среда, 17 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Большая чистка: Как Минфин США выдавливает россиян из Средиземноморья Малоизвестная и незаметная американская спецслужба устроила большие неприятности путинским «кошелькам»

Несмотря на смену администраций в Белом доме, а также руководителей Федеральной резервной системы и министерства финансов США, мощным инструментом американской внешней политики остается Управление по контролю над иностранными активами американского минфина (OFAC), в сферу ответственности которого входит борьба с отмыванием денег и материальной базой мафиозных, а также террористических организаций. Да и в инструментарии политики OFAC отводится не последнее место.

В фокусе интриги

Между тем именно в отношении OFAC теперь может развернуться сложная бюрократическая интрига. Дело в том, что в обеих палатах американского Конгресса в рамках шлифовки законопроекта Грэма–Менендеса обсуждается восстановление или создание отдельного офиса по вопросам санкций. Уточним, что этот законопроект и само OFAC не следует путать ни с вводившимися на протяжении августа санкциями (вероятно, они будут усугублены в ноябре) по распоряжению Госдепа США в ответ на химические атаки России против Великобритании и, заметим, в Сирии, ни с самим Госдепом. Думается, здесь возникнет нешуточная подковерная борьба, поскольку санкции, предусмотренные проектом Грэма–Менендеса и низводящие РФ до положения Ирана или КНДР, все-таки относятся к компетенции скорее минфина, нежели Госдепа.

Во второй срок Барака Обамы политика санкций реализовывалась специальным чиновником Госдепа – координатором санкций Дэниелом Фридом (в первый срок он был специальным представителем по вопросам комплекса в Гуантанамо, при Буше-младшем – помощником госсекретаря по Европе и Евразии, при Клинтоне – послом в Польше).

Теперь, надо понимать, такого отдельного офиса не существует, вот сенаторы и хотят его восстановить. Но, во-первых, надо сделать это красиво, чтобы не называть подразделение «отделом по делам России». Во-вторых, они хотят как-то усилить его поводком для Трампа по вопросам НАТО. И в-третьих, вряд ли стоит устраивать межведомственный конфликт на ровном месте. Так что нельзя исключать, что ведущая роль останется все-таки за управлением минфина. Тем более что внешний фактор – «Россия изменит свое поведение», и вторую очередь «химических» санкций и первую очередь ограничений в рамках законопроекта под рабочим названием «Защита Америки от российского вмешательства» (Хойера, Грэма–Менендеса и других) вводить не придется – следует относить к проблематике отдела фантастики.

Но, прежде чем указать на то перспективное географическое направление, в котором за последний год, а в особенности с начала лета 2018 г., пролегли лучи добра американской финансовой разведки, необходимо пролить свет на позиционирование OFAC в структуре исполнительной власти США.

Тайное оружие минфина США

Иногда OFAC называют одним из «самых мощных, но малоизвестных» государственных агентств Америки, притом что подразделение существует уже не один десяток лет. Примечательно, что с сентября 2017 г. (то есть уже при Трампе–Мнучине) оно получило право взимать значительные штрафы с лиц, которые не выполняют его предписаний, а также замораживать активы и запрещать деятельность в США. Известно, что в 2014 г. OFAC заключило рекордное мировое соглашение на $963 млн с французским банком BNP Paribas в рамках дела о нарушении санкционного режима на $8,9 млрд.

Специальный отдел по контролю за иностранными денежными средствами появился еще в годы Второй мировой войны (и становления Бреттон-Вудской монетарной системы), причем он был создан указом президента Франклина Д. Рузвельта в ведомстве министра финансов 10 апреля 1940 г. и использовал полномочия, предусмотренные законом 1917 г. с красноречивым названием «О торговле с врагом». Среди прочего подразделение занималось контролем над импортом в военное время иностранных товаров и ограничениями на торговлю с вражескими странами.

Также этот офис участвовал в составлении санкционных списков и проводил перепись иностранных активов в США и американских активов за рубежом. В 1948 г. задачи подразделения по блокированию зарубежных фондов были переданы агентству в составе министерства юстиции США, с тех пор они тесно связаны (подчеркнем, именно с минюстом, а не с Госдепом). При этом финансовая разведка США является именно разведкой, и, за редким исключением, ее кадровый состав и внутренняя структура не менее чем на три четверти покрыты завесой секретности.

Но в декабре 1950-го, опять-таки в составе минфина, было организовано управление, ставшее непосредственным предшественником OFAC. Незадолго до этого КНР вступила в корейскую войну, и президент Гарри Трумэн объявил чрезвычайное положение, заблокировав все китайские и корейские активы в юрисдикции США. В своей нынешней форме OFAC существует с 1962 г.

Офис публикует специальный черный список лиц (SDN, Specially Designated Nationals List), в котором перечислены люди, организации, а также воздушные и морские суда, с которыми гражданам США и постоянным жителям страны запрещено заниматься бизнесом. Причем этот перечень отличается от списка, который ведется в соответствии с разделом 314(a) Патриотического акта США. Когда юридическое или физическое лицо добавляют в список SDN, оно может обратиться в OFAC для пересмотра. Однако OFAC не обязан исключать физическое или юридическое лицо из списка SDN. По состоянию на 7 октября 2015 г. в список SDN были внесены 15 220 записей, касающихся представителей 155 стран. Из них 178 записей соответствовали самолетам и 575 записей — морским судам. Остальные 14 467 записей перечисляли определенных людей и организации. OFAC создает отдельные записи в списке SDN для каждого известного псевдонима, из-за чего общее количество записей не отражает точного числа пребывающих под санкциями субъектов.

Согласно законодательству OFAC – даже не управление, а всего лишь офис, (отдел, агентство) министерства финансов США, занимающийся вопросами финансовой разведки, планированием и применением экономических и торговых санкций для поддержки целей американской национальной безопасности и внешней политики. Правда, это «всего лишь» напоминает лейтенанта Коломбо из известного сериала. Ведь постсоветским переводчикам было невдомек, что «лейтенант» является самым высоким неполитическим званием в полиции американского штата, поэтому в анонсах новых серий они объявляли героя Питера Фалька «дослужившимся всего лишь до лейтенанта». OFAC осуществляет свою деятельность против иностранных государств и ряда других организаций и лиц, в частности, террористических группировок, которые считаются угрозой для национальной безопасности США. Иными словами, это структура не оборонная, а наступательная.

В структуре минфина США OFAC подчиняется Управлению по финансовой разведке и противодействию терроризму (TFI – сегодня им руководит заместитель секретаря, Сигал П. Манделькер, прошедшая всю иерархию судебной власти и министерства юстиции США). Многие цели OFAC широко задаются Белым домом, но в большинстве отдельных случаев уточняются отделом глобального таргетинга (Office of Global Targeting), находящимся – сюрприз! – в составе самого OFAC.

А самим офисом с 2007 г. – уже при третьем президенте (причем о его переназначении в администрации Трампа сообщила в марте 2017 г. коротенькая заметка в Wall Street Journal с огромным количеством просмотров) – руководит загадочный персонаж с непритязательным фио – Джон И. Смит. Причем эта должность не принадлежит к кругу позиций, утверждаемых Сенатом США, – это типичный пост в рамках «глубокого государства». Похоже, практически невозможно назначить на позицию директора OFAC и любимчика очередного президента – может выйти еще хуже, чем с бывшим госсекретарем Тиллерсоном или проработавшим всего лишь неделю экс-директором по коммуникациям Скарамуччи: система просто съест такого фаворита.

Греция во гневе

Из вышесказанного становится понятно, что американская финансовая разведка нередко проводит свою собственную линию, используя весь масштаб широко трактуемых полномочий. И с начала 2017 г. вектор этой политики, как бы корректируя те или иные связи нового президента с сомнительными европейскими и российскими олигархами, явственно уперся в Средиземноморье.

Этот эпизод нашей истории можно даже начать с конца, уж больно показательным он стал. О связях российского – и не только –руководства с Грецией, вовсе не ограничивающихся делами церковными и туризмом, известно давно и много. К примеру, полюбил эту древнюю страну министр культуры РФ, официальный лжеисторик и лжегенетик Владимир Мединский, открывавший там новые отели, построенные на деньги путинского окружения. Притом что практически все окружение самого Мединского за последние годы либо село, либо было отставлено за коррупцию (в России-то!). Но это к слову.

10 августа нынешнего года долго тлевший шпионский (но не только) скандал в Греции, связанный с деятельностью российских дипломатов и специальных служб, затронувший в том числе и греческую православную церковь, внезапно взорвался едва ли не разрывом дипломатических отношений.

В совершенно скандальном заявлении МИД Греческой Республики от 10 августа сказано буквально о следующем. Во-первых, Греция – это миролюбивая страна с многоплановой независимой демократической внешней политикой. Будучи суверенным государством с древней историей, она требует к себе уважения и отношений на основе равенства всех стран. В этом контексте она способствует политике дружественного сосуществования также с Россией, большой страной с сильным присутствием на европейской арене. В рамках этой политики Греция неуклонно поддерживает хорошие отношения и сотрудничество со своими соседями в целях решения многолетних проблем на благо Балкан, Европы и всех народов.

Во-вторых, по мнению правительства Алексиса Ципраса, в настоящее время Россия «не может понять» принципиальных позиций греческой внешней политики. Поскольку, желчно замечают Афины, она начала сражаться как товарищ по оружию с Турцией, предоставляя ей помощь рядом мер в сфере безопасности. Таким образом, РФ, по-видимому, неуклонно дистанцируется от позиций, соответствующих уровню дружбы и сотрудничества, которые характеризовали греко-российские отношения на протяжении 190 лет. Похоже, в Москве не понимают, что у Греции есть свои интересы и критерии в международной политике.

В-третьих, именно в этом контексте следует расценивать решение России о высылке сотрудников посольства Греции в Москве. Решение министерства иностранных дел России, в отличие от решения греческой стороны, которое основывалось на конкретных доказательствах незаконной и недопустимой деятельности российских официальных лиц и граждан в Греции, не основывалось на доказательствах. Напротив, решение российской стороны произвольно и безответственно.

В-четвертых, Греция желает напомнить российским друзьям, что ни одна страна в мире не потерпит попыток: а) дачи взятки государственным чиновникам, б) подрыва ее внешней политики, в) вмешательства в ее внутренние дела.

В-пятых, Греция приняла меры только после документирования осязаемых инкриминирующих доказательств. Более того, Греция никогда не вмешивалась и не пыталась вмешиваться во внутренние дела России. Очевидно, что есть несколько россиян, в отношении которых, к счастью, мало кто думает, что они могут работать в Греции, не соблюдая законы и правила, и даже угрожать ее гражданам и ответственным лицам. В частности, Греции пытались навязать присутствие Императорского православного палестинского общества – организации, созданной царскими секретными службами в XIX в. с целью деэллинизации патриархатов Ближнего Востока.

Дружба между Грецией и Россией диктует, что от таких подходов следует отказаться, а не наоборот. В отношении произвольных мер, предпринятых руководством МИД России, Греция будет реагировать со сдержанностью и трезвостью.

Освобождение Монако

Как видим, если бы Греция, в свое время открывшая новым русским путь в Средиземноморье благодаря общей исторической памяти и православию, не была членом НАТО и две страны могли бы воевать физически, можно было бы сказать, что они оказались на пороге войны. Так что, как теперь выясняется, вовсе не случайной была в январе внезапная кончина в Афинах начальника консульского отдела посольства РФ в Греции Андрея Маланина – личности загадочной, человека без биографии. Представляется при этом, что вовсе не «турецкий сантимент» Кремля, пытающегося теперь продать свой газ хоть в ад и построить газопровод хоть на Марс, стал последней соломинкой.

Оно, конечно, раболепствуя перед Эрдоганом, как московские улусники перед крымским ханом, надо сильно постараться, чтобы разрушить отношения с традиционно симпатизирующей России страной. Притом что и сам Эрдоган ничем не поступается Путину, разве что манит его разного рода и размера морковками. А вот отношения с Грецией Кремлю при Ципрасе уже точно не восстановить. Да и прогерманская ориентация Афин, несмотря на дебоши, время от времени устраиваемые крайне левыми и крайне правыми, теперь оформляется окончательно. Но не ей способствует, разумеется, Америка. А чему тогда?

Для ответа на этот вопрос следует взглянуть на то, что происходит в еще недавно уютном для российских капиталов Средиземноморье в последние месяцы.

Так, в конце мая нынешнего года банки Кипра начали массовую проверку счетов россиян (первым об этом сообщило местное издание для коммерсантов Fun&Profit). Они стали принудительно закрывать счета, вынуждая иностранцев перевести деньги в RCB – кипрскую «дочку» ВТБ. Фактически новых счетов они больше не открывают – для этого требуется огромный пакет документов. А в начале мая на острове побывала делегация OFAC. Американцы собрали в кипрском ЦБ глав всех банков и «потребовали избавиться от русских счетов», говорит источник, узнавший об этом от непосредственного участника встречи. По словам другого собеседника F&P, представители минфина США пригрозили местным банкам устроить то же самое, что было в Латвии (намек на санкции против второго крупнейшего банка страны ABLV), если они не последуют рекомендациям OFAC.

Но зачисткой Кипра (в системе юстиции которого следом тоже стали происходить дурнопахнущие разоблачения «друзей России») дело не ограничилось.

8 июня 2018 г. суд Монако обвинил Жан-Пьера Дрено, бывшего генеральным прокурором княжества с мая 2011-го по сентябрь 2015 г., в преступном сговоре с российским олигархом Дмитрием Рыболовлевым против его партнера по бизнесу в сфере искусства и созданию глобальных хранилищ ценностей Ива Бувье. Рыболовлев, надо сказать, сбежал на Кипр, где до недавнего времени чувствовал себя королем. В 2011 г. он приобрел две трети футбольного клуба «Монако», чтобы таким образом войти в местный высший свет (с этой целью треть клуба была подарена князю Монако Альберту) и получить подданство княжества. Рыболовлев купил клуб за 1 евро, но обязался вложить в него, по крайней мере, 100 млн евро. На самом деле с годами он вложил больше – от $200 до $300 млн, сделав из умирающей команды успешную.

Предсказуемо, что вместе с Рыболовлевым, которого в переходной от Ельцина к Путину России преследовали за бандитизм, в руководство Монако пришла системная коррупция. Считается, что Рыболовлев подкупил и сделал «своими» часть высших чиновников княжества, в том числе начальство уголовной полиции, шефа спецслужбы Режиса Ассо и министра юстиции Филиппа Нармино (последний в связи с этим вынужденно ушел в отставку, а 22 сентября 2017 г. был арестован). Но к этому времени Рыболовлев был уже совладельцем Банка Кипра. Еще в 2010 г. он купил крупный пакет акций (9,7%), что давало ему право и возможность контролировать процесс принятия решений. Вместе с долей ведущего кипрского банка в кармане Рыболовлева оказалось и все руководство острова. Как хвастался близким сам Рыболовлев, в феврале 2013 г. именно он поставил президентом Кипра Никоса Анастасиадиса, поныне управляющего этой страной.

Тем временем у Рыболовлева возникли неразрешимые проблемы в Монако: из-за коррупционного скандала он впал в немилость к принцу Альберту и последний отказал ему в гражданстве, намекнув на необходимость покинуть пределы княжества. Как утверждает в своем нашумевшем расследовании «допросить Леонардо да Винчи», ставшем «жемчужиной» окружающей обстоятельства прихода к власти Дональда Трампа конспирологии, американский журналист Юрий Фельштинский, олигарх вместо монакского обзавелся гражданством Уругвая, не признающего законов международной экстрадиции. Теперь Рыболовлев через своего зятя, уругвайского бизнесмена Хуана Сартори, оформляет покупку английского футбольного клуба Oxford United, который выступает в третьей по значимости футбольной лиге Англии. Однако, заметьте, Уругвай очень далеко от Средиземного моря.

А Великобритания, традиционно оказывающая серьезное влияние как на Грецию, так и на Кипр (где находится ее авиабаза) и на Мальту, брутально выбросила Романа Абрамовича, по наводке OFAC обнаружит теперь на своем радаре и нового уругвайца, ранее прославившегося в широких кругах лишь склокой с Александром Лукашенко, без лишних церемоний арестовавшим Владислава Баумгертнера – представителя Рыболовлева в калийном бизнесе.

Мальту взяли в оборот

Существует мало сомнений в том, что американская финансовая разведка, ее менее опытные (или до последнего времени менее решительные) коллеги в Великобритании и союзные подразделения и сообщества в других странах двинутся дальше.

Под прицелом сегодня находится Мальта. Так, в поле зрения соответствующих структур (в силу озвучивания официальной версии нахождения российских военных в печально известной ЦАР) недавно попал заместитель директора департамента информации и печати МИД РФ Артем Кожин. Этот чиновник недавно засветился на мероприятии русской диаспоры в островном государстве, которое интересует американцев в рамках расследования дела о вмешательстве РФ в президентские выборы, а россиян – в плане паспортов.

Попавший как кур в ощип сотрудник штаба Трампа Джордж Попадопулос (и это не единственный этнический грек, замешанный в странном деле Трампа) сдал специальному прокурору Мюллеру устанавливавшего связи с Сергеем Лавровым профессора Джозефа Мифсуда, мальтийского гражданина, что выглядит вдвойне подозрительно, так как все близкие к разоблачению агенты влияния России устремлялись за гражданством если не на Кипр, то на Мальту. А как любят говорить в кругах финансовых разведчиков – «деньги всегда оставляют след».

И где же еще деньгам его оставить, если не на Кипре, не в Греции и не на Мальте? А ведь с западной стороны Средиземноморья (которое скоро станет полем битвы между проектами газопроводов из стран Ближнего Востока в Южную Европу) на незаконные – то есть такие, которые возвращать-то и не нужно, – активы теперь охотятся Франция и Испания. Думается, не только российским преступным олигархам и коррупционерам стоит бояться кратно возросшей интенсивности работы OFAC и его коллег на «лазурных» берегах, но и их подельникам из других постсоветских стран. А также из государств ЕС, ранее считавшихся приличными, – таких как Австрия, скандальные связи нескольких поколений политического руководства которой, согласно разоблачениям последних лет, тоже потянулись на Кипр, Мальту и даже в Израиль.

Но Израиль – это, конечно, сугубо отдельная тема, поскольку с ним главный стратегический союзник работает в несколько иной системе координат. Не могущей, впрочем, не интересовать Украину, вынужденную чуть ли не ежедневно выслушивать теперь филиппики беглого министра Ставицкого-Розенберга по оппозиционным телеканалам. Но руки грозного подразделения уже дотянулись до островных стран Средиземноморья, а также Греции и, возможно, в скорости доберутся до берегов Испании и Франции.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

пятнадцать − девять =