понедельник, 15 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Агенты Кремля: Как власть может наказать любимые телеканалы Медведчука Впереди достаточно долгая эпопея борьбы с информационным вредительством России

Приняв постановление о санкциях в отношении телеканалов «112» и NewsOne, Верховная Рада выполнила самую простую и формальную часть работы, поставив перед СНБО во главе с президентом крайне сложную задачу.

О том, что телеканалы «112» и NewsOne ретранслируют, пусть и осторожно, тезисы Кремля, в Украине не говорил только ленивый. Особенно актуальным этот вопрос встал после того, как в СМИ появилась информации о контроле над этими каналами Виктора Медведчука, а сам кум Путина стал появляться на «112» с завидной регулярностью. Однако главным катализатором введения санкций стала электронная петиция от 20 сентября с требованием «остановить антиукраинскую деятельность» указанных медиа, собравшая 25 тыс. подписей, в том числе и личную подпись президента Петра Порошенко.

Сыграла свою роль и риторика президента о том, что Украине нужен закон об агентах влияния России в украинском медиапространстве. Все это в четверг, 4 октября, вылилось в успешное голосование за постановление с рекомендациями СНБО ввести санкции против российских агентов в медиапространстве. Хотя 229 голосов за – далеко не самый успешный результат голосования, что немаловажно в контексте необходимости его повторения, чтобы утвердить решение СНБО о санкциях, если таковое последует и будет введено в действие соответствующим указом президента. Именно такую процедуру введения санкций, напомним, предусматривает украинское законодательство.

Разумеется, реакция на это постановление со стороны симпатизирующих «пострадавшим» была быстрой и предсказуемой – украинскую власть обвинили в ущемлении свободы слова, введении цензуры и пообещали жаловаться во все возможные европейские инстанции. И нужно признаться, что у противников санкций против «112» и NewsOne есть серьезные основания надеяться на успех. Несмотря на то что деструктивная информационная политика пророссийских медиа очевидна более-менее всем, однако не только доказать, но и даже юридически грамотно сформулировать весомые основания для санкций никто пока так и не смог.

В постановлении, за которое проголосовали депутаты, необходимость введения санкций мотивирована тем, что «в деятельности юридических лиц, перечень которых приведен в «Приложении 1″ к этому постановлению, присутствуют системные признаки наследования дискурсивных практик российской имперско-шовинистической пропаганды, на постоянной основе фиксируются проявления пропаганды и распространения идеологии терроризма».

В чем конкретно выражаются все эти преступные «дискурсивные практики», разумеется, никто пока сказать не может, а свобода слова в современной Европе все еще остается священной коровой, что и вселяет в пророссийские медиа уверенность в успехе. Правда, Россия при помощи Russia Today заставляет европейцев становиться несколько менее либеральными в этом вопросе, но до серьезных сдвигов дело пока не дошло.

Итак, что же в этой ситуации может предпринять СНБО? Самый простой вариант – это выполнить рекомендации парламента и ввести санкции, не слишком вдаваясь в детальное пояснение оснований. Тем более что санкции могут быть очень разными – от лишения права на вещание и ареста имущества до каких-нибудь чисто символических. Например, в Раде звучали предложения обязать пророссийские каналы маркировать свой продукт предупреждением, дескать, «осторожно, вы смотрите российскую пропаганду».

Но все эти варианты достаточно рискованные. Отделавшись номинальными санкциями, власть гарантированно подвергнется нападкам патриотов и обвинениями либо в полной импотенции, либо в сознательном подыгрывании врагам, что совершенно не нужно Порошенко перед президентскими выборами. Серьезные же санкции вплоть до прекращения вещания вполне могут втянуть Украину в международный скандал с непредсказуемыми последствиями, который тоже никому не нужен. Так что наиболее правильным вариантом было бы очень качественно обосновать введение санкций, чтобы у наших европейских партнеров было четкое понимание, почему и за что власть закрывает СМИ. И здесь у СНБО также есть варианты, где именно искать обоснование.

Если исходить из логики постановления Верховной Рады о «систематических дискурсивных практиках российской имперско-шовинистической пропаганды», то можно, например, создать некий экспертный орган, который проведет мониторинг эфиров телеканалов и сделает на его основании соответствующее экспертное заключение, на основании которого СНБО и будет принимать соответствующее решение.

И тут нужно понимать, что экспертам придется провести титаническую аналитическую работу. Дать четкое определение, что такое российская пропаганда, каковы ее конкретные проявления, к каким катастрофическим последствиям она приводит, но самое главное – нужно на конкретных примерах доказать, что в основе этой пропаганды лежит не просто некая «другая точка зрения», а прямой обман, а значит, для «репрессий» есть все основания.

Разумеется, подобный подход станет для Украины прецедентом и не факт, что будет однозначно воспринят на Западе, тем не менее это будет лучше, чем вводить санкции против каналов, основываясь на неких умозрительных заключениях общественности.

Но СНБО может пойти и другим путем и рассматривать не сам контент каналов, а пути его финансирования с целью доказать, что ниточки от «112» и NewsOne ведут в Москву и что каналы управляются и финансируются из страны-агрессора. Возможно ли доказать подобное в принципе и если возможно, то смогут ли это сделать украинские сыщики, обычно не блещущие сверхэффективностью, – вопрос, разумеется, открытый. Как, собственно, и вопрос, является ли финансирование из России достаточным основанием для санкций против СМИ.

Как бы то ни было, а простые рецепты, так любимые украинскими патриотами, типа «взять и запретить», в этой истории, скорее всего, не сработают. И впереди достаточно долгая эпопея борьбы с информационным вредительством России с далеко не гарантированным позитивным результатом.

Виталий Дяченко / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

3 × три =