вторник, 19 февраля 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Чемодан без ручки: Почему уволили Аласанию Зураб Аласания моментально обвинил в своем увольнении власть. И пообещал пойти в суд

В четверг вечером Наблюдательный совет Общественного телевидения досрочно разорвал контракт с главой правления Национальной общественной телерадиокомпании Украины Зурабом Аласанией. Событие стало сенсацией, несмотря на постоянное брожение вокруг НОТУ: и главе совета не раз намекали на то, что пора бы освободить кресло, и сам он заявлял о таких намерениях. По словам Аласании, на заседании 31 января Наблюдательный совет должен был заслушать годовой отчет о работе вещателя, однако вместо этого неожиданно решил уволить главу правления: три голоса против, 9 – за. Официальные разъяснения пообещали предоставить через неделю. Сам глава НОТУ моментально обвинил в своем увольнении власть. Мол, «аллергия власти на Общественное достигла стадии интоксикации». И пообещал пойти в суд.

В соцсетях увольнение медиаменеджера тоже моментально связали с «высшим руководством»: якобы перед выборами во главе Национальной телерадиокомпании нужен свой человек, а Аласания на эту роль никак не подходит. Ведь на Общественном выходит программа «Схемы: коррупция в деталях» (совместный проект с «Радио Свобода»), где рассказывали об офшорах президента Порошенко, а сам канал отказался транслировать крестный ход УПЦ КП за единую православную церковь в Украине в июле прошлого года как раз из-за участия в нем президента. Впрочем, крестный ход, вернее, его отсутствие в эфире «UA:Перший», и правда, могло стать одной из формальных причин увольнения главы НОТУ – по крайней мере об этом свидетельствует проект решения набсовета, обнародованный самим Аласанией. В документе подчеркивается, что «UA:Перший» проигнорировал Крестный ход за поместную церковь и выступление президента Порошенко на заседании Генассамблеи ООН. Одна из главных претензий – внедрение принципа «отстранения от власти (…) вплоть до полной деполитизации новостей».

Отказ «UA:Першого» транслировать Крестный ход из-за участия в нем Порошенко, и правда, в свое время был воспринят многими украинцами крайне негативно, поскольку главным в этом событии было вовсе не присутствие президента, а создание единой церкви. Никто не хочет видеть на Общественном «паркетные» сюжеты о работе главы державы вроде сюрреалистичных видео с Туркменбаши, но и игнорировать деятельность президента в важных для страны вопросах – тоже не лучший вариант.

Между тем у версии о том, что Аласанию убрал Порошенко, потому что пытается перед выборами сосредоточить в своих руках максимум лояльного медиаресурса, есть несколько слабых мест. Так, член правления Светлана Остапа предположила, что уже в начале новой недели на «Общественном» проведут новое заседание правления, на котором объявят конкурс на нового главу НОТУ. В то же время намерения Зураба Аласании отстаивать незаконность своего увольнения в суде наверняка заблокируют и сам конкурс, и саму смену руководства в НОТУ. Еще один момент: в рейтинге украинских телеканалов за декабрь «UА:Перший» занимает 27-е место. Притом что канал НЛО ТВ разместился на 11-ой, а телеканал «Индиго» – на 18-й строчке рейтинга. Если попробовать перевести цифры в более понятную форму, то условно можно сказать, что «Общественное» не смотрит и полпроцента взрослого городского населения, учитывая райцентры. Так что в качестве значительного подспорья в борьбе за электорат «UA:Перший» вряд ли годится.

Причины конфликта, вероятнее всего, нужно искать внутри самой компании – слишком уж много недовольных реформами. Об этом говорит и сам Аласания. История с Крестным ходом наверняка послужила просто прикрытием для увольнения – не отстранишь же главу компании за неэффективную работу, если ты в этой работе сам как член Набсовета принимаешь непосредственное участие.

Впрочем, результаты работы Аласании, учитывая рейтинг канала, и правда не слишком впечатляют. За последние десять лет рейтинги канала упали почти в два раза: еще в 2005-м «Первый национальный» входил в десятку самых популярных каналов страны. Если бы речь шла о коммерческом телеканале, смена его руководства заинтересовала бы преимущественно сам медиарынок. Но одно дело, если речь идет о коммерческой компании, а другое – об общественном вещателе, который финансируется из бюджета. Деньги – главная причина, по которой ситуация вокруг НОТУ вызывает живой интерес у общественности, которая на самом деле «Общественное» не очень-то смотрит и слушает.

О создании общественного вещателя в Украине заговорили еще в конце 90-х, но принятый в 1997-м закон так и не заработал. На появлении «Общественного» настаивали не так внутри страны, как за ее пределами – в 2003-м ПАСЕ отметила, что создание «Общественного» входит в обязательства Украины перед ассамблеей, а два года спустя напомнила, что нашей стране уже пора бы превратить государственные ТРК в каналы общественного вещания в соответствии со стандартами Совета Европы. На рынок выходили новые телеканалы, менялись запросы зрителей, а «Первый национальный» оставался динозавром с одним из самых больших телецентров в Европе и одним из самых старых форматов передач.

Масштабные работы по перезапуску канала стартовали только после Революции достоинства. В конце марта 2014-го Национальную телекомпанию Украины возглавил Зураб Аласания – буквально через несколько дней после вступления в должность он заявил, что намерен создать на базе НТКУ «Общественное ТВ». И отметил, что переход к общественному вещанию будет проходить постепенно, а полноценно запустить новое телевидение и радио можно будет лишь через несколько лет. В 2014-м приняли закон об общественном вещании, а уже в апреле 2015-го канал стал носить название «UA:Перший». Наблюдательный совет НОТУ в начале своей работы так обозначил миссию общественного вещателя: «Защищать свободу в Украине. Предоставлять обществу достоверную и сбалансированную информацию об Украине и мире, налаживать общественный диалог ради укрепления общественного доверия, развития гражданской ответственности, украинского языка и культуры, личности и украинского народа». Можно спорить о том, удалось ли каналу наладить общественный диалог, но несомненно, что внутренний диалог в  «UA:Первом» наладить оказалось куда сложнее. Несмотря на то, что «Первый национальный» еще в 2015-м сменил название, «Общественное телевидение» в полноценном понимании этого слова не заработало до сих пор – и и-за проволочек с законодательным обеспечением работы «Общественного», и из-за нехватки денег, и из-за банального саботажа.

В бывшей НТКУ к созданию «Общественного» отнеслись враждебно – из-за анонсированных сокращений, а также изменений формата вещания, в котором многим «ветеранам экрана и микрофона» попросту не было места. Попытки реформировать сетку вещания и перекроить штатное расписание сопровождались митингами, судебными делами и слезливыми историями о том, как заслуженный журналист 40 лет вел чудесную передачу «Вести с полей», а теперь его увольняет какая-то зеленая молодежь из Киева. Битва между журналистами старой и новой закалки продолжается до сих пор – первые апеллируют к своему многолетнему опыту, вторые – к новым реалиям и запросам зрителей. В прошлом году, к примеру, ряд заслуженных журналистов, уволенных из НОТУ, обвинил Аласанию в том, что под его руководством были «развалены» региональные ТРК, а все программы об искусстве просто уничтожены. Кстати, одним из первых шагов Аласании на должности тогда еще директора НТКУ стало прекращение договора о сотрудничестве с «юным орлом» Михаилом Поплавским.

Помимо сложностей, связанных с реформированием громоздкой структуры, Аласании приходилось решать и проблемы, связанные с финансированием вещателя. Да, по закону на «Общественное» должно выделяться 0,2% общего фонда госбюджета за предыдущий год, но на деле компании все время достается меньше. В 2016-м Аласания даже уволился с должности гендиректора НТКУ из-за недофинансирования «Общественного». Но потом все же решил принять участие в конкурсе уже на должность главы правления НОТУ. Впрочем, создание новой структуры денег ей не добавило. По закону в этом году на общественное ТВ и радио следовало бы выделить 1,8 млрд грн, НОТУ получило 1 млрд. Из них львиная доля уйдет на зарплаты и коммунальные услуги, а на производство программ останется 100 млн грн. При этом не стоит забывать, что НОТУ – это три телеканала, три радиоканала и 25 региональных ТРК.

Впрочем, выделение 0,2% общего фонда госбюджета – это один закон, а есть другой полновесный закон – о госбюджете, и то, что они у нас не согласовываются, факт прискорбный, но известный много лет всем и каждому. В том числе и Аласании.

Если же перевести суммы, выделенные на НСТУ за последние годы в доллары, то окажется, что финансирование вещателя упало почти в три раза, а между тем, именно за валюту закупается оборудование для ТРК и покупаются права на трансляцию международных событий. Выходит, что, с одной стороны, бюджет тратит на «Общественное» довольно большие деньги, но с другой – их явно недостаточно, чтобы построить рейтинговый телеканал.

Сегодня общественного вещателя нет лишь в одной стране Европы – Беларуси. В остальных странах общественное ТВ финансируется по разным схемам. Где-то деньги полностью выделяются из бюджета, где-то введена абонентская плата, за счет которой работает вещатель. К примеру, в Латвии бюджет вещателя напрямую зависит от сборов налогов за позапрошлый год – с 2015-го компания не имеет права получать финасирование за счет коммерческой рекламы. На деятельность вещателя выделяют 1,5% сборов подоходного налога населения и 1,3% доходов от акцизных сборов. В этом году бюджет Литовского общественного вещателя составил в пересчете 1,3 млрд грн. Больше, чем бюджет НОТУ, хотя в Литве живет в десять раз меньше людей, чем в Украине. Одним из самых успешных считается опыт Германии, где доходы общественного вещателя не сильно отличаются от доходов коммерческих каналов. Там вещателя финансируют сами граждане – в 2016-м служба взносов GEZ получила доход в 168,9 млн евро. Размер взноса – 210 евро в год с каждой квартиры или офиса, где есть телевизор и радио.

О необходимости менять систему финансирования «Общественного» в самой НОТУ говорят уже несколько лет – денег от государства едва хватает на поддержку штанов. Общественность же, требующая показывать за деньги налогоплательщиков, то есть за свои кровные, качественный контент, вряд ли будет в восторге, если ей предложат «скинуться на телевизор» и оплачивать абонплату. В условиях хронической нехватки средств и конфликтов внутри коллектива создать рейтинговое СМИ – задача почти нереальная. Особенно если никто интересы этого СМИ поддерживать не хочет – ни власть, ни оппозиция, ни общество (в первую очередь гривней). И выглядит так, что в работе «Общественного» заинтересован только его коллектив. Однако отказаться от «Общественного телевидения» Украина тоже не может в силу взятых на себя обязательств перед Советом Европы. Вот и получается такой себе чемодан без ручки, который и нести неудобно, и бросить нельзя.


Алиса Неделина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров



1 комментарий

  1. Greate post. Keep writing such kind of info on your page.

    Im really impressed by your blog.
    Hi there, You have done an incredible job. I’ll certainly digg it and in my view suggest to my friends.
    I am confident they will be benefited from this site.

Оставьте комментарий

шестнадцать + восемь =