринять подношение Путина как должное.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров