среда, 14 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Разводной мост на Сахалин: Зачем Путину стройка века на задворках России Следом за Крымским мостом на Россию накатывает еще один мостострой и даже более грандиозный

В ходе встречи с губернатором Сахалинской области Олегом Кожемяко, Путин, отвечая на его внезапный вопрос о возможности строительства моста на материк, ответил, что уже поручил правительству проработать вопросы, связанные со строительством перехода на остров Сахалин, – пишет Сергей Ильченко для Деловой столицы. – Такая разница в терминах легко объяснима: еще в конце XIX века царские инженеры рассматривали идею строительства сахалинского тоннеля. В 1929-1930 гг. большевики даже начали геодезическую подготовку к строительству, но все заглохло из-за нехватки средств и отсутствия технологий. В 1950 г. о соединении Сахалина с материком вспомнил Сталин: были рассмотрены варианты парома, моста и тоннеля – и выбран тоннель. Строительство было начато в феврале 1953-го, но уже в мае, после смерти Сталина, прекращено по инициативе Берии как ненужное.

Иными словами, некоторый задел на тоннель уже есть, но, с другой стороны, мост, конечно, смотрится гораздо эффектнее. Стоимость обоих проектов примерно одинакова – где-то в 3,5 раза дороже Крымского моста.

Правда, непосредственной экономической нужды в таком строительстве нет: действующая паромная переправа Ванино – Холмск более или менее справляется с необходимым минимумом перевозок. Но именно и только минимумом, притом работая на пределе возможностей. Если же речь пойдет о развитии Сахалина и о привлечении инвесторов, то придется либо резко, в разы, увеличивать число паромов, либо строить тоннель или мост. А поскольку пролив Невельского – самое узкое место, отделяющее Сахалин от материка, находится на некотором отдалении от действующих железных дорог, а мост/туннель, с учетом реалий Дальнего Востока, будет ориентирован преимущественно на железнодорожное сообщение, потому что других дорог там просто нет, то его строительство должно включать также и транспортные подходы к нему, причем с обеих сторон.

Конечно, вся затея выглядит дорого и сложно. Но, с другой стороны, эффектный и масштабный проект обязательно привлечет внимание к Сахалину. К тому же строительство моста на материк создаст предпосылки для еще более грандиозного проекта, связывающего Сахалин с Японией. Это обязательно, притом, весьма вероятно, еще на этапе строительства Сахалин – материк привлечет в Россию японские инвестиции и технологии. Под такое дело можно даже найти способ аккуратно и поэтапно вернуть Японии четыре спорных острова. Впрочем, и их Кремль держит как приманку, мол, отдать не отдадим, но вы инвестируйте и вообще приезжайте.

Что еще хорошо, так это то, что Япония не присоединилась к санкциям против России, а мост на Сахалин не ведет на оккупированные Россией территории, если, конечно, не копаться в истории присоединения Дальнего Востока. Это значит, что под большую часть санкций его строительство вообще не подпадает. К тому же Сахалин, в отличие от Крыма и Кубани, место довольно глухое.

Словом, если семь голландских компаний, помогавших строить в обход санкций Крымский мост, попали-таки под следствие прокуратуры Нидерландов, то с японскими инвесторами никаких трудностей вообще не ожидается, а через японцев можно подтягивать к проекту кого угодно, кого нельзя привлечь к нему напрямую.

И здесь уже открывается небывалый оперативный простор для развода западных визави Кремля – от вывода из России средств с последующей их легализацией на Западе до получения доступа к запретным технологиям, отнюдь не только строительным.

При этом очень многие западные политики и почти все бизнесмены будут не слишком уж сильно сопротивляться такому обману. Последние заявления действующего министра внутренних дел Италии, точка зрения которого не то что не совпадает, а прямо противоположна официальной позиции итальянского правительства, убедительно это показали.

Впрочем, и с попавшимися на Крыме голландцами обошлись удивительно мягко. Часть компаний уже соскочила с прокурорского крючка: кто-то заявил, что работал вовсе не на спорном мосту, а исключительно на территории России, и это вполне законно, кто-то сослался на незнание того, как была применена поставленная ими продукция, – мол, сами в шоке, мы и подумать такого не могли! И даже тем, кто не сумел придумать убедительную отговорку, грозят, в общем-то, смешные санкции: для юридических лиц максимум 820 тыс. евро штрафа, а для физических и того меньше – до 82 тыс. евро. Правда, для них, как альтернатива штрафу, возможно и тюремное заключение сроком до шести лет, но это, как вы понимаете, уже нечто из области чистой теории.

Коллективный Запад хочет быть обманут Кремлем, потому что ему это выгодно. Но Западу нужен благовидный предлог, чтобы поддаться обману, не выходя за рамки внешних приличий. И строительство моста на Сахалин с благопристойной японской прокладкой такой предлог для него и создаст.

Дальнейшая судьба моста или туннеля и даже то, будет ли он когда-нибудь вообще достроен, не имеет ни малейшего значения. Крымский мост, сданный в эксплуатацию буквально позавчера, уже стремительно проседает и разрушается и с большой долей вероятности не переживет зимние штормы. И что, кого это волнует? Мост уже сделал свое дело: по нему на Запад ушли деньги под видом уплаченных голландцам – что-то, конечно, действительно было уплачено, что-то посредники заработали на отмывке выводимых сумм от грязноватых российских следов, но что-то, несомненно, было и успешно выведено и уже не подпадет ни под какие санкции – никогда. Мост также приятно пощекотал воспаленное коллективное эго россиян. Рухнет он, и это не беда, во всем можно будет обвинить украинских диверсантов и затеять его ремонт. А поскольку, в отличие от моста в Крым, мост на Сахалин несет значительно меньшую идеологическую нагрузку, Кремлю даже будет выгодно превратить его в бурный и стремительно дорожающий долгострой для максимально продолжительной разводки формально негодующего Запада, а также собственных граждан в режиме нон-стоп.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

3 + 15 =