понедельник, 10 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Больные места Гриценко: Есть ли шанс избавиться от реноме «главкома диванных войск» Предвыборный слоган «Первый непроходной», выбранный Гриценко в 2009 году для своей провальной президентской кампании, реально имеет некую мистическую силу

Главными фишками предвыборной кампании Анатолия Гриценко является его позиционирование в качестве наиболее честного кандидата в президенты и самого сильного лидера с крепкой рукой из всех возможных претендентов. Однако именно по этим двум направлениям оппоненты главы «Гражданской позиции» и кидают в него свои критические стрелы, норовя превратить такие фишки не в плюс, а в серьезный минус. К тому же свои усилия они умножают еще на один фактор – реальную организационную слабость его команды, пока так и не сумевшую привлечь в собственные ряды действительно весомых политических союзников. А это, по версии критиков полковника запаса, лишь доказывает банальное неумение Гриценко находить хоть с кем-то общий язык.

«Дерибанщик армии»

Основной массив антипиара в отношении лидера «Гражданской позиции» касается его работы в кресле министра обороны в 2005-2007 гг. в составе трех подряд правительств – Юлии Тимошенко, Юрия Еханурова и Виктора Януковича, хоть и по квоте тогдашнего президента Виктора Ющенко. Понятное дело, любые разоблачительные материалы на эту тему Гриценко называет «тупым враньем по заказу власти», но только безапелляционными и категоричными оценками здесь вряд ли можно отделаться. Ведь цифры статистики тех лет – весьма упрямая вещь, а они не играют на руку экс-главе Минобороны.

Например, за все годы гриценковского командования оборонным ведомством численность украинских Вооруженных сил была уменьшена на 85 тыс. военнослужащих. А вооружение армии, если верить подсчетам недоброжелателей Гриценко, сократилось на почти полмиллиона автоматов и пулеметов, 16,5 тыс. артиллерийских систем, 345 единиц бронетехники, 14 вертолетов и восемь боевых самолетов. Наиболее же резонансной стала продажа в 2007-м двух зенитных систем С-300 в Казахстан за более чем $23 млн, причем на баланс МО от этой сделки поступило лишь $5 млн. Впрочем, подобные выпады против себя Гриценко снимает справедливым утверждением, что торговля оружием – это прерогатива госкомпании «Укрспецэкспорт», подчиняющейся отнюдь не Минобороны. Правда, процесс списания вооружения ВСУ априори не может происходить без его ведома.

И уж точно с благословения министра осуществлялось избавление от лишнего армейского имущества, начиная от старых запасов обмундирования и заканчивая земельными участками и целыми военными городками. Для этих целей при Гриценко в министерстве был создан госдепартамент избыточного имущества и земель, который курировал скандальный замминистра «по тылу» Вячеслав Кредисов. Сейчас он с Анатолием Степановичем на ножах, но ведь были времена, когда в их взаимоотношениях царили мир и покой, что, между прочим, позволило распродать массу принадлежащей Минобороны недвижимости, включая 27 военных городков, санаториев и госпиталей. То есть вопросов в этом кейсе больше, чем ответов, и это при том, что будоражить «дерибанную» мозоль Гриценко еще никто толком и не начинал.

«Главком диванных войск»

Второе больное место «настоящего полковника» связано с тем, что весьма опытный в военных делах Гриценко (кстати, выпускник оперативно-стратегического факультета Академии военно-воздушных сил США) фактически самоустранился от какого бы то ни было практического участия в реальном противлении нынешней российской агрессии. Гриценко почему-то не показал все свои военные знания и умения, а также пресловутые качества сильной руки в тот момент, когда это стало так необходимо для страны.

Если, конечно, не считать таковым раздачу им в своих едких блогах теоретических советов «как следует воевать», что также вызывает у многих настоящую иронию по поводу «главнокомандующего диванных войск». На определенном этапе такая выбранная им тактика «критика с дивана» приносила свои плоды в окучивании лидером «Гражданской позиции» оппозиционных, но патриотически настроенных украинских избирателей. Впрочем, данный потенциал привлечения своих сторонников Гриценко, похоже, уже исчерпал. Более того, теперь маятник его электоральной популярности грозит качнуться в обратную сторону, если он так и не найдет в свое оправдание исчерпывающие аргументы.

Пока же Гриценко лишь объясняет, что не пошел в 2014 г. на фронт добровольцем по причине отсутствия у него опыта «батяни-комбата», который, по его определению, «должен владеть всеми видами оружия в своем подразделении, уметь водить все виды боевых машин, готовить боевые приказы, организовывать тактическое взаимодействие с другими родами войск, знать штабную работу, тыл, разведку и еще много чего». Ведь он, дескать, обычный офицер, имеющий базовую военную подготовку авиационного инженера в сфере обслуживания оборудования самолетов, а таких специалистов наша армия имеет в избытке, к тому же авиацию прекратили использовать в войне на Донбассе еще в августе 2014-го.

«Первый недоговороспособный»

Наконец, третье больное место Гриценко – это его слава неуживчивого политика, не только не умеющего работать в любой команде, но и собрать воедино постоянный и дееспособный коллектив из своих единомышленников. О недоговороспособности лидера «Гражданской позиции» его оппоненты слагают настоящие легенды, которые, судя по его кредитной истории пребывания в парламентских отрядах «Нашей Украины» и «Батьківщини», нельзя назвать абсолютно беспочвенными.

Да и нынешний провал в переговорах с потенциальными партнерами, начиная от безуспешных попыток привлечь под свои флаги Святослава Вакарчука и «Самопоміч» Андрея Садового и заканчивая выходом из предвыборного союза «Народного контроля» Дмитрия Добродомова, наглядно свидетельствует о глубинных проблемах Гриценко с внешней коммуникацией. Даже «ДемАльянс», примкнувший на парламентских перевыборах-2014 как раз к «Гражданской позиции», ныне предпочел вступить в альянс с мэром Львова. Таким образом, едкое гриценковское наименование «Д’Артаньян без мушкетеров», то есть погруженный в вакуум вокруг себя хоть и умный, и красивый, но все-таки политик-одиночка, опять получило свежее дыхание.

Как и подозрения, что предвыборный слоган «Первый непроходной», выбранный Гриценко в 2009 г. для своей провальной президентской кампании (на выборах-2010 он набрал всего 1,2%), реально имеет некую мистическую силу. И если Анатолий Степанович не найдет в ближайшее время адекватного решения для данной проблемы кричащей недоговороспособности, то звание «первого непроходного» закрепится за ним надолго, если не навсегда.


Олег Полищук / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

6 + шесть =