четверг, 13 августа 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Гонец из Москвы: Кто и зачем пустил Рогозина в США По хлопотанию НАСА руководителю «Роскосмоса» позволили въезд в США. Якобы по личным делам. Вопрос – по каким?

Поездка нынешнего главы «Роскосмоса», а в недавнем прошлом – вице-премьера РФ на протяжении почти шести с половиной лет, Дмитрия Рогозина в США не могла не привлечь широкого внимания. Ведь с марта 2014 г. он находится под санкциями, причем в отличие от ряда других российских деятелей – в обоих списках, американском и европейском. То есть надо понимать, что четыре с половиной года Дмитрий Олегович в страны Запада не выезжал.

Фельдъегерь Путина

Оно, конечно, существуют разные методы обхода санкций. В первую очередь европейских – так, европейцы (то ли в Германию, то ли в Италию) пускали Иосифа Кобзона, чем явно продлили ему жизнь. В рамках следствия по вмешательству России в американские выборы в США предлагали приехать тесно связанной с верхами РФ адвокату Наталье Весельницкой, также встречаться с западными контрагентами россияне могут на территории Израиля или Турции, а начальник Генерального штаба ВС РФ Герасимов встречается с военными руководителями НАТО и США в Баку.

В данном случае, по официальной версии, санкции в отношении Рогозина были временно приостановлены по просьбе директора НАСА Джима Брайденстайна. Похоже, НАСА желает приватного разговора с Дмитрием Рогозиным, чтобы уяснить глубину создавшейся проблемы с запусками пилотируемых кораблей. В первую очередь потому, что опасности подвергается жизнь американских граждан и космическая программа США как таковая. Сегодня новый запуск пилотируемого корабля к МКС планируют на декабрь, но никакой уверенности в этом нет – покинуть станцию космонавты могут на специальном модуле, но вернуться теперь представляется затруднительным. Если еще летом на тему отсутствия надежных работающих пилотируемых кораблей скорее острили, то теперь проблема может встать в полный рост.

США многие годы полагались на российскую программу пилотируемых полетов к МКС и на российские же ракетные двигатели. Но если вторая проблема, похоже, решена (последние РД-180, которые используются для разгона первой ступени, поступят в США в 2020 г., а дальше НАСА начнет работать с местным поставщиком), то первая теперь обострилась. Собственные проекты пилотируемых кораблей в США все-таки довольно далеки от фазы рабочих операций – как частные, так тем более государственные, – разве что мы чего-то не знаем. Китайцы летают на свою маленькую станцию, и их корабль – как говорят, модифицированный «Союз» – не факт, что способен выполнять задачу трафика между Землей и МКС. Да и не пойдет нынешняя администрация в Вашингтоне на поклон к Пекину. Поэтому общение Брайденстайна с Рогозиным с глазу на глаз представляется оправданным.

Между тем надо отметить – директор НАСА все-таки не является самостоятельным политическим игроком. Джим Брайденстайн по специальности экономист, но в первую очередь морской летчик, в прошлом заведовал музеем авиации и космонавтики в Талсе, штат Оклахома, каковой штат пять лет (2013-2018) и представлял в нижней палате Конгресса США.

Несмотря на относительную молодость, Брайденстайн из обоймы республиканцев вроде Майка Помпео, таких крепышей со Среднего Запада, так или иначе связанных с оборонной промышленностью. Прямыми руководителями Брайденстайна являются глава аппарата Белого дома Джон Келли и вице-президент Майкл Пенс.

То есть решение по Рогозину согласовывалось с ними. Так что вряд ли глава многострадального «Роскосмоса» будет встречаться в США только со своим как бы коллегой (все-таки «Роскосмос» стоит в российской системе пониже НАСА, да и Рогозин больше не вице-премьер). И по этому поводу – а именно другим целям и мотивам этой поездки и ее обстоятельств – имеется ряд соображений.

Тонкости распила

Во-первых, вспомним, что Рогозин – в прошлом политик, который так или иначе конвертировал независимость своей партии «Родина», от которой стал в конце 2003 г. вице-спикером Думы, в должность представителя РФ при НАТО (2008-2011). Причем с точки зрения нынешних российских реалий – политик с неоднозначной репутацией, ведь когда-то он заигрывал с украинскими «оранжевыми», а затем многие годы был крайне активен в социальных сетях, вплоть до произошедшего в начале этого года скандала с каким-то своим племянником, который пытался производить тепловизоры за государственный счет. К этой истории мы еще кратко вернемся, она важна.

Поэтому здесь есть два аспекта: с одной стороны, «крамола» где-то там внутри Рогозина прячется, не мог он совсем отказаться от грез о независимом политическом плавание, а с другой – у него есть потенциал для роли тайного курьера между Владимиром Путиным и Дональдом Трампом. Ведь в системе российской власти он вынужден занимать нишу клоуна. Но не такую, как Дмитрий Медведев или Виталий Мутко, поскольку их иммунитет зиждется на изначальной принадлежности к питерской команде Путина. Рогозин из другой среды. Примерно как бывший конкурент Дональда Трампа, а теперь чуть ли не его лучший друг, сенатор Рэнд Пол, побывавший недавно в Москве с секретным письмом. Так и Рогозина вполне могли бы использовать в подобной почтовой роли в условиях «мягкой изоляции» – с тем же Джоном Болтоном в подобном ключе не пообщаешься: Болтон – личность цельная и принципиальная до такой степени, что это в свое время пугало даже Кондолизу Райс.

Во-вторых, если речь идет не только о банальном вызове на ковер, а о функции курьера лишь гипотетически, то можно вспомнить о той среде, из которой вышел Дмитрий Олегович. Февральский скандал по поводу производства тепловизоров не зря задел его до степени истерических обвинений и самостоятельного выпиливания из социальных сетей.

Расследователи «Новой газеты» писали, что в 2013-м под задачу производства полностью своего тепловизора создали компанию, и в ее совете директоров тут же оказался «племянник Рогозина». Предприятие «Фотоэлектронные приборы» в подмосковном Щелково появилось в сентябре 2013 г. и получило сотни миллионов рублей из бюджета. Цель – наладить производство собственных матриц и избавиться от импортной зависимости.

Половина средств в «Фотоэлектронных приборах» принадлежала государственному НИИ «Циклон»: институт внес в уставный капитал право пользования своим имуществом на общую сумму $11 млн. А другие 50% в компании, работающей над важной для России военной технологией, получила фирма, зарегистрированная на Кипре, – ​Rayfast Investments. Ее бенефициары прятались в более закрытых юрисдикциях: в Панаме и на Британских Виргинских островах.

Эта половина долей «Фотоэлектронных приборов» меняла собственников в офшорах по странным схемам, чтобы в конечном счете оказаться у сына генерала ФСБ Сергея Беседы, попавшего под международные санкции за организацию военных преступлений на востоке Украины (в дни свержения Виктора Януковича он находился в Киеве). Доля в стратегическом предприятии – ​»Фотоэлектронных приборах» – ​оказалась подаренной компании из Панамы Baron Commercial. Судя по расследованиям The Intercept и «Новой газеты», за этой компанией могли стоять интересы Алексея Беседы-младшего. Сама эта история долгая и ветвистая, вовлекает она и сына Рогозина Алексея (ныне вице-президент Объединенной авиакорпорации по транспортной авиации, в апреле этого года утвержден генеральным директором Авиационного комплекса им. Ильюшина). В итоге тепловизоров не получилось, но как минимум $20 млн за весь период «приделали ноги».

Бонд. Дмитрий Бонд

Однако политическая подоплека скандала вокруг Рогозина вовсе не в этих суммах, а в засветке семейства Беседы и его связей с семейством Рогозиных. Прежде всего сам Дмитрий Олегович – сын генерал-лейтенанта, заместителя начальника службы вооружения Министерства обороны СССР, одного из организаторов советской оборонной промышленности (кстати, нередко производящий впечатление неадекватного экономист Михаил Хазин – внук создателя системы ПВО Москвы Григория Хазина). В юности Дмитрий Рогозин мечтал работать во внешней разведке и в некотором смысле преуспел. Дело в том, что с 1983 г. глава «Роскосмоса» женат на Татьяне Геннадьевне Серебряковой, дочери полковника Геннадия Николаевича Серебрякова, сотрудника Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка), служившего на американском направлении, личности в своем роде легендарной.

Несмотря на стажировку на Кубе, официально Рогозина, жаждавшего, по его собственным словам, «получить задание», во внешнюю разведку СССР не взяли, поскольку Андропов в то время развернул борьбу с кумовством и запретил брать в ПГУ родственников действующих офицеров. Но, возможно, в постсоветской РФ требования стали более гибкими? Что касается Сергея Орестовича Беседы, то он с 2009 г. является руководителем 5-й Службы (Служба оперативной информации и международных связей) ФСБ России, представлял ФСБ России при G7, теперь при G20. Разыскивается, между прочим, Украиной и под гнетом санкций в Европе посещает разве что Сербию. Такой вот, как видим, клан высокопоставленных разведчиков. А скандал с тепловизорами все это, скажем так, внезапно подсветил.

Этот клан разведчиков, которому, подчеркнем, пришлось в последние годы нелегко, традиционно в постсталинском СССР, в ельцинской и путинской России, невзирая на те или иные перепады политической риторики, был прочно связан с Западом. И в нынешнем усугубляющемся разрыве с Западом эта группировка, сегодня находящаяся на вторых-третьих ролях, совершенно не заинтересована.

Так что вполне возможно, что Дмитрий Рогозин и сам обратился к американцам через своего профильного напарника с просьбой его принять, тем более что Джим Брайденстайн сказал что-то странное об этой поездке – о неких личных мотивах главы «Роскосмоса». Вот вряд ли – если, конечно, Рогозин едет не по заданию Путина – следовало бы о таком упоминать, если американцы не желают Дмитрию Олеговичу судьбы создателя информационной империи Кремля Михаила Лесина, забитого в Вашингтоне неизвестными насмерть в аккурат накануне встречи с агентами ФБР.

Правда, в том случае, если бы глава «Роскосмоса» запланировал побег, то сначала вывез бы из России семью (скажем, экс-министр экономики РФ Алексей Улюкаев предпринимал в этом отношении некие действия). Но об этом ничего неизвестно. Публично Рогозин также заявлял о том, что не имеет ни счетов, ни собственности на Западе, но поверить в это довольно сложно, учитывая все сюжетные линии с участием бывшего вице-премьера.

За обратным билетом

Бритва Оккама, конечно, сильно ограничивает площадку для строительства версий вокруг этой внезапной поездки Рогозина в США. Скорее всего, речь идет об объяснительной, о гарантиях и о деньгах. Только за последний «сезон» в «Роскомосе» разворовали $8,3 млн через госконтракты НПО автоматики им. Семихатова, а за годы вице-премьерства Рогозина и его кураторства отраслью было потеряно 19 спутников.

Падение пилотируемого корабля «Союз», которое было стеснительно названо официальными лицами «баллистическим спуском», может поставить жирную точку в истории российской космической отрасли. Как известно, до лучших времен отложен запуск даже морально устаревшего спутника «Метеор-2», ненадежного без комплектующих, находящихся под санкциями (кстати, по этой же причине РФ не может построить и свой тепловизор).

В то же время пользоваться космодромом «Восточный» просто опасно, он ведь разваливается, стоя на пустотах (проклят строителями, с которыми не рассчитались?). Но в обозримый период пилотируемые корабли у РФ не падали. На этот раз обошлось без жертв. РФ просто-напросто исчерпала советский космический задел, а сама строить новое органически неспособна. К примеру, ту же ракету «Ангара», сожравшую гигантские средства, в отличие от Falcon Heavy, так больше никто и не видел – как сказал бы Путин, «она улетела». Похоже, что вслед за отслужившим свое стареньким «Союзом» ныне и вся Россия вошла в фазу баллистического спуска.

Возможно, сам Дмитрий Рогозин вовсе не желает садиться в эту капсулу без обратного билета. Но с кем он там в Америке встречался, какие разговоры вел, пока что известно только ему, его собеседникам и сидящим на прослушке «товарищам майорам», причем не только из США и России. В этой все более занимательной игре по фрагментации российской элиты, экономики и системы внешнеполитического влияния Москвы участвует все больше игроков, и если бы РФ не привлекала к себе внимания инфантильно-агрессивным поведением, возможно, и обошлось бы. Однако контраст между перманентными провалами, часть из которых, вероятно, все-таки не совсем случайна, и задиристыми заявлениями слишком уж велик. Поэтому круг заинтересованных в смене власти в Кремле постоянно расширяется. И старинный клан Первого главного управления, который когда-то возглавлял Евгений Примаков, – не самый плохой вариант.

Единственно, что возникают сомнения в его способности вступить в борьбу за власть. Впрочем, нельзя исключать, что тот же Рогозин только притворяется клоуном, а не быть казнокрадом в современной России нельзя. Будут ли у этой поездки последствия в плоскости комбинаций в кремлевских коридорах, предстоит еще увидеть.

Заметно, что костяшки домино, из которых состоит путинский режим, уже падают друг на друга – от Северного Кавказа и ракет до губернаторов и европейских финансовых прачечных. Поэтому вероятность дворцового переворота вновь нарастает – это в конце концов хотя бы какой-то выход по сравнению с ожиданием ядерного апокалипсиса или появления в кремлевских коридорах человека с помповым ружьем. Но для того чтобы максимально смягчить риски такого маневра, надо ездить в Америку.

По личным причинам.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров