пятница, 18 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Новый фронт: Станет ли Карабах «полигоном» для украинской «Ольхи» Есть данные, что финальные испытания отечественного 300-мм корректируемого снаряда были организованы для военного атташе Азербайджана чуть ли не персонально

На фоне продолжающейся внутренней нестабильности в Армении, на первый план выходит вопрос, воспользуется ли Азербайджан предоставленным «окном возможностей» для военного решения карабахского конфликта, пишет Михаил Жирохов для Деловой столицы.

То, что военное решение конфликта вполне реально, показывают события апреля 2016 г., когда на фоне очередного кризиса отношений Армении и России, связанного с убийством российским дезертиром Валерием Пермяковым армянской семьи, Баку попробовал провести короткую военную операцию. Тогда она закончилась продвижением на несколько километров, потерей сторонами нескольких десятков солдат и техники.

Вообще ситуация вокруг Карабаха представляет собой типичный пример российской «гибридной» политики. После Первой Карабахской войны (1991-1994 гг.) в регионе сохранялся баланс сил – Запад ввел эмбарго на поставку оружия Азербайджану, и стране приходилось довольствоваться поставками оружия и боеприпасов из Украины и Беларуси. С другой стороны – Ереван получал огромную помощь со стороны России. Это в некоторой степени выравнивало силы.

Однако с начала «нулевых» – после резкого увеличения стоимости нефти – соотношение сил резко изменилось в пользу нефтедобывающего Азербайджана. Приток нефтедолларов позволил Баку увеличить в разы военные расходы и численность армии. Так, если в 2001 г. военный бюджет страны составлял всего $300 млн, то в 2013 году он достиг $3,7 млрд. Численность вооруженных сил Азербайджана в 2016 г. достигла 126 тыс. человек.

В то же время аналогичный армянский показатель составляет около 45 тыс. человек.

Нефтяные деньги позволили Азербайджану начать перевооружение армии – в больших количествах были закуплены современные танки, боевые бронемашины, зенитные ракетные комплексы, самолеты, вертолеты, противотанковые управляемые ракеты, артиллерийские системы, средства обнаружения (приборы ночного видения, лазерные приборы разведки, тепловизоры) и беспилотные летательные аппараты.

Причем кроме традиционных поставщиков оружия (Израиль, Украина, Беларусь, Грузия и Турция) внезапно появилась и Россия. Причем Баку на тот момент «закрывал глаза» на то, что одновременно россияне стали усиленно накачивать оружием и Армению. Так, в феврале 2016 г. достаточно бедной стране был предоставлен льготный кредит на покупку вооружений на сумму $200 млн. Мало того, к зиме 2017 г. в Армению были поставлены ракетные комплексы тактического назначения «Искандер» с дальностью действия до 300 км и возможностью поражения стратегических объектов на территории Азербайджана. Появление этого оружия окончательно сломало баланс сил в регионе.

В ответ Азербайджан начал закупать китайско-белорусские комплексы «Полонез», которые не являются вполне адекватным ответом, хотя и создают иллюзию паритета.

Тем не менее, полноценную войну вне рамок Карабаха стоит исключить из возможных сценариев развития ситуации. И дело тут, прежде всего в наличии на территории Армении российской военной базы. Общая численность 102-й военной базы составляет около 4 тыс. военнослужащих. Кроме того, в Армении дислоцированы два дивизиона ЗРС С-300В, способных перехватывать не только воздушные цели, но и оперативно-тактические баллистические ракеты. ПВО ближней зоны обеспечивает дивизион установок «Бук-М1-2». Мало того, 20 августа 2010 г. Россия и Армения продлили срок действия договора о размещении базы до 2044 года.

Конечно, вопрос о том, что потянет ли Россия на фоне двух ведущихся войн (Сирия и Украина) и третью остается открытым. Тем не менее, вряд ли Азербайджан захочет напрямую атаковать российские вооруженные силы.

Однако стоит признать, что мирного решения карабахского конфликта на сегодня просто не существует – прежде всего, из-за контроля Арменией территорий, не входивших в состав бывшей Нагорно-Карабахской автономной области. Так, возможное мирное возвращение Агдамского и Физулинского районов значительно ослабляет с военной точки зрения устойчивость армянской обороны в Карабахе, возврат же Лачинского или Кельбаджарского района подрывает ее целиком и полностью.

Альтернативой же военного решения вопроса остается перманентная гонка вооружений при несопоставимых экономических и демографических ресурсах. В 1993 году численность населения Армении и НКР составляла 3,6 млн человек против 7,44 млн человек в Азербайджане, в 2000 году – 3,37 млн против 8 млн, в 2014 году – 3,15 млн человек против 9,5 млн человек.

На этом фоне крайне интересно присутствие военного атташе Азербайджана на финальных испытаниях отечественного 300-мм корректируемого снаряда системы «Вільха», причем есть данные, что эти испытания были организованы для него чуть ли не персонально. Страна располагает как минимум 30 пусковыми установками БМ-30 «Смерч» (причем 12 куплены в Украине) и вполне может позволить закупку достаточно большого количества боеприпасов.

Мало того, проект как минимум на половину финансируется турецкой стороной, что косвенно может свидетельствовать о его направленности. Ведь «Смерчей» нет на вооружении турецкой армии, а есть только местные РСЗО Kasirga такого же калибра. А очень близкие отношения Анкары и Баку не секрет.

Смогут ли наши менеджеры от «Укроборонпрома» воспользоваться сложившейся ситуацией и настолько ли «Вільха» хороша, как нам рассказывают, покажут уже ближайшие месяцы.



Поделитесь.





Новости партнеров