четверг, 14 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Тенденция SIPRI: Почему просел оружейный экспорт Украины Изменения на рынке вооружений иногда отражают геополитическую ситуацию в мире лучше, чем сессии Генассамблеи ООН

Нынешний отчет SIPRI, Стокгольмского международного института исследований мира, показал, что глобальный рынок оружия хоть и не слишком изменился по размерам, но претерпел заметные изменения по своей структуре. Первым и ключевым моментом в нем, пожалуй, является то, что несмотря на все апокалиптические прогнозы и настроения, радикального увеличения закупок оружия в мире не произошло. Правда, объемы торговли основными видами вооружений на планете в 2014-2018 годах выросли на 7,8% в сравнении с периодом 2009-2013 годов. Но, в целом, это увеличение по своим темпам не слишком отличается от общего роста мировой экономики. В среднем на покупку оружия тратят ту же непропорционально большую долю «мирового ВВП», что и раньше.

Впрочем, определенные изменения в структуре торговли оружием хорошо заметны. Пожалуй, больше всего бросается в глаза то, что США сделали колоссальный рывок на этом рынке, нарастив продажи более чем на четверть. И львиная доля этого прироста – это сделки с ближневосточными странами, заключенные «голубем» Обамой, который не обещал «сделать Америку великой снова», но вернул своей стране возможность контролировать более трети мирового рынка оружия. Именно благодаря росту экспорта в страны Персидского залива США сумели нарастить доминирование на рынке. Собственно, Персидский залив – с конфликтом между Саудовской Аравией и Ираном, войной в Йемене и общей нестабильностью в регионе, и стал главным драйвером роста на рынке. К примеру, только Саудовская Аравия за последние пять лет нарастила закупки оружия на 192%.

А вот экспорт вооружений из России в 2014-2018 годах сократился на 17%. Штука в том, что значительное количество потребителей российского оружия – это авторитарные государства, чье благосостояние напрямую зависит от добычи нефти. Такие же, как и сама Россия. После падения цен на «черное золото» благосостояние этих стран заметно упало, и закупки оружия, очевидно, пришлось свернуть. Это касается, в первую очередь, Венесуэлы, поставки оружия которой до 2014 года приносили России почти по миллиарду долларов ежегодно, после чего упали до нуля. Но похожая ситуация наблюдается, например, и с Азербайджаном, который тратил на российское оружие в 2014 году по полмиллиарда ежегодно – после чего закупки упали до десятков миллионов.

Также отказались от закупок российского оружия в Бразилии, существенно упал экспорт в Индию. Очевидно, перманентные проблемы с качеством российской авиации Дели надоели. То же самое случилось во Вьетнаме, где, кажется, начали понемногу забывать о войне с США и осуществляют отдельные закупки у Вашингтона.

Ситуация, в которой российское оружие – где по экономическим, а где и по политическим причинам, стало непопулярным, казалось бы, является идеальным моментом для украинских оружейников. Вместо этого украинский оружейный экспорт, который достиг рекордных $1,5 миллиарда в 2012 году, уже два года подряд сокращается, дойдя до скромной отметки в 224 миллиона долларов. Почему так происходит? Ответ, на самом деле, очевиден. В соответствии с действующей нормативной базой, украинские предприятия ВПК могут экспортировать военную технику только после того, как удовлетворили все потребности в определенном типе техники в ВСУ. А потребности сейчас большие. Впрочем, особо грустить по этому поводу нет необходимости – поскольку госзаказ в период войны на Донбассе стал все же толчком для развития ВПК. И решения, разработанные для ВСУ, как направленные на модернизацию техники советского производства, так и разработанные «с нуля», рано или поздно пойдут на международный рынок. Как пошли туда украинские противотанковые ракетные комплексы «Стугна» и «Корсар», которые покупают Иордания, Египет и Саудовская Аравия.

Последние также интересуются ракетным комплексом «Ольха», а еще – потенциальной тайной разработкой танка «Нота». Бесспорно, влияют на экспорт переориентация оборонки, ориентир на стандарты НАТО, отказ от российских комплектующих, и попытка сотрудничать с западными партнерами, как, например, с Польшей – САУ «Богдана» и разработка системы ПВО на базе ракеты Р-27.

Поэтому, оценивая прямые финансовые показатели украинского ВПК, не следует забывать, что факторы, которые сейчас сдерживают активный экспорт – поставки оружия в ВСУ, переход на стандарты НАТО, отработка процессов модернизации советской военной техники и просто разработка нового оружия, которая проходит активные испытания в условиях реальных боевых действий – все это рано или поздно будет «монетаризировано» предприятиями ВПК в виде новых прибыльных контрактов. Тем более, что период геополитического напряжения на Ближнем Востоке далек от завершения, а украинские оружейники успели завоевать определенные позиции в этом регионе.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров