четверг, 13 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Противостояние на Азове: Что будет, если Путин закроет Керченский пролив Кремль рискует выйти из состояния гибридной войны и начать полноценный международный конфликт с Украиной

Интенсивность российских «наездов» на Украину относительно ситуации на Азове заметно возрастает. В частности, член комитета по обороне и безопасности российского Совета Федерации Франц Клинцевич, комментируя задержание 15 судов украинскими пограничниками за посещение портов Крыма, перешел к угрозам перекрыть Украине доступ к Азовскому морю.

По мнению российского депутата, украинские санкции против кораблей, плавающих в оккупированный Крым, «буквально толкают на резкие действия в ответ». При этом Клинцевич конкретизирует характер возможных «резких действий». «Мы буквально в минуты способны перекрыть Азовское море для любого украинского плавсредства. И я не исключаю, что подобные действия могут последовать. По сути, Украина сама реально разрывает соглашение об Азовском море, от чего только она и пострадает».

Если пробраться через частокол «буквального» и «реального» – а также не совсем связную речь российского народного избранника, выходит следующее. Клинцевич, судя по всему, угрожает разрывом договора между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. С последующим запретом для прохода украинских кораблей через Керченский пролив.

Насколько реален такой сценарий? Формальных препятствий для него нет. Россия и в самом деле может денонсировать крайне невыгодный для Украины договор, заключенный под давлением Кремля готовым к компромиссам Леонидом Кучмой. Что на практике не даст Москве практически ничего. Поскольку часть III Конвенции ООН по морскому праву, в частности, статья 38 Конвенции предусматривает, что все корабли и летательные аппараты пользуются правом транзитного прохода через морские проливы во внутренних водах, и «им нельзя чинить в этом препятствий».

При этом в случае, если Россия будет останавливать иностранные корабли – то в морской арбитраж получат право обращаться и компании-судовладельцы напрямую, поскольку речь пойдет не о невыполнении российско-украинского соглашения, а о нарушении международного морского права.

С таким же успехом Россия может останавливать украинские и иностранные корабли, и не расторгая договор – это все равно будет незаконным. Что, в принципе, Россия и делает – при чем не только в Керченском проливе. Впрочем, это уже другая история.

А вместе с тем, что теряет Россия при разрыве злосчастного договора? Здесь список более существенный. Во-первых, российские военные и ФСБ-шники теряют право на задержание кораблей вне территориальных вод России. Во-вторых, денонсация договора, с юридической точки зрения, является восстановлением территориального спора с Украиной. Того самого, который возник вокруг косы Тузла во времена Леонида Даниловича, и который этот нормативный акт фактически «заморозил», ведь делимитация морской границы в Азове между Украиной и Россией так и не прошла.

Не то, чтобы на фоне войны на Донбассе это что-то сильно прибавило или изменило в отношениях между государствами – но таким образом Кремль выйдет из состояния гибридной войны, и вполне легально вернется к международному конфликту с Украиной. В этом конфликте Украина будет иметь как поддержку со стороны западных партнеров, так и явное предпочтение в международных судебных институциях, что в сухом остатке неизбежно приведет к наращиванию антироссийских санкций, и вероятных арестов российского имущества за рубежом.

Учитывая все эти факторы, а также прочно сложившийся курс именно на гибридное противостояние, угрозы, озвученные Клинцевичем, реализованы на практике скорее всего не будут.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

3 × два =