суббота, 16 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Дорогой Коболев: Почему глава «Нафтогаза» получает в 400 раз больше главы фонда на $1 трлн Все расходы на обороноспособность и безопасность Украины – это 620 зарплат Андрея Коболева

Руководство НАК «Нафтогаз Украины» на глазах у всей страны устроило настоящий «праздник непослушания», отказываясь подчиняться распоряжениям правительства. Правда, праздник грустный какой-то выходит.

Как человеку, первые 44 года своей жизни прожившему за пределами Украины, мне проще на какие-то вещи и события здесь смотреть немного «со стороны». Если не привык еще к типично украинской манере обустраивать окружающий мир, некоторые ситуации, наблюдаемые в Киеве, вызывают весьма болезненный разрыв шаблона. Например, когда видишь, как топ-менеджеры крупной компании, принадлежащей государству, это государство с его указаниями и законами вертят на том самом, о чем неприлично даже говорить.

Да, это это я именно про новость о том, что НАК «Нафтогаз Украины» ожидает утверждения правительством компенсационного пакета Андрею Коболеву со среднемесячной зарплатой 10,5 млн грн, а с учетом Стокгольмского арбитража – 28,5 млн грн.

Такие условия выдвинула в своем обращении к премьеру Владимиру Гройсману глава наблюдательного совета «Нафтогаза» Клер Споттисвуд. Не буду сейчас приводить кучу конкретных цифр – это уже давно сделали мои коллеги. Лично я обратил внимание на стиль письма, своей иезуитской вежливостью напоминающий письменные ультиматумы Британской империи каким-нибудь слишком распоясавшимся индийским махараджам.

В своем обращении к премьеру Украины британка Клер Споттисвуд выразила надежду, что «действие контракта с главой правления «Нафтогаза» должно быть продлено». «Мы (набсовет «Нафтогаза») обсуждали компенсационный пакет главы правления… Мы обращаем особое внимание на то, что решение о текущем уровне компенсационного пакета г-на Коболева вначале принято акционером», – говорится в обращении.

Упоминается там и то, что наблюдательный совет внес в перечень назначенных Коболеву доходов выплату премии за победу на Стокгольмском арбитраже – 216 млн грн. Правда, Владимир Гройсман уже резонно заметил: дело в Стокгольмском арбитраже выиграл не Коболев, а команда юристов, в том числе международных. К тому же плодов победы Коболева Украина так и не пожала. Да, арбитраж выигран, но где платежи от «Газпрома»? Ок, сам он платить не хочет, тогда где его европейское имущество, арестованное и переданное Украине? А если не выходит получить положенное по приговору, то, может, не стоит и награду за это выплачивать?

Вроде бы правда на стороне Украины, но вместо слаженной работы высокопоставленных чиновников мы видим какие-то странные «танцы с волками». Наблюдательный совет НАК «Нафтогаз Украины» продлевает контракт с главой правления Андреем Коболевым на три года, начиная с 1 января 2019-го. Премьер-министр публично просит пересмотреть размер зарплат и премий Коболеву и другим топ-менеджерам НАК. Набсовет эти просьбы игнорирует. Тогда Гройсман объявляет, что 22 марта истекает срок действия контрактов с менеджментом «Нафтогаза», и уже 6 марта Кабинет министров объявляет конкурс на должность председателя правления НАК «Нафтогаз Украины». Конкурс стартует 23 марта – в день, когда заканчивается контракт действующего председателя нефтегазовой компании Андрея Коболева – и продлится 30 дней.

В ответ пока еще действующий НАК «Нафтогаз Украины» заявляет, что объявленный Кабмином конкурс на должность главы компании якобы противоречит украинским законам. («Я легитимно назначенный председатель правления», – ничего не напоминает?). Конечно, чужая душа потемки, но я не понимаю: какой смысл цепляться за кресло, когда тебя не любят справа, презирают слева и уж попросту люто ненавидят в народе? Отчаянное, бесшабашное желание идти до конца? Бывает, знакомо.

Но премьер-министру в любом случае тоже стоит довести до конца начатое дело – и поменять руководство НАК. Чтобы показать, что наемным менеджерам госкомпании не стоит уподобляться виноградарям из библейской притчи, возомнившим, что виноградник – их собственность.

Теперь о вечном вопросе, волнующем украинцев, – о деньгах. Считать деньги в чужом кошельке, конечно, неприлично. Но не в том случае, когда это кошелек топ-менеджера госкомпании, денежку в который кладут все без исключения жители страны. А тут, похоже, наблюдательный совет НАК «Нафтогаз» назначает главе компанию зарплату и бонусы по принципу «хорошему человеку – не жалко, деньги все равно не наши».

Судите сами: из предложения Клер Споттисвуд следует, что среднемесячная зарплата руководителя НАК должна составить 10,514 млн грн, всего в 2019 г. вместе с премиями – 126 млн 169 тыс. 200 грн. Если же к этой сумме приплюсовать заложенную набсоветом «Нафтогаза» премию за Стокгольмский арбитраж (216 млн грн), то годовой доход главы правления НАК вырастет до 342 млн грн, и тогда его среднемесячная зарплата составит 28,5 млн грн.

Коллеги тут сравнили: доходная часть бюджета Украины составляет 1 трлн 26 млн грн, а зарплата главы «Нафтогаза» – 0,342 млрд грн. То есть все доходы госбюджета эквивалентны 2999 зарплатам Коболева. Можно для сравнения взять расходы на обороноспособность и безопасность государства (212 млрд грн) – это 620 зарплат Коболева. Слушайте, да сам факт того, что мы проводим такие сопоставления, вверг бы в ужас экономического обозревателя в любой европейской стране.

Такое впечатление, что демонстративно весь из себя прозападный Коболев в плане отношения к корпоративным деньгам ориентируется не на западных же коллег, а на российских чиновников-олигархов. Например, на главу госкомпании «Роснефть» Игоря Сечина, которого сами россияне считают самым богатым олигархом страны – хотя он лишь наемный менеджер в государственной компании.

Но «Нафтогаз» – это не вся Украина, а наша страна все-таки решила ориентироваться на Европу. Так что давайте поищем похожий вариант на запад от Украины. Вот хороший пример: суверенный Пенсионный фонд Норвегии (Government Pension Fund Global), самый большой в мире. Его активы оцениваются в $1 трлн – эту отметку фонд превысил в сентябре 2017 г., а по итогам года его доход оказался максимальным в 20-летней истории, достигнув $131 млрд. При этом фонд инвестирует в более чем 9 тыс. международных компаний. Этим суверенным фондом, в котором с 1990-х аккумулируются сверхдоходы от нефтегазового сектора, от имени министерства финансов управляет специальное подразделение норвежского центробанка Norges Bank Investment Management. Его генеральный директор Ингве Слингстад обходится даже без личного секретаря, самостоятельно организуя свою работу и управляя коллективом из 600 человек. А зарплата Слингстада составляет около $800 тыс. в год.

Просто нищеброд, если сравнивать с Коболевым. Только норвежцы его почему-то уважают.


Денис Лавникевич / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров