суббота, 16 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как Путину не удалось поглотить Беларусь на «предновогоднем обеде» Александр Григорьевич не для того столько лет лавировал в своей многовекторной политике, чтобы легко «сдать» суверенитет. Не для того он сына Колю столько лет растил. И, заметим, почти вырастил

Пока на России размышляют относительно того, какие политические выгоды получит Владимир Путин от немедленной реализации давно запланированного «союзного государства» с Беларусью, Александр Лукашенко не спешит сдавать свои интересы

Очередные переговоры президентов России и Беларуси не обещали быть ни легкими, ни быстрыми. На протяжении последних месяцев Москва жестко увязала сохранение экономических преференций для Минска с «углублением интеграции». А интеграцию в Кремле предлагали настолько глубокую, что она предусматривала отказ Беларуси от заметной части институтов независимого государства – вроде Центробанка и собственной таможни.

В ответ на что президент Лукашенко, по слухам, провел совещание с высшими белорусскими чиновниками, посвященное жесткому давлению со стороны России, и принял по его итогам решение «до конца стоять за независимость».

И даже накануне новой встречи российский премьер Дмитрий Медведев в очередной раз напомнил о необходимости слияния государственных институтов России и Беларуси в рамках Союзного государства. А первый вице-премьер и министр финансов России Антон Силуанов перед самой встречей заявил о том, что компенсация потерь Беларуси, связанных с выполнением российского «налогового маневра», в процессе которого Минск будет вынужден платить все налоги на российскую нефть и нефтепродукты, возможна в том случае, если в Союзном государстве появится «наконец, например, хотя бы единая валюта».

На таком информационном фоне российские эксперты и журналисты размышляли о последствиях «поглощения Беларуси» как о практически решенном деле.

И даже находили во всей этой истории «геополитическое оправдание», которое заключалось в том, что Путину, конечно, надо будет снова избираться на пост президента в 2024 году, что российской Конституцией будто бы не разрешено. Вместо этого создание реального «Союзного государства» позволит российскому президенту снова «обнулить счетчик» периода своего правления – ведь «Союзом» он еще не руководил.

Впрочем, в свою очередь, белорусский президент на роль бэк-вокала для Владимира Владимировича демонстративно не торопился. И за день до встречи также заявил, что Москва отклонила все предложения Минска по поводу цен на газ и компенсации за «налоговый маневр» в нефтяной отрасли. А заодно намекнул, что такая позиция ни к чему хорошему не приведет.

Поэтому никого не удивил тот факт, что из четырехчасовой встречи, в которой приняли участие не только президенты обеих стран, но и без малого половина кабминов России и Беларуси, вышло довольно мало результатов.

Если говорить кратко, то пресс-службы обоих президентов сообщили о каком-то достаточно неопределенном «сближении позиций» сторон. В частности, по данным пресс-секретаря белорусского руководителя Натальи Эйсмонт, «были сближены позиции относительно ценообразования на газ, работы белорусского нефтеперерабатывающего сектора в условиях российского «налогового маневра», и поставок белорусских продуктов питания на российский рынок.

А первый вице-премьер и министр финансов России Антон Силуанов рассказал журналистам, что Россия и Беларусь «создадут рабочую группу для подготовки предложений по интеграции и решению спорных вопросов».

«У нас ценообразование на газ – с этим вопросом мы должны определиться и, начиная с 2020 года, выработать предложения по формированию цен на этот вид энергии», – рассказывал он на пресс-конференции, явно пытаясь сказать что-то четкое и более конкретное. Но чувствуя при том, что четкая и конкретная констатация того факта, что переговоры фактически провалились, не понравится кое-кому в Кремле.

Впрочем, тот факт, что Путин и Лукашенко приняли решение еще раз встретиться до Нового года – несмотря на «предновогодний обед» – достаточно прозрачно намекает на то, что договоренности из разряда «льготы на углеводороды в обмен на государственный суверенитет» достигнуты не были.

Что, в общем, прогнозируемо. С одной стороны, и Александр Григорьевич не для того столько лет лавировал в своей многовекторной политике, чтобы легко «сдать» суверенитет. И не для того он, в конце концов, сына Колю столько лет растил, без лишней стыдливости позиционируя его как единственного легитимного преемника. И, заметим, почти вырастил. Это для кандидата на должность президента 14 лет – безнадежная молодость, а для наследника престола – вполне приличный возраст.

С другой стороны, и Владимир Владимирович уже не тот, каким был. Пятнадцать лет существования без дееспособной оппозиции, без реального политического конфликта, сильно уменьшили способности Путина к переговорам и поиску компромисса. Поэтому, кажется, президентов России и Беларуси ждет еще не один «пред», а также и «посленовогодний» обед.

Вопрос заключается лишь в одном. Рано или поздно Владимир Владимирович поймет, что добровольного присоединения Беларуси к России не случится. От того, какое решение он примет после этого, зависит судьба соседнего к нам государства. А отчасти – и наша собственная.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров