среда, 14 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Трамп и Путин в Хельсинки: Кто кого и куда использовал Все-таки судить администрацию Трампа надо по делам. И пока они далеко не дружественны в отношении России

В американских и международных СМИ продолжается обсуждение того, что и зачем сказал или не сказал Дональд Трамп в Хельсинки. Сам он тем временем стремительно корректирует сказанное, – пишет Максим Михайленко для Деловой столицы. – В частности, утверждает, что оговорился (точнее, недоговорил пару букв) в отношении вмешательства России в президентские выборы 2016 г., притом что, на самом деле, просто остался на своей позиции – вмешательство было, а сговора не было.

Занятно, что за его визави подчищает пресс-служба, в частности, обезличив в транскрипте путинского выступления «оговорку» о том, что «мы» провели референдум в Крыму.

Тоже ошибся

Примечателен черновик выступления Трампа: заметно, что 45-й президент – человек большой грамотности, этим он чем-то напоминает нашего бывшего главу государства, профессора и калифорнийского академика. В любом случае Дональду пришлось оправдываться. В его голове спецслужбами США руководили и руководят явные или тайные демократы, вот они и придумали его сговор с РФ, чтобы разрушить легитимность его победы. Тема сложная, потому что вполне очевидно, с одной стороны, что скандалы, организованные российскими специалистами вокруг Клинтон и стравливание избирателей посредством социальных сетей объективно способствовали победе Трампа. С другой стороны, в правовых понятиях такое довольно трудно описать – речь же не идет о фальсификациях, вот и под эту встречу вышли расследования, в которых утверждается, что иностранные хакерские атаки против штабов кандидатов имели место в 2008-м и 2012 гг.

Задача Путина проще – создать в самих США и в мире в целом размытое впечатление (а это весьма в стиле спецслужб) – «то ли он украл, то ли у него украли», подвесить ситуацию. И запутать Трампа, мягко нажимая на его болевые точки вроде упоминания оппонентов, критики в адрес Обамы, уверений в том, что победа Трампа безупречна (об этом судит российский лидер – своим разведчикам президент США не доверяет), Путину вполне удалось.

Хотя, по сути, эта встреча ничем не отличалась от сингапурского рандеву с Ким Чен Ыном, причем в данном случае по итогам даже не было подписано какого-либо документа. Равно как и против КНДР, санкции против РФ сохраняются, а переводчика американской стороны вызывают в Конгресс рассказать, о чем говорили Трамп и Путин за закрытыми дверями. Это как раз очень интересно, если не только перемывали косточки Клинтон и Обаме, ругали европейцев и иммигрантов. Ничего нового Трамп, по сути, не сказал, но в риторической плоскости, разумеется, шел на поводу у опытного манипулятора Путина. А вот Путин как раз наговорил много лишнего.

Например, о сборе информации в отношении Трампа – наблюдатели отметили, что впервые в качестве потенциального кандидата в президенты он фигурировал еще в 1988 г., а не два года назад. И хотя это скорее преувеличение, что Трампа «вели» на протяжении многих лет, тем не менее интрига явно остается – ясно, что Путин так подготовил свои комментарии, чтобы сделать приятное американскому президенту.

Можно обратить внимание, скажем, на то, что после заявления Трампа об «оговорке» в отношении факта российского вмешательства в избирательный процесс в США, Путин сразу же объявил о том, что и сам перепутал сумму, которую Билл Браудер якобы пожертвовал на кампанию Хиллари Клинтон (и ясно, зачем это вообще было сказано – чтобы натравить Трампа на Браудера и других противников путинского режима, которому акт Магницкого здорово отравляет жизнь). Мол, видишь, Дональд, «я тоже ошибся».

Поддержка. Как бы

Но если рассматривать эту встречу в содержательной части, то, кроме комедии положений и формулы «встретились два одиночества», в ней ничего нет. Как, собственно, и прогнозировалось, разве что переводчик расскажет что-то новое. Вспомним, как президент США радовался, что по итогам саммита в Сингапуре Ким Чен Ын написал ему письмо. Но в меморандуме встречи с правителем Северной Кореи были хотя бы высказаны благие пожелания, а здесь вообще ничего, кроме проявлений демагогии разной степени скандальности. Ничего не было публично сказано не только об Украине, молчанием обошли и Сирию с Ираном, а ведь именно этим темам уделялось самое большое внимание.

Ясно, что шел разговор о санкциях против российского бизнеса. Тут, кстати, Путин подначил Трампа сокращением товарооборота и торговлей с Китаем, которая у России, по понятным причинам, постоянно увеличивается. Ни одного сильного заявления Трамп не сделал, поэтому надо смотреть теперь по делам. Но очень сомнительно, чтобы он и впрямь предпринял что-либо пророссийское.

Что касается внутреннего американского восприятия поведения президента, то впечатление возникает такое, что он всех разозлил, но не более того. Как раз в Алабаме (сенатское место от которой уже потеряно республиканцами из-за кадровой ошибки Трампа) проходили праймериз республиканцев за одно из мест в Конгрессе. Оппонент действующего представителя от Монтгомери Марта Роби, критически настроенная по отношению к президенту, победила своего оппонента Бобби Брайта, который нападал на нее именно за нелояльность к главе государства. Не сработало.

Кроме того, недавно выяснилось, что демократы существенно обходят республиканцев (целых 56 кандидатов) по сбору пожертвований для осенней избирательной кампании. А это уже серьезно. Предсказать результат промежуточных выборов сегодня очень сложно – республиканцы ставят на популизм Трампа, демократы – на мобилизацию и возмущение, которое тот возбуждает у широких масс их сторонников. Либералы считают, что в Республиканской партии стали табуировать критику президента, потому что его заявления и действия отвечают настроениям электоральной базы. Внешне кажется, что это так, но обвинения предшественников во всех грехах, жесткая борьба с мексиканской иммиграцией и вот теперь встреча в Хельсинки, раскритикованная лояльными к Трампу и его сторонникам СМИ, вероятно, сдвинут баланс в сторону оппозиции.

Сам Трамп все больше концентрируется на прокуроре Мюллере, но при этом столкнулся с сопротивлением своим желаниям или планам отстранить руководство министерства юстиции. Новый поворот – это предъявление обвинений и арест нелегальной лоббистки Марии Бутиной, через которую зампред Банка России Александр Торшин, более известный как сервильный руководитель думской комиссии по Беслану, не обнаруживший никаких нарушений со стороны силовиков, делал взносы в Национальную ассоциацию владельцев оружия США.

Сейчас и Путин не отрицает, что поддерживал Трампа, – вот это был один из таких алгоритмов (как-то трудно себе представить, что Торшин и его помощница занимались подобными вещами по собственной инициативе). Это у Пригожина «ресторанный бизнес» (интересно, какого рода рестораном является ЧВК Вагнера), над чем Путин фактически посмеялся в лицо американскому президенту, но Торшин – лицо официальное.

Конгресс наносит ответный удар

Конечно, на этом основании президентства у Трампа не отберут, но таких вот доказанных эпизодов становится все больше, а экс-глава его избирательного штаба Пол Манафорт и вовсе сидит в тюрьме. Поэтому хайп вокруг встречи с Путиным и всеми этими заявлениями в какой-то степени играет роль этакой дымовой завесы.

Продолжающееся системное расследование показывает, что в американской системе политического лоббизма, да и в целом организации избирательного процесса накопилось немало проблем. По сути, она оказалась дырявой. Теперь, после этой встречи с Путиным, СМИ, оппозиция и умеренные в самой Республиканской партии насядут на Трампа и Белый дом еще интенсивнее, закон CAATSA (о противодействии неприятелям Америки через санкции) будут расширять и распространять на другие компании и физических лиц, ведь по этому вопросу у партий существует полное взаимопонимание.

Так, уже 17 июня спикер Палаты представителей США Пол Райан заявил, что готов рассмотреть введение дополнительных санкций в отношении России. Райан подтвердил свою поддержку выводам разведслужбы США о том, что Россия вмешалась в президентские выборы в 2016 г. Выступая перед журналистами на следующий день после встречи Трампа с Путиным, Райан сказал, что, если комитеты Конгресса считают нужными дальнейшие санкции в отношении России, он будет «более чем счастлив рассмотреть их». «Россия – угрожающее правительство, которое не разделяет наши интересы и не разделяет наши ценности», – сказал он.

А неделей ранее Палата представителей Конгресса США приняла двухпартийную резолюцию о поддержке Соединенными Штатами стран Восточной Европы и НАТО. «В документе, в частности, осуждается нескрываемое, масштабное и продолжающееся нарушение Российской Федерацией хельсинкских принципов в отношении суверенитета и территориальной целостности Украины. Выражается поддержка сохранению санкций, введенных США против России в связи с попыткой оккупации Крыма до восстановления суверенитета Украины над полуостровом, а также санкций из-за российского вторжения на Донбасс до полного выполнения минских договоренностей», – сказано в сообщении. Также сообщается, что в резолюции поддерживаются и поощряются демократические устремления народов стран региона, в том числе Украины, Грузии и Молдовы.

При этом следует знать, что отношения между Трампом и руководителями законодательной власти – спикером нижней палаты Полом Райаном и спикером Сената Митчем Макконелом – являются весьма специфическими, это такая любовь-вражда. Электоральная фартовость Трампа для членов партии пока не подтверждается, выше уже приводился пример Алабамы, но такое происходит не только там. Можно вспомнить, что если в тех или иных обстоятельствах (между прочим, кандидатуру Майка Пенса продавил именно Пол Манафорт и это одна из причин, по которой вице-президент сегодня «не отсвечивает») США лишатся и президента, и вице-президента, то голосованием в Конгрессе президентом избирается глава нижней палаты.

Трамп прав?

Кроме того, вполне вероятно, что Трампа в 2020 г. ждет внутрипартийная конкуренция, многие из будущих соперников в этом году пройдут (или не пройдут) выборы – например, Митт Ромни идет в Сенат от Юты. Так что если какую-то услугу Путин Трампу и делает, то лишь медвежью. Тем более что как-либо угодить российскому правителю американский президент может максимум на словах, в крайнем случае, уволив кого-нибудь неугодного и нарвавшись на очередную порцию обвинений. Плохо здесь, скорее всего, то единственное, что США в лице их лидера не находится в атакующей позиции, а это единственный стиль, который понимает Путин и его международная ОПГ.

Но при этом Трампу хватает, так сказать, соображения агрессивно критиковать собственных американских союзников и спецслужбы. Правда, впоследствии он легко отказывается от своих слов, что, конечно, роднит его с российским лидером. Чего в Америке не любят, так это вот этого – конечно, ядро избирателей Трампа будет продолжать считать, что их вождь просто настолько безумно крут, что встретится хоть с лысым чертом, просто чтобы показать эту свою крутизну. Но в Хельсинки ему этого продемонстрировать не удалось – как ерничает Арнольд Шварценеггер, президент США как будто встретился со своим идолом. В данном случае не похоже было, что он издевается над Путиным, лаская его эго.

В то же время, по данным опроса, проведенного агентством Reuters и компанией Ipsos, Трамповы «оговорки» в Хельсинки никак не повлияли на его рейтинг в США. 42% зарегистрированных избирателей по-прежнему относятся к нему с доверием. Не доверяют все те же 55%. Что касается конкретного мнения американских избирателей по поводу российской политики Трампа, в целом ее одобряют 37% зарегистрированных избирателей. Если же взглянуть на эти данные через призму партийных предпочтений, то среди республиканцев его шаг навстречу Путину поддерживает 71%, но только 14% демократов. Таким образом, Трамп для приличия может поизвиняться и пообъяснять, но в целом лишь больше убедится в том, что, развивая бурную деятельность – глобально медийную, но малосодержательную по сути, поступает правильно.

С другой стороны, есть шансы, что, исполнив свою мечту встретиться с Путиным, Трамп под давлением не столько демократов даже, сколько однопартийцев теперь успокоится и займется делами. Ведь в Великобритании едва удержалось правительство (голосами нескольких лейбористов-брекзитеров), в Германии нарастает раскачанный самим Трампом конфликт вокруг «Северного потока-2», причем в Хельсинки на эту тему так ничего и не прозвучало, а в Сирии перманентным обстрелам подвергается российская авиабаза Хмеймим. Увы, встреча Трампа с Путиным никак не добавила в мир порядка, скорее наоборот.

Станет ли этот саммит высшей точкой правления Дональда Трампа, пока сказать трудно, ответ на этот вопрос дадут сами американцы в ноябре. И удивительно лишь то, насколько внешнеполитическая повестка дня стала доминировать в американской политической жизни, – ранее считалось аксиомой то, что она избирателя волнует в самой последней степени. Но с 2016 г. многое изменилось – подозрения не утихнут, а мирная жизнь сегодня все еще за горами. Выводы, которые могут быть сделаны в Киеве, – побольше опоры на собственные силы, нельзя зависеть от ветров, которые сегодня продувают Белый дом. И все-таки судить администрацию Трампа надо по делам. И пока они далеко не дружественны в отношении России.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

десять + два =