среда, 14 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ультиматум Путину: Чего ингуши требуют от Кремля Всемирный конгресс ингушей потребовал вернуть народу право самому выбирать главу республики

Несмотря на игнорирование темы российскими официальными СМИ, противостояние вокруг обмена территориями между Ингушетией и Чечней не завершается и даже продуцирует довольно неожиданные новости. Так, в минувшую пятницу извиняться за несдержанность пришлось тому, перед кем ранее все извинялись, – Рамзану Кадырову. К тому же протестная волна потихоньку расползается на соседние территории: в Северной Осетии состоялся стихийный митинг с требованием закрыть экологически опасный, да еще и горевший недавно завод «Электроцинк».

Решения съезда – в жизнь

Важной вехой в противостоянии ингушей с властями своей республики и соседней Чечни стал прошедший во вторник Всемирный конгресс ингушского народа, ради подготовки к которому была свернута бессрочная акция протеста, участники которой две недели требовали отменить договор об обмене территориями, подписанный главами республик 26 сентября.

На мероприятие приехали ингуши из 14 российских регионов и семи стран: Бельгии, Грузии, Испании, Казахстана, Киргизии, Норвегии, Финляндии и Франции. И практически в самом начале своей работы они узнали важнейшую новость: местный Конституционный суд назвал неконституционным закон Республики Ингушетия от 4 октября 2018 г. «Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой». При этом отмечалось, что постановление КС Ингушетии «не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила настоящего постановления не может быть преодолена повторным принятием республиканского закона».

Получив такую поддержку, делегаты конгресса приняли аналогичное постановление, назвав закон еще и антинародным, а также попросили Владимира Путина вмешаться в ситуацию с разграничением территорий Ингушетии и Чечни. Также они решили отправить Путину свое постановление  «О признании неудовлетворительной деятельности органов государственной власти Ингушетии» и, что уже совсем ни в какие российские рамки не лезет, предложение вернуть ингушам право путем прямого всенародного голосования избирать глав республики, городов и районов, а также ввести смешанную избирательную систему для выборов республиканского парламента.

И хотя в постановление конгресса не вошли наиболее радикальные предложения вроде принятия закона о люстрации чиновников и создания подобия списка Магнитского для виновных в расхищении государственных средств, прогнозировать реакцию Москвы и Грозного на столь ярко выраженную фронду довольно трудно. Ведь Путин, как известно, «не поддается диктату улицы, а Кадыров в субботу заявил, что вопрос границы между двумя республиками закрыт.

Но и ингуши не собираются останавливаться на достигнутом, понимая, что даже после решения суда закон еще остается действующим. Поэтому заблаговременно подали заявку на трехдневный митинг, начало которого наметили на следующий после окончания Всемирного конгресса ингушей день. От упирающегося главы республики и депутатов вновь требуют отменить соглашение об обмене территориями и ратифицирующий его закон. При этом протестующие стараются оставаться в рамках правового поля, хотя даже такая осторожность не может уберечь от большого конфликта в российских, а тем более северокавказских реалиях.

Дело в нефти?

Как ранее сообщалось (и неоднократно), ситуация в регионе начала накаляться в августе-сентябре, когда стало известно о готовящемся соглашении об обмене территориями между двумя республиками. Многие ингуши высказывались вообще против передачи любых земель Чечне, но, когда в республике узнали, что они уступают намного большую (в 27 раз) территорию, чем получают взамен, возмущение выплеснулось на улицы и даже спровоцировало стрельбу. К счастью, пока только в воздух: так часть ингушских силовиков отреагировала на брошенную в главу республики Юнус-Бека Евкурова бутылку.

При этом как минимум часть ингушских полицейских отказались разгонять митинг и даже заблокировали продвижение к нему частей Росгвардии. Подействовать на принятие ими такого решения могло не только участие в акции протеста большого количества старейшин, но и всплывшие подробности земельного соглашения с Чечней. Например, председатель регионального отделения «Яблока» правозащитник Руслан Муцольгов заявил: «На землях, которые мы сегодня отстаиваем, находится порядка 70% площади нефтяного озера. Как мы помним, не так давно 49% акций «Чеченнефтехимпрома» были переданы руководству Республики Чечня. А еще «Роснефть» не так давно получила лицензию на разработку Бамутско-Датыхского месторождения» (последнее находится в Ачхой-Мартановском районе Чечни, граничащем с Ингушетией). А потом еще и оказалось, что якобы передаваемые Ингушетии земли и так принадлежат ей, но были ранее взяты в аренду Чечней.

То есть выяснилось, что у и так бедной Ингушетии попросту отняли земли в пользу «купающихся» в бюджетных дотациях Рамзана Кадырова и Игоря Сечина – друга Владимира Путина еще с питерских времен, руководящего государственной «Роснефтью» и очень неплохо живущего на ее доходы. Реакция митингующих ингушей на такую несправедливость была весьма эмоциональной, через какое-то время эмоции начали возобладать и по другую сторону спорной административной границы.

Стороны наговорили очень много нелицеприятного друг другу, в результате чего во второй половине октября ситуация начала приобретать уже совсем взрывоопасный характер. В том числе и из-за ставшей в последние годы чуть ли не «национальным спортом» для кавказцев игры в принуждение к извинениям за явные или мнимые оскорбления. Вот только если раньше они принуждали к извинениям русских, то теперь Рамзан Кадыров и его окружение попытались выбить извинения у соседнего народа, чьи представители сами не прочь заставить поизвиняться перед собой, что продемонстрировали год назад на примере целого федерального телеканала.

В общем, единственное, чего добился лидер Чечни, – выведения, и то, наверное, временного, его из внутриингушских аспектов земельного противостояния (мол, разбирайтесь с Евкуровым, это он отдал землю, а я ничего не захватывал). Притом лишь в словесном плане и не до конца: обзывать его, возможно, и перестанут, но называть одним из виновников сложившейся ситуации – вряд ли. Сама проблема решена не была и прекращать митинги до возвращения своих территорий никто из ингушей не собирался.

Теперь же, после решения Конституционного суда республики и конгресса, у ингушей появляются не только право, но и обязанность (как минимум перед чувством собственного достоинства) вернуть территории, на которых чеченцы начали строительные работы еще в августе – даже до подписания злополучного земельного соглашения от 26 сентября (поэтому СМИ часто говорили, что Евкурова Грозный и Москва просто поставили перед фактом).

Кадыров между тем отдавать эти земли явно не собирается, ведь это грозит ему потерей авторитета не только в глазах населения своей республики, но и среди жителей соседних регионов, которые начали заявлять претензии уже на чеченские территории: казаки Ставропольского края обратились к своим властям с просьбой изменить границы региона путем включения в него Наурского и Шелковского районов Чечни. Якобы их с состав кавказских этнических автономий незаконно передал в 1956 г. Никита Хрущев вместе с нынешними Моздокским районом Северной Осетии и Кизлярским районом Дагестана.

Но остается открытым вопрос: как будут реагировать чеченские строители и их охрана на незаконно занятых, с точки зрения КС Ингушетии, землях, когда вытеснять их придет масса безоружных ингушских активистов? Вступят ли они в силовое, а возможно, и в вооруженное противостояние с ближайшими этническими сородичами? Так что впереди еще много интересных, а возможно, и трагических событий.

И только в их ходе станет понятной причина показательного игнорирования обострения отношений между ингушами и чеченцами со стороны Москвы: полная утрата контроля над ситуацией (ведь она давно должна была бы развести силы до окончательного урегулирования вопроса) или же целенаправленное подогревание конфликта в регионе с целью смещения слишком много себе позволяющих местных элит (в том числе и «пехотинца Путина» – Кадырова) и введения еще в нескольких республиках фактически прямого правления федерального центра, как это уже случилось в Дагестане. Но оба эти варианта грозят серьезными последствиями не только Северокавказскому региону, но и России в целом.


Руслан Весел / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

6 − пять =