воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Декоративные» контрсанкции: Почему Путин начал «бомбить Воронеж» Принятый на России закон о контраснкциях вышел рамочным, если не сказать – декларативным

Вчера российская Государственная дума одобрила в третьем и окончательном чтении закон о «мерах в ответ на санкции США и других стран». Теперь российский президент и правительство могут одним движением вводить запрет на ввоз лекарственных препаратов, сельскохозяйственной, алкогольной и табачной продукции из стран, участвующих в антироссийских санкциях, пишет Роман Федюк для Depo.ua.

Впрочем, документ, который практически единогласно (416 – «за», один – воздержался) приняли российские парламентарии, кардинально отличается от своего проекта, так же единогласно поддержанного ими 15 мая в первом чтении.

В проекте были перечислены сферы услуг и товарные группы, в отношении которых следует ввести санкции. Среди «громких», в частности, была норма о запрете ввоза из Запада лекарств, аналоги которых производятся на России. Также были нормы, которые, по заключению Общественной палаты России, в случае принятия привели бы к немедленному прекращению сотрудничества между российскими производителями титана и корпорацией «Боинг» – с выплатой металлургами колоссальных штрафных санкций.

То есть очевидно, что в первом чтении закон о контрсанкциях был попыткой «бомбить Воронеж» в ответ на происки иностранного супостата. Потому что отказ от поставок лекарств сильнее ударил бы по больным россиянам, которые рисковали бы здоровьем и жизнью, принимая «отечественные аналоги», чем по западным фармацевтическим компаниям, которые рисковали только прибылью на России. Но, с другой стороны, российским законодателям к такой практике не привыкать.

По слухам, «разгромило» проект Государственно-правовое управление путинской администрации. Где и была написана «вторая редакция», которая предусматривает «рамочный характер» нового закона. Теперь российская власть может – но совсем не обязана – вводить санкции в определенных законом сферах. При этом ограничительные меры не должны применяться в отношении жизненно необходимых товаров, аналоги которых не производятся российской промышленностью, а также в отношении товаров, ввезенных гражданами для личного пользования. Российская власть проявила «либерализм».

Почему так произошло? Ведь, например, в споре о пошлинах на сталь и алюминий Кремль анонсировал симметричный ответ на протекционистские меры США, сообщив Совету Всемирной организации торговли о намерении инициировать специальные защитные меры и повысить пошлины на неназванные пока американские товары на $537,6 млн.

Причины такого «неравномерного» ответа России, конечно, разные. Разрыв сотрудничества с Западом действительно может грозить части российских предприятий банкротством. Если учесть, что та же корпорация ВСМПО-АВИСМА, которая поставляет титан для «Боинга», обеспечивает им и российскую армию, то желание путинской администрации приструнить думских «запретителей», в общем, понятно.

Но еще более важным фактором, кажется, стали именно лекарства. Потому что когда жители Москвы или Питера оставили без европейского сыра или морепродуктов – это действительно только снизило импортно-экспортный дисбаланс. Те, кто «равнее других», все равно не перешел с хамона на колбасу «Останкинскую».

Но лекарства, а особенно – медицинское оборудование – это штука другая. Их «контрабасом» через Белоруссию привезти сложнее. И купить для каждого представителя «путинской социальной элиты» где-то в отдаленных регионах свой собственный томограф, современную реанимационную палату или гамма-нож – тоже не получится. А до столицы довезти получится далеко не всех и далеко не всегда.

Но если оставить без иностранных лекарств и высокотехнологичного медицинского оборудования должностных лиц ФСБ и МВД, Росгвардии и Следственного комитета, в регионах может случиться… На самом деле, никто толком не знает, что может случиться. Возможно, даже «лучшая часть российского народа» молча проглотит это бессмысленное ограничение. А может, и нет. Во всяком случае, в Кремле решили лишний раз подобных экспериментов не проводить.

Контрсанкции против западных лекарств сохранили статус «теоретической возможности». В нем они, кажется, останутся навсегда.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

семь + четырнадцать =