вторник, 12 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Александр Гольц: Армия России против НАТО Чем больше Россия собирается противостоять НАТО, тем менее боеготовыми становятся ее Вооруженные силы

21 июня выдалось непростым для министра обороны России Сергея Шойгу. Дотошные исследователи из Conflict Intelligence Team выяснили, что видео действий российских вертолетов в Сирии, которое Путин с гордостью демонстрировал оскароносцу Оливеру Стоуну – фейк. Боевиков атаковал не родной Ми-28, а ихний «Апач». И не в Сирии, а в Афганистане. Восемь лет назад. А попала фальшивка верховному главнокомандующему из доклада министра обороны, о чем тут же сообщил путинский пресс-секретарь, доказывавший подлинность ролика.

Мало этого, дважды в течение суток самолет генерала подвергся чуть ли не атаке (если верить тревожным завываниям телеведущих) со стороны приближавшихся к нему «натовских истребителей». Журналисты во всех красках расписывали то, как Су-27 из эскорта министра героически «покачал» крыльями, демонстрируя свое вооружение. И тем заставил натовца удалиться. Простое объяснение, что натовцев насторожил не самолет Шойгу, а этот самый «эскорт», группа истребителей, собранных для сопровождения, — почему-то не пришла в головы тех, кто настроен рассуждать исключительно на темы агрессивности атлантистов.

При этом само выступление Шойгу на выездной коллегии Минобороны в Калининграде (именно туда и летал министр) осталось в тени этих событий. Между тем, оно весьма знаменательно. Разумеется, все было вполне ожидаемо. Глава военного ведомства РФ поведал подчиненным, что напряженность на западных границах России растет не по дням, а по часам: «Сейчас у российских границ проводятся масштабные учения альянса «Балтопс-2017» и «Удар сабли – 2017», в которых принимают участие свыше 10000 военнослужащих, более 70 кораблей и вспомогательных судов, около 70 самолётов, в том числе американские стратегические бомбардировщики B-52». А еще в странах Балтии и Польше завершается формирование четырёх батальонных тактических групп, общая численность которых составит около 5000 военнослужащих с вооружением и военной техникой. Продолжается развёртывание европейского сегмента глобальной системы противоракетной обороны США.

Понятное дело, Россия в этих обстоятельствах должна защищаться. Пропагандистская стратегия здесь строится на том, что представители отечественного руководства старательно делают вид: Североатлантический альянс ведет эти военные приготовления исключительно из-за своей агрессивной сущности. При этом никто не вспоминает, что стало первопричиной этих приготовлений – аннексия Крыма и «секретная война» на Донбассе.

Впрочем, самое интересное в выступлении Шойгу – это российские ответные меры. На первый взгляд, они более чем грозные. До конца года, по словам министра, в Западном военном округе будет сформировано около 20 соединений и воинских частей, для размещения которых строится порядка 40 военных городков. Более того, в готовности к немедленному боевому применению находятся более 30 батальонных и ротных тактических групп, которые укомплектованы личным составом и оснащены необходимыми запасами материальных средств.

Однако данные успехи выглядят скромнее, если иметь в виду, что батальонная тактическая группа – это 500-800 военнослужащих (ротная тактическая группа вообще должна состоять из сотни человек – похоже, ее создают, когда не удается сформировать батальонную группу). То есть речь идет максимум о 15 тысячах солдат и офицеров. И это при том, что начальник Генерального штаба РФ Валерий Герасимов обещал сформировать к концу года в Вооруженных силах 90 батальонных тактических групп (маловероятно, что если бы результат был достигнут, то в самом важном – Западном округе – развернули бы только треть этого количество). Дела выглядят еще хуже, если вспомнить, что бывший министр обороны Анатолий Сердюков считал важнейшей задачей, чтобы все армейские соединения находились бы в состоянии постоянной готовности.

Парадоксальным образом, чем больше Россия собирается противостоять агрессивной НАТО, тем менее боеготовыми становятся ее вооруженные силы. Этот парадокс, впрочем, легко объясним. Сердюков и его сподвижники готовили армию к тому, чтобы одержать победу в локальном конфликте на постсоветском пространстве. Для этого были решительно ликвидированы все части и соединения неполного состава. А оставшиеся укомплектованы по полному штату. Поэтому они могли находиться в постоянной готовности – то есть обладали способностью начать выполнять приказ сразу же после его получения. Им не было нужды дожидаться прибытия резервистов. Эти реформы и обеспечили эффективность действия армии в Крыму и в Сирии.

Однако, чтобы противостоять НАТО, этих бригад было недостаточно. И Минобороны стало ускоренными темпами создавать новые дивизии. Но из-за демографической ситуации солдат решительно не хватает – в прошлом году численность армии выросла всего на 10 тысяч военнослужащих. Поэтому Минобороны обречено вернуться к практике создания соединений неполного состава. Из такой бумажной дивизии можно сформировать лишь батальонную тактическую группу. Таким образом, получается, что 5 тысячам солдат многонациональных батальонов НАТО, развернувшихся в балтийских странах и Польше, реально противостоят всего 15 тысяч российских военнослужащих из сил огромного Западного округа. Ни та, ни другая сторона не имеют решительно никаких возможностей для проведения стратегической операции. Атлантисты могут расслабиться…


Александр Гольц / Ежедневный журнал
Поделитесь.





Новости партнеров