среда, 23 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Европа «идет на войну»: Остановят ли Путина 100 млрд долларов В ЕС решили существенно увеличить расходы на оборону. Но превратится ли это увеличение в современную армию, способную противостоять России

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг во время дискуссии на Всемирном экономическом форуме в Давосе, а впоследствии во время интервью американскому телеканалу CNBC, сделал сенсационное заявление, которое, впрочем, прошло не слишком замеченным. Суть его сводится к тому, что европейские союзники по НАТО и Канада намерены увеличить расходы на оборонную сферу к концу следующего года на $100 миллиардов.

«На основе национальных планов, поступающих от всех союзников, к концу следующего года они добавят $100 млрд», — сказал Столтенберг. Речь, очевидно, об увеличении не от сегодняшнего уровня, а от 2016 года, по сравнению с которым на сегодня уже есть 40-миллиардное увеличение, которое в течение двух лет достигнет круглой цифры с одиннадцатью нулями.

Конечно, национальные планы — это еще не танковые батальоны и бомбардировочные эскадрильи. Но и слишком уж сильно отклоняться от обещаний европейские «тяжеловесы» в силу очевидных причин, наверное, не будут. Политика администрации Дональда Трампа слишком уж четко и однозначно продемонстрировала, что в полной мере надеяться на защиту со стороны Европа уже не может. Собственно, и по мнению Столтенберга, именно «сильный месседж» со стороны американского президента и стал одной из причин увеличения военных расходов европейскими членами НАТО.

Что такое 100 миллиардов долларов? С одной стороны, это колоссальная сумма. Которая почти вдвое превышает военный бюджет России и больше военного бюджета Китая. Если добавить ее к предыдущим расходам европейских участников НАТО, которые и так составляли примерно 150 миллиардов без Британии — и больше 200 миллиардов с Соединенным Королевством — то получится колоссальный военный бюджет, в половину, если не больше, американского. При том этот бюджет будет тратиться в технологически высокоразвитых странах, где имеются давние традиции изготовления высококачественного оружия и для должностных лиц которых слово «откат» является малознакомым.

Теоретически, с помощью таких расходов ЕС может стать мощным геополитическим центром с широким спектром возможностей не только экономического, но и силового воздействия. Впрочем, не все так просто.

Во-первых, простое арифметическое сложение военных расходов различных государств вовсе не означает, что все эти деньги по эффективности будут работать так же, как и военный бюджет одной страны. Как НАТО, так и ЕС — это, все-таки, достаточно аморфные сообщества отдельных национальных государств. Со своим кругом геополитических интересов, и, что главное, в каждом из них находится у власти своя политическая сила со своей идеологией и своим видением того, когда и для чего можно использовать вооруженные силы. И для многих из них какое-то применение армии, фактически, возможно только в случае прямого вооруженного нападения на страну. Что в современных условиях гибридного противостояния и «скрытой» войны означает, что вооруженные силы этих стран не будут применены практически никогда. Армии части европейских стран превратились в церемониальные организации, которые по случаю помогают экстренным спасательным службам.

Другой момент, который нивелирует рост финансовых затрат, — это очень разная цена труда военнослужащих на России и в ЕС. Чем выше стандарты жизни в стране, тем привлекательнее в финансовом плане должна быть служба в вооруженных силах.

И последним — но, возможно, самым главным — моментом, который вызывает сомнения в эффективности больших затрат европейских членов НАТО, является то, что несмотря на бесконечные разговоры о необходимость противостоять новым угрозам, фактическое увеличение военного потенциала армий — на фоне роста издержек — все равно не происходит. Улучшаются штабы и логистические центры, улучшается координация между родами войск и странами, но при том боевой потенциал армий, похоже, растет крайне неопределенным темпом. Для иллюстрации этого можно привести несколько фактов.

Идет пятый год вооруженной агрессии России против Украины и третий год наращивания расходов на армию ЕС. В конце декабря 2018-го года из Германии сообщили, что начинают формирование нового танкового батальона. Одного. Его формирование планируется завершить до конца 2021 года. «Это первое увеличение германской армии со времен Холодной войны» — с гордостью комментирует министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен. И, насколько известно, пока единственное. Нет, все, конечно, знают про легендарный 502-й батальон Панцерваффе времен Второй мировой войны, который уничтожил 150 танков и САУ противника, но где гарантия, что созданный шестой батальон немецкой армии получится хотя бы наполовину таким эффективным?

Примеры можно продолжить. В частности, Великобританией, где бывший командующий флотом, адмирал сэр Алан Уильям Джон Вест в приступе откровенности периодически рассказывает журналистам, что стране не хватает кораблей для патрулирования своих территориальных вод. Таким образом, на пятый год войны в Европе — и на третьем году увеличения расходов на оборону — в Германии нет танков, а в Великобритании — кораблей. В общем, этот факт достаточно исчерпывающе характеризует перспективы Европы в плане наращивания вооруженных сил.

А 100 миллиардов для богатых стран — не такая уж и большая сумма. Ее можно потратить на улучшение программного обеспечения в штабах, обновление компьютерных сетей и улучшение их безопасности, штабные учения, встречи делегаций и разработку стратегий будущих блестящих побед. Не на танки с кораблями потратить же эти деньги, правда?


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров