пятница, 19 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Российские маневры в Приднестровье: Какую игру ведет Кишинев Помимо фронта на Донбассе и на Перекопе, Украина может получить фронт еще и в Одесской области. И к этому надо бы готовиться…

Заявления о европейском курсе еще не делают Молдову надежным союзником, а инертность и  доверчивость на этом направлении могут дорого обойтись Украине, пишет Сергей Ильченко для Деловой столицы.

О войне и маневрах

Министры обороны Украины и Молдовы, Степан Полторак и Еуджен Стурза, встретились в Одессе и констатировали, что российские группировки на территории Приднестровья и в целом на юго-западном направлении являются угрозой как для Украины, так и для Молдовы. Хорошо, конечно, что они это понимают. Но каковы практические шаги по устранению угрозы?

А угроза налицо: российская ОГРВ и приднестровские формирования постоянно проводят совместные учения, отрабатывая наступательные действия с форсированием водных преград.  Хотелось бы верить, что в Минобороны представляют масштаб опасности, но на уровне обывателей и в СМИ до сих пор слышны благоглупости о том, что, мол, российских войск в Приднестровье то ли 450, то ли 1800 человек, так что никакой опасности нет.

Увы, российских войск там не 450 человек – это численность российского миротворческого батальона, охраняющего Зону безопасности. И не 1800 – это миротворцы плюс охрана складов бывшей 14-й армии. Российских войск в ПМР значительно больше, причем их численность неизвестна. Запасы оружия на складах бывшей советской 14-й армии позволяют вооружить и сто, и двести тысяч человек. Приднестровье заклеено плакатами, призывающими идти в армию РФ на контрактной основе. Хотя большинство местных, которые идут служить на российский контракт, имеют в кармане два паспорта, российский и молдавский, а иногда еще и украинский в придачу, а в Молдове и в Украине за службу в иностранной армии полагается лишение гражданства, таких случаев пока не было. Нет даже попыток выявить этих людей.

Очевидно, что вербовка наемников из числа местного населения перечеркивает саму суть миротворческой миссии, чего все участники переговоров тоже предпочитают не замечать. Но есть и более существенная деталь: вербовка местных означает также и то, что численность российской группировки может быть любой. Судя по расходам обмундирования,  постельного белья, боеприпасов для учений, а также поставкам продуктов для российской армии, она находится в районе 6-8 тыс. человек. А есть еще и приднестровская армия примерно в 10-12 тыс., и ее мобрезерв тысяч, примерно на двадцать, который регулярно, не менее раза в год, призывают на одно-двухмесячные сборы. Запасов для этого еще с советских времен на складах достаточно. А деньги – ну так вот же, бесплатный российский газ, который перепродают в виде произведенных с его помощью электроэнергии (МолдГРЭС) и металлоизделий (ММЗ).

И что же – совсем ничего нельзя с этим сделать? Нет, многое можно было бы – при желании. Например, перекрыть – по-настоящему, а не для вида – ротацию высших офицеров из России, которые сейчас, когда Украина для них стала закрыта, летят через кишиневский аэропорт. Или поступить еще радикальнее – запретить ввоз на территорию ПМР нефтепродуктов, чтобы россияне и приднестровцы замаршировали пешком, без бронетехники и артиллерии. Гражданских это не коснулось бы – Приднестровье длинное и узкое, и заправки для них можно организовать по периметру – опять-таки, было бы желание. Но ничего подобного не делается. Как только Украина пытается чуть закрутить гайки со своей стороны, их немедленно ослабляет Молдова.

Между тем подготовка к войне идет полным ходом: последние по времени маневры с бронетехникой и артиллерией, притом в Зоне безопасности, где передвижения войск вообще не должно быть, прошли 14 июня. Непонятно даже, чьи это были маневры: то ли приднестровской армии, то ли российской.  Украина и Молдова протестуют, Тирасполь на их протесты плюет, а Москва загадочно улыбается у него из-за спины.

Тем временем на границе с Приднестровьем

В середине февраля, недалеко от пункта пропуска Кучурган в Одесской области, украинские пограничники задержали двух мужчин, представившихся работниками МВД непризнанной ПМР, лейтенантами Павлом Зубовым и Русланом Хоминым. Впрочем, наличие у них документов МВД ПМР мало что значило, поскольку корочка МВД, выписанная на чужое имя, – стандартный прием для прикрытия работников  МГБ/КГБ ПМР, приднестровской спецслужбы, находящейся в оперативном подчинении ФСБ РФ. Начиная с уровня замначальника отдела и выше все офицеры МГБ ПМР являются также и действующими офицерами ФСБ, в редких случаях выращенными из местных кадров, а чаще прибывшими из Москвы. Снабжение их, а также, при необходимости, других работников МГБ  загранпаспортами, и не только российскими, осуществляется силами ФСБ: об украинских паспортах поговорим в другой раз, схемы получения молдавских общеизвестны. Плюс белорусское и приднестровское МГБ нежно дружат, вся мелочевка в МГБ ПМР – настольные часы, кобуры, наручники – белорусского производства, так что и с документами коллеги, вероятно, могут помочь.

Зубова и Хомина задержали в тот момент, когда они пытались силой увести через границу в Приднестровье гражданина Украины, жителя Одессы. Новость порадовала всех приднестровских эмигрантов, включая автора этой статьи. Похищение спецслужбами ПМР – реальная опасность, которая грозит нам по всей Молдове и как минимум по всей Одесской области. Случаев – десятки, огласку получают единицы, похитителей редко ловят и всегда отпускают, никто из них еще не был наказан. А тут, наконец, задержание, и на горячем, и светит статья 146 УК Украины «Незаконное лишение свободы или похищение людей». Приднестровцы уже радостно потерли руки и стали сговариваться в соцсетях, кто поедет в Раздельную лично присутствовать на заседаниях суда, где Зубову и Хомину отмерят по самое не горюй, дабы это получило максимальное освещение. Но Зубова и Хомина тихо отпустили, не возбуждая дела. Официальных объяснений нет. Конфиденциальные, через третьи руки, – оперативная необходимость.

Примерно в то же время в Ренийском районе Одесской области задержали трех жителей ПМР, обстрелявших из автоматов машину местного фермера. И тоже все заглохло, и есть подозрение, что их тоже по-тихому отпустили. А если не отпустили, то почему нет огласки?  Почему не заявлено в открытую и не показано на их примере, что на границе с Украиной существует бандитский анклав, из которого в Одесскую область сочится вооруженное отребье? Не суть важно даже, кто они: бандиты или ДРГ, тем более что отличить одних от других не всегда возможно.

Истории эти для Одесской области вполне рядовые. В криминально-контрабандную систему, сложившуюся вокруг ПМР, плотно вмонтированы уже целые села, а вооруженные разборки стали рутинным явлением. Вот свежий случай: в ночь с 15 на 16 июня в селе Граденицы Беляевского района, в 150 метрах от границы с ПМР группа вооруженных лиц уничтожила водонасосную станцию и бесследно исчезла. Угадайте – куда?

Особенности приднестровской экономики

В конце мая указом президента Украины № 126 были введены трехлетние санкции в отношении ОАО «Молдавский металлургический завод» (ММЗ), расположенного на территории ПМР,  в «виде блокирования активов, ограничения торговых операций, предотвращения выведения капиталов за пределы Украины, остановки выполнения экономических и финансовых обязательств, а также запрета на госзакупки».  Кроме того,  17 мая ВР поддержала в первом чтении закон № 8226, который, среди прочего, увеличил экспортную пошлину на металлолом до 42 евро за тонну.

По разным данным, на ММЗ уходило от 20 до 45% всего экспорта украинского лома. Не совсем понятно, блокируют ли санкции его завоз сейчас. Но если и блокируют, ничто не помешает завозить его через Молдову, пусть и с возросшей пошлиной, и по более протяженному маршруту.  Это сделает ММЗ зависимым от Кишинева и создаст предпосылки для смены его собственников – но на украинской ситуации никак не скажется. Кстати, ММЗ как работал до санкционного указа, так и работает в настоящее время.

Железная дорога из Украины в Молдову и Румынию в обход ПМР, которая должна способствовать изоляции сепаратистского анклава, строится уже не менее 10 лет. Притом что дорога на участке Березино-Басарабяска уже была построена, но ее демонтировали якобы за ненадобностью в 1999 г. Осталась готовая насыпь, по которой нужно только восстановить рельсы на протяжении 20 км пути по Украине и 1,5 км по Молдове за два-три месяца неспешных работ. Но этой дороги в обход ПМР как не было, так и нет, что открывает перед Тирасполем массу возможностей для шантажа. Не отсюда ли возникает необходимость отпускать без скандала похитителей людей в тех случаях, когда похищение срывается – что, опять же, бывает не всегда?

История с нестроительством дороги очень похожа на саботаж. С чьей стороны действует российско-приднестровское лобби, с молдавской, с украинской или с обеих сразу – это уже отдельный вопрос.

Небывалые успехи урегулирования и особое мнение Оазу Нантоя

Несмотря на все изложенное, голоса об успехах приднестровского урегулирования слышны все громче. К числу успехов относят, к примеру, совместные молдово-украинские посты – ура, Молдова взяла под контроль границу по всему периметру. Но что  от этого изменилось? Еще один успех – «нейтральные» автомобильные номера, с которыми приднестровцы смогут выезжать за границу по всей Европе – не приднестровские, но и не молдавские, поскольку на молдавские номера в Тирасполе не согласились из принципа. Эти номера можно будет получить в Тирасполе и Рыбнице в присутствии представителей молдавской полиции и ОБСЕ, и эта деталь тронула просто до слез тех эмигрантов из ПМР, кого еще не украли приднестровские спецслужбы. У них появился повод добраться до подвала МГБ своим ходом – съездив за этими номерами.

Чтобы не быть обвиненным в предвзятости, я воздержусь от оценки этого достижения, ограничившись прямой цитатой известного в Молдове политического аналитика Оазу Нантоя: «Здесь создается прецедент для сепаратистов из Донецка и Луганска при соучастии проевропейцев из Кишинева. ОБСЕ – это говно, которому мы потворствуем из-за нашей импотенции». «У страны нет стратегии реинтеграции, на базе какого политического документа сделаны эти шаги? Куда нас тащат? В Европу или Евразийский союз? Кто не е**л молдаван?», – подвел итог Оазу Нантой.

Еще успех: Молдова апостилирует приднестровские дипломы, так что выпускники ПГУ им. Шевченко, который с учетом интенсивности мозгопромывки давно пора переименовать в ПГУ им. Дорогого Товарища Ким Ир Сена, смогут теперь трудоустраиваться по всей Молдове. Впрочем, их и раньше безо всяких проблем принимали на работу в Гагаузии.

И ещё много таких же феерических успехов достигнуто за последние годы, что позволяет спикерам из ОБСЕ и прочих международных организаций говорить о приближении к разрешению конфликта. Дело, вероятно, за малым – нужно уже официально разрешить МГБ ПМР арестовывать людей в Молдове и Украине и вывозить их на расправу в Тирасполь. Тогда процесс возвращения ПМР  в Молдову и в дружную семью европейских народов можно будет считать завершенным.  Это не сарказм. Зная Молдову а также миссию ОБСЕ, я вполне допускаю признание ими приднестровской охранки, ну а Украина… Она тоже подтянется, если не на уровне закона – то по оперативной необходимости, как сейчас.

Что есть и чем кажется

Просматриваются две новости: хорошая и не очень. Начну с хорошей. Опасения, что после победы на осенних выборах в парламент Молдовы пророссийской Партии социалистов, главой которой является президент Игорь Додон, лучший друг Филиппа Киркорова и Владимира Путина, Молдова круто развернется в сторону России, лишены оснований.  Молдове уже некуда разворачиваться еще сильнее, да и в Москве, как  я уже писал, не хотят таких разворотов. Молдова удачно подвешена между Россией и ЕС и будет использоваться для подрывной работы на юге Украины, инфильтрации в Европу российской агентуры, развала региональных европейских проектов и обхода санкций. Приднестровье тоже сохранят, чтобы Кишиневу было на кого кивать и клясться, что он делает все, но вот никак не выходит из ПМР российская армия.

Плохая новость: эта ситуация устраивает Кишинев и потому будет длиться долго. ПМР, куда ходу проверяющим нет, – идеальная площадка для всего, что им нельзя показывать в Молдове. Контрафактные и просто сомнительные производства, а также устранение неугодных можно с успехом реализовывать там.

При таком осмыслении ситуации многие молдавские инициативы прочитываются совсем по-другому.

Вот пример: председатель парламента Молдовы Андриан Канду дал недавно интервью «Цензору.Нет», сообщив много интересного. Так, Канду на голубом глазу лгал о том, что люди, вынужденные бежать из ПМР от репрессий, имеют в Молдове статус, аналогичный статусу переселенца в Украине, и могут рассчитывать на помощь, а если они ее не получают, то просто потому, что сами не хотят – нет заявлений с такими просьбами. Он также утверждал, что впервые слышит о судье Чаусе и не имеет понятия, отчего Молдова так упорно не хочет выдать его Украине. Глава парламента лгал так вдохновенно, так самозабвенно, что договорился до возможного открытия против президента Додона дела о государственной измене – но тут он уже вышел за флажки, и, получив дома пинок, поспешно отрекся от своих слов. Так вот, Канду, среди прочего, выступил с  инициативой о «едином иске» к России от Молдовы, Украины и Грузии «в какой-то международный суд»,  «за который можно будет получить, может быть, и миллиарды». И даже заверил, что такой вариант «обсуждается».

Теперь представьте, что Украина повелась на что-то подобное. А через неделю после подачи иска Молдова откажется от своих претензий, как Канду от своего заявления, и утопит весь иск целиком, со всеми собранными доказательствами, потому что во второй раз его уже не подашь. В Москве зааплодируют и раздадут верным молдаванам  ордена и плюшки. Что, конечно, не помешает им тут же восстановить европейское выражение лица.

И это только один пример того, какими неприятными сюрпризами может обернуться для Украины тесная дружба с Молдовой.

Кишинев не против

Молдова ведет собственную игру с Приднестровьем и с Россией, в которой украинские, а также европейские и румынские интересы – расходный материал. Ровно такую же свою игру ведут и все  международные организации, привлеченные к приднестровскому урегулированию. Таким образом, Украина оставлена с приднестровской проблемой один на один, и помощи ей ждать неоткуда.

Кишинев с Тирасполем давно уже в доле. Что бы ни заявляла Молдова, она не собирается ни выдавливать из региона российские войска, ни возвращать Приднестровье под свою юрисдикцию, поскольку нынешняя ситуация устраивает ее полностью. Все конфликты между Тирасполем и Кишиневом, как я уже не раз писал, возникают исключительно из-за дележа доходов от «серой зоны» в ПМР.

И ладно бы, что Приднестровье для Молдовы – задний двор, на котором она прячет все стыдные вещи, не предназначенные для публичного показа. Но на Украину из этого двора нацелена российская группировка общей численностью в 30-40 тыс. человек. Плюс к этому из ПМР течет постоянный ручеек наемников в ОРДЛО – впрочем, из Молдовы туда тоже систематически едут гагаузы. Кроме того, ПМР дестабилизирует ситуацию в Одесской области.

Все? Нет, не все. Еще в ПМР постоянно проживают порядка 50 тыс. граждан Украины. Можно, конечно, сетовать, что, мол, «пораздавали гражданство», и часть таких вздохов будет справедлива. Но гражданство уже роздано. Нужно либо массово его отзывать, что невозможно, либо работать с этой диаспорой, отфильтровывая своих от чужих и даже лишая кого-то гражданства, но в индивидуальном порядке. При этом украинская диаспора в ПМР находится в очень в сложном положении. За открытую проукраинскую позицию люди там пропадают без вести.

А еще эти 50 тыс. человек интенсивно окучиваются российской, приднестровской и молдавской пропагандой. Последняя тоже совсем не дружественна Украине, поскольку насыщение молдавского рынка СМИ пророссийским контентом очень плотное. Как сообщил на днях директор киевского Института мировой политики Евгений Магда со ссылкой на группу экспертов из 14 государств, в рейтинге устойчивости к российской пропаганде Молдова занимает последнее место в Европе.

Что предпринимает в ответ Украина? В целом, как мы видели, ничего.  В том числе и в плане пропаганды и информационного влияния в этом очень проблемном регионе. Причем проблемными являются не только ПМР, но и Молдова.

Между тем дело явственно идет к прямому российскому вторжению в Украину уже безо всяких «гибридов», о чем свидетельствует концентрация российских войск вблизи украинских границ. Да, вторжение, возможно, начнется и не завтра, но анализ ситуации говорит о его высокой вероятности. Если даже Россия не нанесет удар сейчас, это может случиться через год, два, три, когда большая война станет для кремлевской команды единственным способом списать все провалы и сбежать, затерявшись в возникшем хаосе. И тогда, помимо фронта на Донбассе и на Перекопе, мы получим фронт еще и в Одесской области. И к этому надо бы готовиться…

Что же касается Молдовы, то она в этой ситуации, скорее, всего выступит не на нашей стороне, а, исходя из своих интересов, станет тылом для российской группировки. Прикрыв это, к примеру, формальным пророссийским переворотом или решением правящего пророссийского большинства, а европейское внезапное меньшинство будет только разводить руками. И, да — это будет лишь спектакль, поскольку тот же непредвзятый анализ говорит о том, что Молдовой играет один игрок. Все прочие — от Канду до Додона — лишь фигуры на его доске.

Этот игрок нам не друг и не враг. Он сам за себя, он решает свои вопросы, но с его заднего двора на нас в любой момент может полезть толпа вооруженных отморозков. А в Кишиневе, глядя на это, будут изображать растерянность, умывать руки, выражать озабоченность, сетовать на непреодолимой силы обстоятельства… и получать дивиденды, втайне гордясь своей политической гибкостью.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

четыре × 5 =