вторник, 13 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Вадим Денисенко: Из-за списка Путина у нас появятся «дети лейтенанта Шмидта» Есть ли «засланные казачки» в крупнейших проукраинских/антироссийских парламентских фракциях? Безусловно, есть

В четверг, 1 ноября, премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление правительства о введении специальных экономических мер в отношении 322 украинских граждан и 68 компаний.

О причинах и последствиях введения этих санкций в интервью Деловой столице рассказал народный депутат Украины, представитель Кабинета министров в Верховной Раде Вадим Денисенко, тоже, кстати, фигуранта санкционного списка.

— Вадим, введение санкций против 322 украинских граждан сразу вызвало бурное обсуждение. Вас не удивляет перечень фигурантов?

— Подобные списки всегда вызывают много конспирологических теорий и вопросов из-за того, кто туда попал. Но полный список сделать невозможно. Если посмотреть на те списки, которые готовили Соединенные Штаты в отношении представителей Российской Федерации, то после их появления тоже появлялись конспирологические версии и теории заговоров. То, что какие-то незначительные лица в списки попадают, а более значимые – нет, просто небрежная работа спецслужб. Не следует забывать про человеческий фактор.

— Что вас больше всего заинтересовало в этом списке?

— Его можно разделить на три части: это политики, которые активно занимают проукраинскую и, можно говорить прямо, – антироссийскую позицию, бизнесмены, а также «засланные казачки», которых просто легализуют через подобные списки, причем эту технологию используют во многих странах. Посмотрим на этот список – в нем есть фамилия Егора Бенкендорфа, руководителя «112 канала». Теперь в ближайшее время все, кто борется за то, чтобы «112 канал» продолжал свою информационную политику, будут говорить: «Посмотрите! Какая прокремлевская политика – у нас же генеральный директор попал в санкционный список!». Такая же история, кстати, с Николаем Злочевским.

— Фамилии каких бизнесменов из списка вас удивили?

— Кроме Злочевского хотел бы обратить внимание на то, что в список попали Степан Ивахив и Виталий Антонов – это руководители двух крупнейших сетей АЗС в Украине WOG и ОККО. Все прекрасно понимают, что и одна, и вторая компания во многом зависимы от российской нефти, какого бы происхождения она ни была, пусть даже белорусского. Попадание этих двух людей в список связано не так с их проукраинской позицией, как с возможным переделом нефтегазового рынка в Украине. Недаром же говорят, что большие аппетиты именно на этот рынок имеет Виктор Медведчук.

— А попадание в список Дмитрия Фирташа не удивило?

— Надо отметить тенденцию, заметную на протяжении нескольких месяцев. Это попытка отделить Сергея Левочкина от Дмитрия Фирташа. В свое время, когда Медведчук решил отделиться от Суркиса, он многое делал для того, чтобы в прессе перестали употреблять их фамилии через запятую. В последние месяцы Левочкин жил своей жизнью, Фирташ – своей. Можно предположить, что для россиян если Фирташ является не списанным материалом, то, скажем так, вторичным, которым можно пожертвовать. Если он вылывет, то попадет в условный лагерь «псевдоантироссиян», если не выплывет – и бог с ним. Здесь все зависит от того, насколько американцы продвинутся в своих попытках екстрадировать Фирташа в США.

— Неожиданным стала фамилия Пинчука в этом списке.

— Показательно, что кроме Пинчука под санкции попали также Александр Богуцкий – руководитель телеканала ICTV, который всегда занимал проукраинскую позицию, и руководитель канала СТБ Владимир Бородянский, который никогда не скрывал, что выступает против введение языковых квот на телевидении. По сути на сегодня россияне де-факто дали «черную метку» Пинчуку, засвидетельствовав, что сегодня он полностью выпал из их сферы интересов. Не следует также исключать, что попадание Пинчука в санкционный список пролоббировано российскими производителями труб. Как, впрочем, и санкции в отношении Ferrexpo Константина Жеваго.

— Будет ли введение этих санкций иметь какие-либо последствия?

— Для 90% фигурантов этого списка никаких последствий не будет. Я, скажем, не был на России, по меньшей мере, лет десять и ехать туда не собираюсь. Каких-либо иных санкций в отношении меня и как минимум двухсот фигурантов этого списка не может быть. Разве что кто-то из нас сойдет с ума и поедет на Россию посетить мавзолей Ленина.

В отношении бизнесменов, то части из них санкции действительно могут усложнить жизнь. Ведь даже те компании, которые не имеют прямых отношений с Российской Федерацией, через определенных контрагентов так или иначе взаимодействуют с российскими компаниями. Очевидно, им придется как-то перегруппировывать бизнес, а это может привести к небольшим, но потерям. Для другой части санкции могут стать источником серьезных финансовых проблем, поэтому встанет вопрос о необходимости диверсификации рынков. Скажем, бизнес того же Пинчука. В то же время есть один нюанс, на который мало кто обращает внимание. В сносках в этом списке отмечено, что российский Минфин может разрешать отдельные операции с людьми, находящимися под санкциями. То есть определенные лазейки оставлены. Очевидно, из расчета на то, что предприниматели пойдут договариваться.

— А легализовать «засланных казачков» удастся?

— В отношении определенных лиц это, безусловно, сработает. У нас появятся дети лейтенанта Шмидта, которые будут рассказывать, как они боролись за Украину и что без их участия ничего бы на фронте не произошло. Поэтому все победы, которые имела украинская армия – это их заслуга, за что они и попали в санкционный список. Есть ли «засланные казачки» сегодня в крупнейших проукраинских/антироссийских парламентских фракциях? Безусловно, есть. И здесь уже вопрос исключительно работы Службы безопасности.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

4 × 3 =