воскресенье, 19 августа 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Глобальная игра: Зачем Трамп испортил Пентагону операцию в Сирии В мире, где есть ядерное оружие, не бывает простых решений. Так что на очереди спектакль, который позволит всем, ну, почти всем, остаться при своем

Быть или не быть наказанию Башара Асада за химическую атаку в Думе? Это, пожалуй, главная интрига в спектакле, открывающем новый театральный сезон в глобальном театре, пишет Владислав Гирман для Деловой столицы.

Раззадоренная публика замерла в тревожном ожидании. Но напряжение нагнетается еще больше. Союзы выстроены. Цели публично обозначены. На сцене полным ходом идут приготовления: расчесывают парики, приводят в порядок костюмы-мундиры, начищают шпаги до блеска. То ли очередной перформанс, то ли всего лишь тизер.

Итак. Президент США Дональд Трамп в ответ на обещания Москвы, что все выпущенные по Сирии американские ракеты будут сбиты, пишет в Twitter: мол, якшаетесь с животным (Асадом), с удовольствием травящим сограждан химическим оружием, – готовьтесь к получению посылочки в виде «славных, новых и умных» ракет. Одновременно в Средиземное море из Норфолка выдвигается ударная группа в составе авианосца Harry S. Truman, ракетных крейсера Normandy и эсминцев Arleigh Burke, Bulkeley, Forrest Sherman и Farragut. Позднее подключатся эсминцы Jason Dunham и Sullivans. А эсминец Donald Cook уже находится у берегов сирийского Тартуса, откуда оперативно ушли российские корабли.

В Пентагоне в унисон с Белым домом заявляют о готовности к военному сценарию. «Мы готовы приступить к военным действиям, если они будут уместны, как определил президент», – заявил министр обороны Джеймс «Бешеный пес» Мэттис, отметив тесную координацию с союзниками.

А что союзники? Они тоже втянулись. Так, премьер Тереза Мэй накануне говорила, что хочет больше доказательств по варварской химической атаке в Думе. Но в то же время в британскую прессу просачиваются прямо противоположные сведения. Во-первых, BBC сообщает, что глава правительства готова согласиться на военную операцию. Во-вторых, The Daily Telegraph со ссылкой на свои источники пишет, что премьер дала команду подтянуть субмарины к Сирии на расстояние ракетного удара по местным объектам. В-третьих, по данным The Times, на британской базе в Акротири (Кипр) авиация приведена в боевую готовность. Там развернуты восемь истребителей-бомбардировщиков Panavia Tornado с крылатыми ракетами, шесть истребителей четвертого поколения Typhoon (ракеты класса «воздух-воздух»), дозаправщик Voyager, есть боевые беспилотники, а также эсминец Королевского флота Duncan.

Правда, власти Кипра отрицают какую-либо подготовку к военным действиям, да и сама Мэй пока скромно молчит. Почему премьер осторожничает, можно понять. Пример ее предшественника Тони Блэра, санкционировавшего вторжение в Ирак из-за такого же «химического прецедента», который, как впоследствии выяснилось, не имел достаточных оснований, – одна из причин. А вторая – собственно то, что все эти сообщения о подготовке сил союзников уже являются инструментом давления на Дамаск, Москву и Тегеран.

Добавляет красок позиция Парижа. В частности, президент Эммануэль Макрон вполне ясно заявил, что Франция готова приобщиться к удару по Сирии из-за химической атаки в Думе. Хотя и подчеркнул, что возмездие союзников Асада (читай Россию и Иран) не коснется, а будет направлено сугубо против инфраструктуры сирийского диктатора, занятой в сфере химического оружия.

Кронпринц и фактический правитель Саудовской Аравии Мухаммад бин Салман, гостивший у Макрона, тогда же подтвердил, что силы королевства могут принять участие в военных действиях в Сирии.

Вдобавок нельзя не вспомнить Израиль, чьи ВВС в минувшие выходные выпустили ракеты по сирийской базе Т-4 (Тияз), где находились «военные советники» из Ирана и России. Иерусалиму удалось впечатлить Москву. До такой степени, что президент РФ Владимир Путин во время телефонного разговора с премьером Биньямином Нетаньяху призвал воздержаться от эскалации в регионе.

А напряжение-то и впрямь растет. Антиасадовский альянс сжимает кольцо вокруг Сирии, пока войска «все еще легитимного» с помощью иранских и российских союзников завершают разгром оппозиционных сил. Однако не стоит бояться апокалипсиса. Если он и наступит, то куда позже, чем представляется после просмотра новостных лент.

Для начала стоит отметить, что американская авианосная группа из Норфолка вышла 11 апреля – то есть в Средиземном море она окажется никак не раньше 17-го. Соответственно, боевые действия вряд ли начнутся раньше этой даты. В то же время членам НАТО, участвующим в коалиции, придется утрясти с союзниками ряд вопросов, обусловленных присутствием в Сирии российского контингента. Североатлантический совет должен прийти к консенсусу относительно действий на случай, если, скажем, российская ПВО собьет британский, французский или американский самолет над Сирией – считать ли это поводом для обращения к пресловутой пятой статье?  Стремление избежать подобного сценария, к слову, может вылиться в отказ от использования авиации в ходе ударов – и стремление к хирургической точности при их проведении: чтобы не задеть имущества и военнослужащих МО РФ.

То есть, если дойдет до стрельбы, это будет выход на бис. Напомним, год назад в ответ на химатаку в Хан-Шейхуне ВМС США по приказу Трампа выпустили 59 «Томагавков» по базе Аш-Шайрат. При этом Вашингтон заранее предупредил россиян, дав время минимизировать потери. Шесть МиГ-23, склады боеприпасов и горюче-смазочных материалов, укрепленные ангары, РЛС – невелики потери, учитывая количество выпущенных ракет. Однако в качестве пиар-акции – демонстрации силы удар по базе имел колоссальное значение для США и лично Трампа.

Теперь он действует аналогично. Причем нынешнее его «иду на вы» раздалось куда раньше, чем в прошлый раз. Так что с большой долей вероятности состоится утилизация подлежащего списанию имущества к обоюдному удовлетворению сторон. У россиян более чем достаточно времени отвести «ихтамнетов» в заведомо неприкасаемые районы, а у сил Асада – убраться и прибраться. Что они и делают. Самолеты ВВС Сирии перегнали под защиту российской ПВО в Хмеймиме практически сразу после твита Трампа. В то же время Думу уже полностью взяли под контроль асадовцы и россияне, а значит, о следах хлора на месте атаки можно забыть.

Москву эта игра, похоже, вполне устраивает. С одной стороны, она получает возможность и далее обвинять Запад в презумпции виновности («а была ли атака?»). Тем более что ее визави не могут предъявить бесспорных доказательств – увы, в эпоху постправды мнение гораздо важнее факта.

С другой – Кремль получает отличную возможность погладить милитаристское эго широких народных масс: тамошние СМИ то и дело сообщают о приведении в полную боевую готовность вооруженных сил, разведки и войск ПВО.

В то же время россияне освободили для «Трумэна» и Ко место у Тартуса: мол, пуляйте, сколько душе угодно, все эвакуированы, только и мы немного покуралесим – собьем хотя бы пару-тройку ваших ракет, чтобы разрекламировать С-400 и сохранить лицо. К слову, глава Госдумы по обороне Владимир Шаманов уверяет, что РФ ведет прямой диалог с руководством Комитета начальников штабов США, а Турция обеспечивает контакт Кремля с НАТО. Заявление Шаманова вполне может быть правдой, и стороны могут обсуждать условия небольшой заварушки. Но определенно не дуэли – скорее речь о сакральной жертве, удовлетворяющей и Запад, и Россию.

В общем, происходящее ныне выглядит как глобальная игра на публику. Имеющая целью показать войну, но избежать глобального конфликта. Кроме того, повышение ставок на международной арене многим помогает разобраться с проблемами внутренними – как и показано в гениальной картине «Хвост виляет собакой». Взять того же Трампа, которого бесит цепкий спецпрокурор Роберт Мюллер. После Twitter-угроз в адрес России там же, в микроблоге, он обвинил Мюллера в том, что тот якобы поссорил Штаты с РФ. Салман продолжает демонстрировать твердую руку, Мэй развенчивает образ «слабого премьера», Макрон переключает внимание недовольных положением дел в экономике. Путин – показывает, как «уважать себя заставил», тем более что пепелище в Кемерово и свалка в Волоколамске все еще отравляют начало его нового президентства.

Так что ни у кого из действующих лиц инстинкт самосохранения не отказал. Никто не мог себе позволить полноценную войну в 2014 г., не может и сейчас. А вот поиграть мышцами – это выход. И желательно подальше от своих границ.

В общем, так события и развиваются. Неспешно и по канонам донаполеоновской «войны в кружевах», когда боевые действия полагалось рационализировать, регламентировать и ограничивать в масштабе, дабы избежать излишнего кровопролития и удовлетворить эстетические вкусы игроков. Трамп очень походит на прусского короля Фридриха Вильгельма своей любовью к милитаризму, к сильной армии. Ее главная роль – своим существованием влиять на геополитические процессы, диктовать собственную политику. Правда, самым мощным стратегическим оружием американского президента оказался микроблог.

И здесь забавно вот что: после сокрушительного санкционного удара по российской экономике именно это оружие ей помогло. На волне ожиданий сирийского обострения нефть марки Brent перескочила ценовой порог в $72 за баррель (самая высокая цена с осени 2014 г.), рубль начал стабилизироваться, а биржевой индекс РТС вырос на 3,5%.

Впрочем, это побочный эффект. Который, определенно, не компенсирует статуса «главного злодея», который союзники филигранно подогнали на Россию. Да, бочковые бомбы с хлором могли сбросить вертолеты Асада, однако именно Москва является гарантом химического разоружения Сирии. И нет принципиального значения, были ли там российские боеприпасы или запчасти. Раз химическое оружие по-прежнему остается в арсенале сирийского диктатора, то Россия – его соучастница с неработающей презумпцией невиновности. Ее Москву очень вовремя и публично лишила еще Тереза Мэй после отравления Скрипалей.

Но в мире, где есть ядерное оружие, не бывает простых решений. Так что на очереди спектакль, который позволит всем, ну, почти всем, остаться при своем.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

20 + тринадцать =