понедельник, 15 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Что даст Порошенко и Украине разрыв «Большого договора» с Россией Разрыв договора о дружбе с Россией – это констатация того факта, что давно окоченевший труп этой дружбы все-таки не является живым

Президент Украины Петр Порошенко все-таки утвердил решение Совета национальной безопасности и обороны Украины о прекращении действия Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Россией (который в момент подписания еще называли «Большим договором»).

Договор, заключенный 31 мая 1997 года президентами Украины и России Леонидом Кучмой и Борисом Ельциным соответственно, как не странно, в те времена вызвал протест на России как «слишком проукраинский». Российская Дума ратифицировала его – после долгих дебатов и критики – только 25 декабря 1998 года, а Совет Федерации – 17 февраля 1999 года, при том что в Верховной Раде со всем справились еще в январе 1997-го.

Договор содержит 41 статью, где, в частности, значится, что «стороны уважают территориальную целостность» друг друга, а также «подтверждают нерушимость существующих между ними границ», и «не позволят использовать свою территорию в ущерб безопасности другой стороны». В его «излишне проукраинском» характере, очевидно, сомневался и действующий президент России Владимир Путин, когда начал агрессию против Украины, грубо нарушив не только массу норм международного права, но и «Большой договор».

При этом до недавнего времени ни украинский МИД, ни президент даже после нескольких лет войны полностью разрывать договор о дружбе не планировали. Во внешнеполитическом ведомстве, в частности, считали, что, расторгнув договор, Украина не сможет подать на Россию в Международный суд ООН в Гааге за его нарушение.

А еще в апреле этого года, через четыре года после начала войны, Петр Порошенко заявлял, что после появления термина «российская агрессия» во многих международных документах Украина получила наконец-то право приостановить нормы «Большого договора» о стратегическом партнерстве, о военном сотрудничестве, о военно-техническом сотрудничестве, и «много других норм, которые на сегодняшний день не является интересом Украины». «Но твердо остаются нормы о суверенитете, территориальной целостности и независимости Украины и международно признанных границыах, зафиксированные в этом договоре. То, что на сегодняшний день обязательно работает на нас, оно останется», – считал тогда президент.

При этом резоны как МИД, так и Банковой в этом деле выглядели несколько странными. Поскольку Россия, нарушив основополагающие принципы международного права и начав вооруженную агрессию, вряд ли собиралась уважать нормы какого-то там двустороннего соглашения, принятого еще до момента «вставания с колен» одним из немногих пусть и очень относительно либеральных российских правителей. Равно как и любое решение любой судебной инстанции не привело и не приведет к деоккупации Крыма или прекращению конфликта на Донбассе. Тем более, что «Большой договор» – это двусторонняя сделка, которая может быть денонсирована не только Украиной, но и Россией в любой момент, когда в Кремле решат, что она как-то вдруг сужает возможности России.

Правда, украинский МИД утверждает, что каким-то способом нормы данного соглашения использовались украинской стороной в качестве аргументов в судебных спорах об одолженных у России правительством Януковича средствах (которые министр иностранных дел называет «трешкой Януковича») и в Стокгольмском арбитраже относительно газовых споров. Но и эти дела подходят к концу.

Поэтому решение президента об отказе от продолжения этого гротескного и на сегодняшний день никому не нужного документа является вполне логичным. А процесс его денонсации в Верховной Раде поставит в интересную позицию тот же Оппоблок, для депутатов которого как голосовать, так и не голосовать за соответствующий законопроект будет одинаково нежелательно.

Конечно, злые языки могут сказать, что удивительная решимость Петра Алексеевича прорезалась как-то удивительно близко к выборам, и даже будут иметь при этом определенную закономерность. Хотя с Банковой всегда могут ответить, что именно сейчас подошел удобный момент для того, чтобы подвести черту под дружбой. Которой, кажется, в реальности никогда и не было.


Роман Федюк / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

один + 19 =