среда, 24 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Блеф Путина: Почему асадовские ЗРК C-300 не будут стрелять Российское руководство привычно полагается на авось даже тогда, когда обеспечивать вновь поднятые ставки попросту нечем

Ахиллесовой пятой российского руководства традиционно является слабость долговременного стратегического планирования. Причем независимо от того, в каких титулах оно ходит – самодержца, генсека или, как сейчас, галерного раба. То ли дело в отсутствии системного образования, то ли в наличии системного отрицательного отбора, но история России пестрит примерами, когда даже крупные тактические успехи в любой области функционирования государства впоследствии оборачивались еще большими стратегическими потерями. Впрочем, речь о делах не минувших, но нынешних. Одно из них – дело сирийское.

До недавнего времени там все складывалось для Москвы относительно неплохо. Хотя дурная карма, конечно, периодически срабатывала, но в основном по мелочи. То химатаку скрыть не получится, то турки показательную порку устроят, то американцы. Но именно что показательную, и в целом присутствие «ихтамнетов» себя более-менее оправдывало: Асад в своем кресле усидел, оппозиция перестала представлять сколько-нибудь серьезную угрозу, право россиян на присутствие в Средиземноморье никто не оспаривал. С Израилем, правда, немного неудобно получилось, убеждать-то «ихтамнетов» иранских покинуть сопредельные с ним территории никто всерьез и не собирался. А втюхивать Иерусалиму то, чем не располагаешь, – дело, прямо скажем, неблагодарное. Так что пришлось мириться с тем, что евреи делают все, что считают нужным для своей обороны, и называть это компромиссом. Ну и пришлось пока забыть о наступлении на Идлиб, смирившись с Южным газовым коридором, но Кремлю при этом позволили сохранить лицо.

В общем, нормально было. Пока «сирийская» ПВО (приходится брать в кавычки в силу того, что и руководство ею, и, вероятно, командование отдельными расчетами осуществляют российские военнослужащие и наемники), имитируя отражение налета израильтян, не сбила российский же разведчик Ил-20. И хотя поначалу Владимир Путин нарочито миролюбиво заявлял, что этот инцидент нельзя сравнивать с потерей Су-24, ставшего в 2015-м добычей турецкого истребителя, социально-политическая обстановка внутри России (недовольство в связи с повышением пенсионного возраста, падение уровня жизни и череда скандальных провалов партии власти на местных выборах), похоже, вынудила Москву пойти по пути эскалации и попытаться выдавить из ситуации максимум возможного.

По всей видимости, именно этим обусловлено заявление министра обороны РФ Сергея Шойгу о намерении в течение двух недель начать поставки Дамаску комплексов С-300 под предлогом обеспечения безопасности российских военнослужащих. Ведь, по официальной версии Москвы, Ил сбила ракета типа С-200 в экспортном исполнении, не оснащенная системой идентификации «свой-чужой». Из чего можно сделать вывод, что «трехсотые» будут поставляться из имеющихся резервов МО РФ без модификаций (и, соответственно, можно будет не прятать их операторов – как минимум на срок, необходимый для освоения этой техники сирийцами).

В общем, беря во внимание декларируемые характеристики С-300 (в боевых действиях до сих пор не отмеченных), налицо явная угроза Израилю, тем более что в 2013-м поставки этих ЗРК в Сирию были застопорены именно вследствие переговоров с ним. То есть, во-первых, Россия таким образом стремится восстановить паритет, нарушенный, как справедливо отметил советник Трампа по нацбезопасности Джон Болтон, по вине Ирана. А во-вторых, парадоксальным образом фактически заявляет о намерении прикрывать иранских прокси от израильских ВВС.

Проблема, однако, в том, что это опять игра в короткую. С одной стороны, с появлением у асадовских войск С-300, очевидно, израильтяне операций в сирийском небе не прекратят. Просто у них пополнится перечень целей, о чем и было прямо заявлено. Причем – чем черт не шутит – вполне резонным оправданием здесь будет выглядеть как раз забота о безопасности российских самолетов. А то мало ли, опять ракета не ту цель захватит…

К тому же еще большой вопрос, способны ли эти ЗРК перехватывать новейшие многоцелевые истребители F-35. И такой же вопрос – отважатся ли российские «ихтамнеты» проверять это на практике. В конце концов, это чревато. Причем не только уничтожением объектов ПВО (к слову, интересно, не дойдет ли до сиквела знаменитого сюжета «похищение радара») и дальнейшей эскалацией сирийского конфликта. В числе вероятных последствий и дополнительные санкции, и присоединение к ним Иерусалима, который доселе вполне охотно делился с Россией технологиями и не гнушался кремлевских денег: когда речь заходит о его безопасности, Израиль становится очень щепетильным.

Кстати, в качестве асимметричных мер уже анонсировались поставки ударных беспилотников Украине и Грузии – пока, впрочем, неофициально. Так что С-300, конечно, могут оказаться в формальном распоряжении Асада. Но останутся не менее глухи и слепы, чем официально российские.

В противном случае дальнейшие последствия представить нетрудно: присутствие в Сирии будет требовать от Москвы все больших ресурсов и усилий при стремительном сокращении возможностей для маневра. Причем наибольшую выгоду от этого положения получит Иран. Впрочем, такое положение дел для России привычно: в прошлом веке подобное случалось неоднократно, причем дважды – в 1914-м и в 1939-м – оборачивалось катастрофой для нее самой. И все потому, что российское руководство привычно полагается на блеф и авось даже тогда, когда обеспечивать вновь поднятые ставки попросту нечем.

Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

6 − пять =