понедельник, 10 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Беспомощные из ООН: Что и кто будет делать дальше на Азове Форму обещанного канцлером Германии Ангелой Меркель «посредничества в преодолении эскалации» пока предсказать непросто

Заседание Совбеза ООН относительно позавчерашнего столкновения в Азовском море не принесло, к сожалению, радикальных неожиданностей.

Если в сухом итоге – то участники Совбеза отказались принимать во внимание российскую позицию относительно эскалации в Черном и Азовском морях и рассматривать нападение ФСБ на украинские корабли в нейтральных водах как «нарушение границы России». Из 15 членов – постоянных и временных – 7 были против, 4 – воздержались, и еще 4 – вместе с Россией – проголосовали «за».

Также постпред США в Совбезе Никки Хейли заявила, что американское правительство в связи с ситуацией «обеспокоено… на самом высоком уровне».

Зато ее российский коллега, и.о. постпреда России Дмитрий Полянский, назвал действия атакованных и захваченных украинских кораблей «бандитизмом», а обсуждение в СБ ООН «разборками в песочнице».

Еще и.о. постпреда РФ заявил о том, что в Украине не раз угрожали взорвать Керченский мост. Было заметно, что некоторым из присутствующих захотелось вызвать Полянскому врача. Но, в конце концов, никто этого не сделал. То ли из-за врожденной деликатности, то ли из-за очевидной безнадежности случая.

После чего постоянный представитель Украины в ООН Владимир Ельченко обвинил Россию в акте агрессии против Украины. И принялся убеждать присутствующих в том, что Украина не собиралась и не могла атаковать русскую эскадру буксиром и двумя катерами, а украинские моряки не стреляли в себя сами и не плыли к Керчи в плен – а все эти недружелюбные и откровенно агрессивные действия совершили все-таки русские.

Конечно, это заседание Совбеза, наверное, следовало провести. Как какой-то причудливый международно-политический ритуал, где четко определенные люди говорят абсолютно предсказуемые фразы. По большому счету, подавляющее большинство заседаний Совбеза ООН, касающиеся российской агрессии в разных уголках мира, сводится сейчас к определенным ритуализированным движениям. Ну и к политинформации для всех заинтересованных зрителей этих сюжетов.

Но реальные решения относительно последствий вчерашнего инцидента будут приниматься другими людьми – и в других местах.

Сегодня, 27 ноября, Совет ЕС в Брюсселе будет вырабатывать общеевропейскую позицию относительно обострения конфликта на Азове. Мероприятие, созванное главой МИД Австрии Карин Кнайсль, очевидно, не будет касаться вальсов с Путиным. По крайней мере, на сегодняшней встрече послов ЕС, которая предшествовала завтрашнему мероприятию, вопрос введения новых санкций достаточно активно поднимался.

И шансы на новые санкции в этой ситуации на самом деле есть. ЕС – это торговый союз. И в ситуации с Донбассом – впервые столкнувшись с гибридной войной и российскими заявлениями о «праве народа Донбасса на самоопределение», часть западноевропейских государств не слишком стремилась в эту историю вмешиваться. А вот нападение на корабли в открытом море – безразлично, торговые или военные – это «старая и добрая» морская война, которая хорошо знакома британцам и французам, голландцам и испанцам. Увидев такой «призрак из прошлого» – тем более в ситуации, когда российскую агрессию невозможно правдоподобно скрыть, они будут действовать жестче.

Конгресс США, который пытается успеть к началу рождественских каникул справиться с массивом нормативных актов, актуальных для экономики США, вполне вероятно, таки не успеет принять «адские санкции» в этом году. Но поручение привлечь к ответственности Россию, озвученное республиканскими конгрессменами в индивидуальном порядке, уже в ближайшее время будет обобщено в формальном документе.

Форму обещанного канцлером Германии Ангелой Меркель «посредничества в преодолении эскалации» пока предсказать непросто. Хотелось бы верить, что дело пойдет дальше, чем экстренное заседание в нормандском формате – но гарантировать этого сейчас не может никто.

Впрочем, что бы ни делали наши союзники в деле деэскалации на Азове, лучшие лекарства от возможных обострений – это повышение боеготовности армии и адекватное поведение властной вертикали в стране. Поэтому, надеясь на помощь США и ЕС, украинским депутатам не следовало бы забывать, что парламентский кризис – не лучший способ ответа на обострение на фронтах.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

девятнадцать + 9 =