среда, 14 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Русские, убирайтесь! Когда в ЦАР начнется новая война Как и в советские времена, местный президент опирается на помощь Москвы в попытке укрепить свою власть – вплоть до диктаторского статуса

Наконец, стало очевидно, зачем Кремлю понадобилась Центральная Африка. Золото, алмазы, уран и прочие пригодные для распила недра здесь ни при чем. Ну не то чтобы совсем ни при чем. Это скорее приятный довесок, компенсация за труды на пути к главной цели – превращению ЦАР в зависящего от Москвы сателлита.

Получается, к слову, зрелищно. С марта пять сотен российских инструкторов (из которых по военному ведомству официально проходит всего пяток, остальные – якобы гражданские) натаскивала «преторианскую гвардию» президента Фостен-Аршанжа Туадеры, одетую и вооруженную за счет российских налогоплательщиков. Чтобы компенсировать эти траты – в персонифицированном и концентрированном виде, потому как миллион баксов в одном кармане всегда лучше, чем по одному в миллионе карманов, – ЧВК «Вагнера» отдали контракт на охрану месторождений. Хотя, опять же, дело не только в деньгах: лучших условий для маскировки контингента еще поискать – и не факт, что найдешь.

Конечно, это не невесть какие силы для страны, в которой до войны, вспыхнувшей в 2012 г., было примерно 5 млн жителей. Но, во-первых, приходится учитывать около миллиона беженцев и временных переселенцев. Во-вторых, практически все политические силы страны – даже парламентские – представляют собой относительно слабо связанные конгломераты, опирающиеся на вооруженные группировки. В этих условиях достаточно быть более организованным и лучше подготовленным, численность – вопрос второстепенный. Что и показали в свое время французские миротворческие силы. Но они ушли, как только ситуация начала демонстрировать признаки стабилизации.

Около 80% населения – христиане, примерно 15% – мусульмане. В 2013 г. исламские повстанцы из группировки «Селека» захватили столицу Банги, свергнув президента Франсуа Бозизе. До января 2014 г. страну возглавлял лидер «Селеки» Мишель Джотодия, но он бежал после того, как христианскому ополчению «Антибалаки» удалось консолидировать силы, а французы начали принуждать к миру обе стороны. В 2016 г. победу на выборах одержал Туадера, кое-как удалось запустить парламент.

И все бы ничего, если бы в конце октября парламент не проголосовал за отстранение от должности спикера Карима Мескасуа, представляющего мусульманское меньшинство. За его отставку проголосовали 95 депутатов из 140. Формально решение связали с «финансовой нечистоплотностью» политика, но есть и другое объяснение: конфликт между ним и президентом. Христианином, к слову. В понедельник, когда должно было состояться голосование по новой кандидатуре спикера, его сорвал один из депутатов, открывший стрельбу. Тоже христианин, причем в прошлом командовавший формированиями «Антибалаки».

Последовавший ультиматум «Селеки» – убрать российских наемников из районов, которые контролируют мусульмане, – делает явной схему в целом: как и в советские времена, местный президент опирается на помощь Москвы в попытке укрепить свою власть – вплоть до диктаторского статуса. Тем самым попадая во все большую зависимость от нее. Возникающий при этом хаос неизбежно оказывает дестабилизирующее воздействие на регион в целом. А это не только позволяет ловить рыбку в мутной воде, но и вынуждает оппонентов Кремля расходовать ресурсы и внимание на ликвидацию последствий очередного кризиса.

Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

19 − двенадцать =