суббота, 23 марта 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Чем «большой пакет» Додона грозит Украине Молдове отводится роль полигона. Если предложенная модель будет принята основными игроками, то ее вполне могут применить и по отношению к Украине

На днях на сайте президента Молдовы Игоря Додона был опубликован документ под названием «Большой пакет для Молдовы». Слухи о том, что в президентской канцелярии разрабатывается некий концепт, в котором будет представлена модель решения приднестровского вопроса, бродили уже давно. Среди причастных к его разработке называли и бывшего министра иностранных дел непризнанной ПМР Валерия Лицкая, и путинского спецпредставителя по развитию торгово-экономических отношений с Молдовой Дмитрия Козака. Кстати, назначение последнего в июле прошлого года на должность вместо Дмитрия Рогозина, объявленного Кишиневом персоной нон грата, уже вызвало подозрение, что Москва готовит Молдове второй «меморандум Козака». Первый, как мы помним, появился в 2003 г. и содержал план реинтеграции Приднестровья путем федерализации Молдовы.

Меморандум Козака 2.0?

В феврале Игорь Додон, по сообщениям молдавских СМИ, представил «Большой пакет» на Мюнхенской конференции по безопасности. Правда, оппоненты молдавского президента отмечали, что его имя отсутствовало среди приглашенных на конференцию, а презентация концепта прошла в узком кругу. В конечном итоге была озвучена версия, что «Большой пакет» был рассмотрен «на полях».

Тем не менее, отсутствие документа порождало различные версии. Незадолго до парламентских выборов лидеры правооппозиционного блока ACUM заявили, что Додон представил в Мюнхене план федерализации Молдовы. Кандидат от блока ACUM Игорь Мунтяну на своей странице в Facebook написал, что это «план, вдохновленный Россией, по федерализации Молдовы. Он противоречит Конституции РМ и провозглашает «равенство двух государств». Документ преследует цель «приднестровизации» Молдовы».

Через неделю после парламентских выборов «Большой пакет» был опубликован на президентском сайте. Почему он появился именно сейчас, а не, скажем, до выборов, что было бы вполне логично?

Версия, которая выглядит наиболее близкой к истине, – «Большой пакет» готовился под победу социалистов на парламентских выборах. Социологические опросы прочили ПСРМ до 40% голосов, что вкупе с депутатами от мажоритарных округов давало надежду на формирование социалистами правительства. Додон в его нынешнем качестве не обладает достаточными полномочиями для самостоятельных действий как во внутренней, так и во внешней политике. Пределы его реальных полномочий определяются волей лидера Демократической партии Влада Плахотнюка. И вполне естественно желание молдавского президента выйти из-под опеки олигарха. Выборы могли дать такой шанс. Но их результаты вряд ли могут удовлетворить социалистов. Несмотря на то что им удалось получить большинство мандатов в парламенте, их явно недостаточно, чтобы сформировать социалистическое правительство. А раз так, то и «Большой пакет» можно вывести из тени.

Что бросается в глаза при прочтении документа, так это обилие декларативных заявлений при отсутствии конкретики. Суть предложенных трех сценариев проста: сохранение статус-кво вредит развитию страны, постоянные метания между Западом и Востоком чреваты рецидивом вооруженного конфликта, поэтому единственный выход – «политический диалог как внутри страны, так и на международном уровне». Вместо концепции «или-или» предлагается концепция «и-и». То есть и Запад, и Восток, и Соглашение об ассоциации с ЕС, и Соглашение о свободной торговле в СНГ.

Чем предполагается наполнить этот диалог? Прежде всего, достижением международного консенсуса. Для этой цели в 2020 г. предполагается созыв Международной политической конференции по Молдове, на которой будет разработана модель приднестровского урегулирования. Затем последует постконфликтный период длиной 10–15 лет, в ходе которого интегрированная Молдова будет пользоваться средствами международного Фонда содействия и постконфликтного развития.

Двусмысленно и невнятно

Основные позиции здесь таковы. Во-первых, нейтралитет Молдовы. «Мы рассматриваем международно признанный статус постоянного нейтралитета Молдовы как базовое условие нашей национальной, энергетической, информационной безопасности, а также условие устойчивого и стабильного развития государства», – говорится в документе. Слово «нейтралитет» встречается в «Большом пакете» постоянно. Заметим, что Республика Молдова является нейтральным государством согласно конституции. Но этого, видно, недостаточно разработчикам документа. Одним из ориентиров консенсуса является международное признание статуса постоянного нейтралитета Молдовы (в виде Резолюции Генассамблеи ООН или СБ ООН).

Во-вторых, «Республика Молдова – это перспективная возможность выстраивания стратегического диалога Россия-ЕС в новых исторических условиях». За счет Молдовы и решения приднестровского вопроса предлагается наладить отношения Востока и Запада, России и Евросоюза.

В-третьих, о выводе российских войск из Приднестровья совсем невнятно: «трансформация миротворческой операции в Молдове исключительно в рамках политического урегулирования приднестровской проблемы». Исключительно – это как раз и есть основное условие Москвы, которая ставит вывод своих войск и трансформацию миротворческой миссии в зависимость от политического урегулирования приднестровской проблемы. «Утром деньги – вечером стулья». Иными словами, русские войска будут на территории Приднестровья до политического урегулирования, то есть как минимум еще 10-15 лет «постконфликтного периода».

В-четвертых, о федерализации в самом концепте ни слова. Напротив, один из ориентиров консенсуса: «Республика Молдова – единое, демократическое, правовое, нейтральное, многонациональное государство». Заметим, что о многонациональности, как и о нейтралитете, в документе говорится неоднократно. Из чего напрашивается логический вывод – вопрос о статусе русского языка «как языка межнационального общения» хоть и вынесен за скобки, но все-таки держится в уме.

И наконец, самое главное, делающее этот документ важным для Украины, содержится в примечании: «Молдавский проект может служить основой выстраивания поэтапного мирного процесса по урегулированию конфликтной ситуации на территории Украины». То, что российская агрессия названа «конфликтной ситуацией», никого смущать не должно. Концепт «Большого пакета» не мог бы появиться без благословения Москвы. Более того, анализ концепта позволяет говорить о том, что перед нами очередная попытка России сделать шаг на пути к «Ялте-2», формированию системы миропорядка с разделением на сферы влияния, где судьба третьих стран будет решаться путем договоренностей между великими державами, к каковым Россия причисляет и себя.

Молдове в рамках этого концепта отводится роль полигона. Если предложенная модель будет принята основными игроками, а именно США и ЕС (позиция России ясна априори), то ее вполне можно будет применить и по отношению к Украине. Кстати, говорят, что презентация на полях Мюнхенской конференции была не единственным мероприятием. Представители Додона пытались зондировать и позицию отдельных государств, в частности США, но не получили должной поддержки.

Модель для Украины

Как, по аналогии, должна выглядеть модель «Большого пакета» для Украины?

Для начала созыв большой конференции ради поиска международного консенсуса. И тут поневоле просматривается совпадение с проектом «Будапешт плюс», продвигаемым Юлией Тимошенко. Напомню, что этот кандидат в президенты неоднократно заявляла о необходимости вновь обратиться к Будапештскому меморандуму, который гарантировал территориальную целостность Украины в обмен на сохранность границ. Страны – гаранты Будапештского меморандума: США, Великобритания, Россия, Франция и Китай. Если до этого «Будапешт плюс» критиковали скорее как несбыточные мечтания (как можно решать вопрос о сохранении украинских границ с тем, кто эти границы брутально нарушил), то в свете «Большого пакета» идея Тимошенко выглядит весьма логично: великие державы будут решать судьбу Украины.

Что в таком случае может быть ценой за урегулирование «конфликтной ситуации на территории Украины»?

1. Нейтралитет, возможно, международно гарантированный на уровне ООН. Иллюзия безопасности, ибо нейтральный статус – не гарантия от посягательств агрессора, достаточно примера Бельгии в двух мировых войнах. Но именно этот статус перекроет для Украины путь ко вступлению в НАТО, а это один из главных раздражителей и страхов российского руководства.

2. Возврат к политике многовекторности, получение выгоды от сотрудничества как с Россией, так и с ЕС. Пресловутая идея Украины как моста между Востоком и Западом, которую активно продвигали в период Януковича. К слову сказать, обанкротившаяся. По сути дела, остановка курса на евроинтеграцию.

3. «Межнациональный мир». Ведь с точки зрения Москвы, в Украине ущемляют русских и русскоязычных. В этих условиях логичным выглядело бы определение статуса русского языка, сворачивание политики украинизации культурного контента, снятие ограничений на трансляцию российских каналов и российские социальные сети и т. д. В итоге – возврат к ситуации до 2013 г.

4. Федерализация пока за скобками. Но только пока. Возможно, речь пойдет о каком-либо особом статусе.

Конечный итог этой стратегии – превращение как Украины, так и Молдовы в серую зону, где будут учтены интересы ведущих игроков, и в первую очередь России. А в перспективе – полное лишение этих государств субъектности. Со всеми вытекающими последствиями.

Пока реализация этого плана застопорилась. Но не стоит забывать, что в Москве, даже при всех совершенных ошибках, выстраивают долговременную стратегию, в то время как Украина действует скорее реактивно. К тому же грядущие президентские и парламентские выборы, по расчетам России, могут приблизить выработку Москвой «Большого пакета для Украины».


Артем Филипенко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

1 × 1 =