среда, 13 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Пятый элемент. Почему саудиты не смогут подчинить Катар Катар раскинул свои финансовые щупальца по всему миру. Его так просто не сломать

Катарские супермаркеты еще не видели такого наплыва миллионеров, стоящих в очереди на кассу с тележками, наполненными продуктами питания, – пишет Роман Брыль для Деловой столицы. – В стране с самым высоким в мире уровнем дохода на душу населения может закончиться еда.

Более 90% продовольственных товаров поступало в страну автотранспортом через территорию Саудовской Аравии, которая вместе с еще семью государствами региона объявила транспортную и дипломатическую блокаду Катару.

Ни дня без Трампа

Конфликт разгорелся в понедельник, 5 июня, после того как Саудовская Аравия и ее союзники Бахрейн, ОАЭ, Йемен и Египет объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Во вторник антикатарская коалиция насчитывала уже восемь стран.

Официальная причина разрыва дипотношений – поддержка Катаром исламских группировок, в том числе «Мусульманского братства» и ИГИЛ. Поводом послужили комментарии в прессе правителя Катара шейха Тамима бин Хамада аль-Тани, выступившего с критикой роста антииранских настроений.

Комментарии быстро убрали и свалили их появление на хакеров. Однако шейх в воскресенье позвонил президенту Ирана Хасану Роухани, что в Саудовской Аравии было воспринято, как оскорбление. Неделей ранее, во время своей поездки по региону, президент США Дональд Трамп вместе с лидерами Саудовской Аравии раскритиковал Иран за поддержку террористических организаций на Ближнем Востоке.

«В разногласиях между этими странами нет ничего нового, однако в данном случае особое внимание привлекает выбор времени и беспрецедентный уровень давления», – цитирует агентство Bloomberg директора центра международных исследований при Джорджтаунском университете Мехрана Камрава.

Он добавляет, что после визита Трампа Саудовская Аравия и ОАЭ набрались смелости, чтобы попытаться полностью подчинить себе Катар.

На осадном положении

Заставить Катар голодать или в одночасье разрушить местную экономику не так-то просто. Страна занимает третье место в мире (после США и России) в рейтинге производителей природного газа и является мировым лидером производства сжиженного природного газа (LNP). На территории Катара находится 5,1% всех мировых запасов газа, которых хватит еще на 139 лет, подсчитало местное издание Gulf Times.

Катар также является членом ОПЕК, но его доля в общем объеме добычи нефтекартеля незначительна – 2% (600 тыс. баррелей в сутки). Подтверждением второстепенной роли этой маленькой страны на глобальном нефтяном рынке стала вялая реакциях нефтяных биржевых котировок на дипломатический кризис вокруг Катара. Цена на нефть марки Brent с начала текущей недели колебалась между $48 и $50 за баррель, т. е. в привычном для последних месяцев диапазоне.

В общей сложности доходы от продажи ископаемых энергоресурсов покрывают 51% ВВП ($164,4 млрд в 2016 г.), и эти деньги аккумулируются в специально созданном в 2005 г. государственном инвестиционном фонде (Qatar Investment Authority, QIA). За время своего существования фонд инвестировал $30 млрд в акции крупнейших международных корпораций, а также в крупные строительные проекты по всему миру.

Акционер всех

Катар, к примеру, является третьим крупнейшим акционером Volkswagen, его доля в немецком автоконцерне оценивается в $9 млрд. Фонд также владеет долей в 13% ($1,4 млрд) в TiffanyCo, 9% в Glencore, 21% в Siemens. Фонд инвестирует в глобальные банковские структуры: 6% в Barclays и 8% в Credit Suisse.

В прошлом году QIA инвестировал $622 млн в акции владельца нью-йоркского Empire State Building, компанию Empire State Realty Trust. Катарской королевской семье принадлежит 8,3% в Brookfield Property, крупнейшем в мире операторе недвижимости класса люкс.

Фонд инвестировал около $50 млрд в лондонскую недвижимость и владеет сетью магазинов Harrods, Олимпийской деревней и Shard — самым высоким зданием в Западной Европе. В список катарских инвестиций в Британию следует добавить 20%-ную долю в аэропорте Heathrow. Катар обеспечивает 90% потребностей Великобритании в сжиженном газе, и в его собственности находится SouthHook, крупнейший LNP терминал в Европе (расположен в графстве Кент, Великобритания). В марте этого года QIA пообещала дополнительно инвестировать $6 млрд в британские инфраструктурные проекты.

Цены на акции компаний, в которых есть доля Катара, не поползли вниз, что говорит об уверенности биржевых инвесторов в скором разрешении конфликта вокруг маленького арабского королевства и в прочности его финансовой системы.

Впрочем, в самом Катаре местный фондовый рынок негативно отреагировал на демарш соседей 7%-ным падением котировок. Больше других пострадали энергетические компании Qatar Gas Transportation Company и Qatar Fuel Company, биржевая стоимость которых сократилась на 10%.

Катар в 2022 году будет принимать чемпионат мира по футболу. Если конфликт в регионе затянется, страна рискует не успеть завершить все инфраструктурные проекты, проводящиеся в рамках подготовки к событию. Впрочем, трудно отделаться от впечатления наигранности всего конфликта вокруг Катара и того, что он развеется, как мираж в пустыне, так же неожиданно, как и возник.

В технологическом и инфраструктурном плане Катар от соседей не зависит, реальную опасность может представлять только военное вмешательство. Впрочем, политика жесткого давления на Катар может привести к его выходу из ОПЕК. После разрыва дипломатических связей у Катара нет никаких препятствий для изменения своей доли добычи нефти, а соглашение ОПЕК, к которому еще и Россия присоединилась, может расшататься еще больше.

Правда, сам Катар примерно с 600 тыс. баррелей в сутки  на мировой спрос и предложение в ближайшее время не повлияет. Но в долгосрочной перспективе, в случае выхода Катара из соглашения, цены на нефть могут снизиться, а это чрезвычайно неприятный сигнал как для саудитов, так и для Владимира Путина и прочих нефтяных царей нашего времени. Особенно тех, у кого, в отличие от Катара, много подданных, которых надо кормить.



Поделитесь.





Новости партнеров