понедельник, 22 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Каспийская пятерка»: Зачем Путин и компания сделали воды Каспийского моря озером Распри вокруг Каспия начались после развала СССР. Это море оказалось богато газом и нефтью

Ровно 22 года ушло на то, чтобы пять прикаспийских стран смогли договориться относительно правового статуса Каспийского моря. Это море является самым большим в мире замкнутым водоемом. Новый правовой статус упростит поиск, добычу и транспортировку нефти и газа в регионе, пишет Андрей Коваленко для Depo.ua.

Распри вокруг Каспия продолжались после развала СССР. Это море богато газом и нефтью. Иран предлагал перекроить границы по принципу озера, когда всем все поровну.

Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан настаивали на принципах морского права, когда каждому отходило по одному прибрежному сектору шириной в пару десятков километров. Все остальное было бы в общем пользовании.

В итоге, было достигнуто соглашение. По этому документу границы территориальных вод каждого из государств-подписантов не должны превышать 15 морских миль (28 километров).

Рыболовная зона, которая будет пролегать до территориальных вод, составляет 10 миль (19 км). Дно разделяется на сектора, будет иметь зоны безопасности, которые составят не более 500 метров.

Если сказать проще, то водная поверхность остается в общем пользовании. А вот дно «пятерка» делит между собой, руководствуясь принципами международного права. В итоге, дно остается морем, а вода – озером.

Каспийское море площадью 371 тысяч км2 и глубиной до 1025 метров имеет оценочные запасы в 15 млрд тонн нефти и газа в нефтяном эквиваленте. Это прогнозируемая цифра. Доказанных запасов 6,5 млрд тонн. Это более 8 триллионов долларов. Большинство нефти на шельфе моря принадлежит Казахстану (2,5 млрд тонн), газа – Азербайджану (1,173 млрд тонн). Туркменистан, который известен продажами газа на китайский рынок и желанием выйти на европейский в Каспии имеет 230 млн тонн. У России здесь показатель нефти и газа соответственно 218 и 357 млн. У Ирана 68 млн тонн нефти и 26 млн тонн газа.

Будущий ратифицированный документ фиксирует недопущение присутствия в море вооруженных сил не региональных государств. Безопасность, экология, научные исследования, судоходство и рыболовство на Каспии – все это дело исключительно России, Казахстана, Азербайджана, Туркменистана и Ирана. Последний от сделки выиграл. Во-первых, на фоне дрязг с США и напряженной внутренней ситуацией Иран сблизился с Россией не только по вопросам Сирии, но и обеспечив плацдарм в Каспии. Во-вторых, «озерный» принцип разделения воды дает возможность Ирану получить более обширный участок моря. Если бы принцип разделения был морским, то по этому принципу, учитывая скромную береговую линию, Иран претендовал бы на наиболее глубоководную зону, причем небольшую от общего – 10%.

При этом президент Ирана Хасан Роухани говорит, что должны быть разработаны дополнительные соглашения. Речь может идти о линии раздела. В конвенции они не будут закреплены. О них страны будут договариваться отдельно. Например, Россия заключила соответствующие соглашения с Казахстаном и Азербайджаном. Между собой договорились Казахстан и Туркменистан.

Особое внимание стоит уделить другому моменту. Распри вокруг Каспийского моря и его неурегулированный статус мешали строительству транскаспийского подводного газопровода из Туркменистана в Азербайджан. Он давал бы возможность Туркменистану доставлять газ в Европу, создавая конкуренцию «Газпрому». Речь идет о 100 млрд кубометров в год. Кроме ЕС газ мог бы идти в Грузию и Турцию.

Когда-то «Газпром» выкупал на границе 70% туркменского газа. И продавал его дороже чуть ли не в 10 раз третьим странам под видом российского. Туркменистан интересовала исключительно твердая валюта «прямо сейчас», не имея особых альтернатив кроме Китая. Несколько лет назад Ашхабад начал отказываться продавать Москве дешевый газ. А «Газпром» отказывался выкупать обещанные 70%. В итоге дело дошло до арбитражного суда. Европе вообще стали не нужны прежние объемы газа.

Новое соглашение лишь на первый взгляд открывает возможности для строительства газопровода. Под вопросом его необходимость. Если заменить российский газ условно туркменским, тогда все прекрасно. Но зачем же тогда немцы и прочие так активно строят Nord Stream-2. К тому же, на газопровод нужны как средства, так и технологии. И сотрудничество сторон.

С другой стороны, строительство этого газопровода может быть невыгодно России. Потому что они являются сырьевым придатком Европы. Продолжается строительство Nord Stream-2, а туркменские углеводороды в теории могут стоить дешевле. Для Украины, в случае строительства газопровода, вообще появится еще больше вопрос собственной безопасности. Потому что наша ГТС даже с Nord Stream-2 становится не очень нужной. И ее будущее зависит разве что от воли ЕС надавить на Россию, чтобы та качала газ через нашу территорию после того, как «северный поток» заработает. А если же в будущем появится прямая дорога для углеводородов с Каспия – сами понимаете.

Интересно, что в свою игру может сыграть Китай. Он – конкурент в борьбе за газ. И, как и раньше, будет оказывать препятствия в строительстве газопровода. Кроме этого, в Туркменистане сталкиваются интересы России, Китая, США и ЕС. И местные элиты пытаются угождать всем. Именно за транскаспийский газопровод активно выступали в ЕС и США. Поэтому, судя по всему, история далека от финала.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

8 + девятнадцать =