вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Путин не поможет: Почему за ядерную программу Ирана накажут Асада Вряд ли США и их союзники станут воевать с Ираном на его территории. Но воевать со всей неизбежностью будут

30 апреля премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в специальном обращении к стране представил секретный архив иранской ядерной программы. Он заявил, что ядерная сделка с Ираном «основана на лжи», а Иран «прикладывал большие усилия для того, чтобы скрыть свою ядерную программу», доказательства чему добыла израильская разведка, пишет Максим Михайленко для Деловой столицы.

С прицелом на Трампа

С точки внешнеполитического эффекта главным зрителем выступления Нетаньяху предполагался, разумеется, американский президент – и, похоже, израильский лидер точно угадал момент: представляется, что руки Трампа вскоре могут оказаться связаны лавиной расследований, а также промежуточными выборами, в преддверии которых Республиканская партия чувствует себя неуверенно.

Сам Трамп отреагировал предсказуемо – комментируя заявления Нетаньяху, он назвал неприемлемой ситуацию вокруг ядерной программы Ирана и не исключил вероятность того, что Соединенные Штаты выйдут из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Причем прокомментировал иранское досье в своей особой манере: «Эта ситуация неприемлема. Иранцы не просто отсиживаются, ничем не занимаясь. Они запускают ракеты, якобы просто для эффектной телевизионной картинки. Я так не думаю. Однако это не означает, что мы не договоримся о заключении настоящего соглашения». Вот это заключительное предложение говорит о многом — в частности, о том, что, в отличие от борьбы с применением химического оружия в Сирии, согласия в иранском вопросе между США и европейскими союзниками нет.

Европейцы осторожничают

Вернее, согласие есть, но совершенно противоположное американской позиции: европейцы, не говоря уже о Москве и Пекине, просто-напросто не хотят трогать Иран. Для Москвы это какой-никакой, но союзник, Китай тихо столбит территорию, в частности, для своих энергетических проектов, а та же Франция давно нацелилась на полномасштабное восстановление сотрудничества. Тем более что масштаб первомайских беспорядков в Париже показывает, что в продавливании своей политической линии Эммануэль Макрон вплотную подошел к «черте Олланда»: модернизация Франции зависит от социальных преобразований, которые вряд ли нравятся среднему избирателю.

Впрочем, стараясь выстроить особые отношения с Вашингтоном (кстати, это же пробовал сделать Николя Саркози в более стабильные и экономически предсказуемые времена при Буше-младшем), Макрон, по-видимому, тщательно отполировал свои формулировки. Ранее он предположил, что Трамп выйдет из СВПД. «Мое мнение – я не знаю, что решит ваш президент, – заключается в том, что он избавится от этой сделки по внутренним причинам», – заявил Макрон журналистам на пресс-конференции в Университете Джорджа Вашингтона в ходе официального визита в США. Иными словами, прямо критиковать такое развитие событий французский президент не стал.

Несколько обтекаемой оказалась и реакция Великобритании, пытающейся сегодня осознать тот факт, что Владимир Путин и его информационные солдаты во многом причастны к успеху ее «брексита» и активно участвовали в парламентских выборах на стороне Лейбористской партии (точнее – «новой» Лейбористской партии, каковой она стала после ухода сторонников идей Тони Блэра). В Британии заявили, что «жизненно важно» убедиться, что Иран придерживается условий ядерного соглашения (интересно, каким образом, если Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) идеологически не замечено в каких-либо действиях, способных уличить разнообразных «борцов с глобализмом»). Как-то и не вспомнить, когда бы это МАГАТЭ выводила на чистую воду будущих хозяев ядерных арсеналов.

Тем не менее, подчеркивается, что Великобритания никогда не была наивна в отношении ядерной программы Ирана, и инспекции МАГАТЭ продолжают иметь жизненное значение для обеспечения того, чтобы она использовалось для мирных средств.

«Мы никогда не были наивными в отношении Ирана и его ядерных намерений. Вот почему инспекции МАГАТЭ, согласованные в рамках ядерной сделки Ирана, являются одними из самых обширных и надежных в истории международных ядерных соглашений», – говорится в заявлении британского правительства. Кроме того, в правительстве Британии заявили, что «жизненно важно» убедиться, что Иран придерживается условий соглашения и что ядерная программа Ирана исключительно мирная. Правда, способ такого убеждения, кроме пресловутых инспекций, которые в подобных странах пускают лишь туда, где они вряд ли могут что-либо увидеть, – не указан. В данном случае эффективная работа израильской разведки, как видим, заменила многие инспекции и прочий дипломатический политес на протяжении десятилетий.

Коалиционеры и коррупционеры

Так что, в общем, вопрос уже не в том, верить или не верить, а в наличии воли к действию, правильной конфигурации союзников и оптимальном алгоритме решения иранской проблемы. Ведь очевидно, что легализация Ираном ядерного арсенала окончательно развалит всю архитектуру соглашений о нераспространении ядерного оружия.

Между прочим, глубокой трещиной в фундаменте этого международно-правового режима стала не только КНДР, но и доказательство совершеннейшей фиктивности Будапештского меморандума, поскольку действия Запада в 2014 году успешным сдерживанием российского агрессора назвать нельзя. В то же время наличие у Украины ядерного арсенала сделало бы нападение России невозможным – а теперь западные подписанты меморандума имеют удовольствие наблюдать размещение российских ядерных боеголовок в оккупированном Крыму.

Ястребиная позиция Израиля в данном случае полностью обоснована – если с такими странами, как ОАЭ, Турция, а с недавнего времени и Саудовская Аравия, находить компромисс в последние годы удается, то Иран не упускает возможности напомнить о своем желании уничтожить Израиль парой ядерных бомб. В этом контексте в апреле и мае участились хирургические удары израильтян по используемым иранскими «прокси» военным базам в Сирии.

Похоже, что эта тенденция будет только усиливаться, так как вокруг дымящихся развалин бывшей Сирийской Арабской Республики нарастает оживление. Оно связано, возможно, с планируемой масштабной операцией по обезвреживанию Асада и той орды наемников из Ирана, России, шиитов из Ливана, Афганистана и даже Пакистана, на которой и зиждется его недобитый режим.

Роль Израиля в такой затее – с точки зрения информации, авиационной поддержки и ударов спецназа – будет незаменимой, даже если официально он не будет входить в какие-либо коалиции, которых и так создано излишне много.

Примечательно, что новый госсекретарь США Майк Помпео в ходе недавнего визита в Саудовскую Аравию подверг резкой критике региональную политику Ирана и призвал страны Персидского залива объединиться против иранских властей. «Иран дестабилизирует регион. Он поддерживает группы боевиков и террористов, он поставляет оружие повстанцам-хуситам в Йемене. Он также поддерживает режим убийцы Асада», – заявил Помпео.

Эти простые истины, несомненно, вызывают неподдельное возмущение в международном голубятнике движения за мир, которое как будто вернулось на машине времени из пятидесятых годов прошлого столетия, только в этот раз, по крайней мере в Европе, представлено не «лидерами рабочих предместий» в деревянных башмаках, а вполне респектабельными коррупционерами.

Воевать?..

Вообще, в определенном смысле внешняя политика Тегерана, повязавшего Москву применением боевых отравляющих веществ и использующего ее как оружейный магазин и кошелек (не иранцы же платят высокопоставленным пацифистам в процветающих европейских странах – опасно, да и нечем), является примером искусного восточного коварства. Вырваться из этих объятий Кремлю уже не суждено.

Но способна ли Россия по-настоящему подставить плечу Ирану в условиях нарастания санкций и внутреннего упадка, а также хронических провалов своей военной отрасли и обидных инцидентов в рядах собственных вооруженных сил – сказать непросто. Тем более что РФ больше дорожит связями с Израилем, который на полную катушку использует необходимость Москвы в определенных индульгенциях, а также тот факт, что часть российской элиты в прошлом (как минимум) пользовалось услугами Израиля для легализации приобретенных в 90-х капиталов. Впрочем, к чести Израиля, те военные технологии, к которым он открыл доступ русским, давно устарели, а примерно десятилетний опыт показывает, что реплицировать эту продукцию Москва если и способна, то с большим трудом.

В любом случае вряд ли США и их союзники – и европейские, и ближневосточные – станут воевать с Ираном на его территории, даже если факт обмана будет подтвержден. Но воевать со всей неизбежностью будут – только в Сирии (уже заметно, что в рамках подготовки к такому сценарию американцы готовят к новой конфигурации свои укрепрайоны на ее территории, сокращено присутствие саудовских войск в Йемене, проведен и проводится ряд масштабных учений). Ведь именно подобная кампания, параллельно с односторонним, вполне возможно, ужесточением санкций – окончательно истощит и разорит Иран, власть в котором чуть не грохнулась минувшей зимой именно по причинам усталости от войны и того разорения, которое она приносит обычным гражданам этой страны.

Однако, похоже, окончательного плана эффективного урегулирования в Вашингтоне и других столицах пока нет – а это дает Тегерану и Москве время для воплощения новых каверз и некоторого усиления.

Что же касается США, то Трампу – если речь пойдет не о быстрой и победоносной кампании – придется преодолеть сопротивление либерального фланга собственной политической системы, а сделать это сегодня не так просто, как раньше, поскольку участились случаи поддержки умеренными республиканцами тех или иных кандидатов от Демпартии в избирательных кампаниях с высоким приоритетом.

…Или не воевать?

Существует и другая причина, по которой западные страны и Китай осторожно относятся к перспективе разрушения СВПД – это опасения насчет того, что северокорейский лидер сорвется с крючка. Правда, существуют крупные сомнения насчет того, находится ли Ким на таком крючке в принципе.

Разумеется, повод возобновить испытания он получит железный – но происходящее вокруг КНДР сегодня больше напоминает промо-кампанию некоего сериала, в каковом деле Трамп – и впрямь опытный специалист. Может быть, конечно, что Ким Чен Ын решил примерить лавры Хрущева или Горбачева, хотя к их опыту в Северной Корее (и даже в Китае, несмотря на все его успехи в деле строительства капитализма) относятся крайне неодобрительно.

Другое дело, что можно верить – при желании – в то, что у Пхеньяна не осталось ресурсов для продолжения гонки, и там согласны с игрой в сохранение лица. Но это тонкая и сложная комбинация, в рамках которой все участники думают одно, говорят другое и делают третье.

Правда, согласно Трампу, США все-таки могут выйти из нынешнего ядерного соглашения, и такой шаг не создаст проблем переговорам с Ким Чен Ыном о денуклеаризации Северной Кореи. «Я думаю, выход из сделки послал бы правильный сигнал Пхеньяну. Вы же знаете, что через семь лет сделка с Ираном истекает, и он получит возможность и дальше свободно создавать ядерное оружие», — отметил Трамп.

Забавно, что президент Трамп, как и президент Обама, проявляет заботу о таком будущем, в котором сам уже не будет президентом – и, между прочим, некоторые чиновники предыдущей администрации, прямо причастные к иранской сделке, заявляют, что главная цель Трампа состоит в разрушении наследия Обамы. Причем – независимо от сферы и отрасли, в которой таковое наследие имеет место быть.

Но, кажется, ситуация все-таки гораздо сложнее: более четырех лет назад Обама допустил переход «красной линии», что позволило государствам-изгоям вернуться на международную арену. Ракетный удар по Асаду осенью 2013 года с огромной вероятностью сделал бы невозможной аннексию Крыма Россией.

Теперь все это инферно необходимо как-то разгребать – и, возможно, не так сам по себе Дональд Трамп, как его ястребиная администрация, не страдающая иллюзиями в отношении Путина, Асада, Хаменеи или Ким Чен Ына, интуитивно избрала самый правильный путь. А израильские разведчики лишь усилили своей образцовой работой этот вектор в политике американского правительства – вектор, направленный на решение терзающих мир проблем, а не их заговаривание.

Характерно, впрочем, что Трамп отказался отвечать на вопрос о том, выйдут ли США из ядерного соглашения до 12 мая, когда наступит крайний срок для принятия соответствующего решения. «Поживем – увидим», – сказал глава государства. А к тому времени в Средиземное море вошла авианосная группа ВМС США, способная если и не уничтожить ирано-российские войска в Сирии за один раз, то, по крайней мере, надолго сделать их бесполезными для целей Тегерана и его марионеток в Дамаске и Москве.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

три × три =