пятница, 20 апреля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сюрприз для бизнеса: Порошенко хочет себе «карманное войско» Сфера компетенции Нацбюро финбезопасности до конца не понятна, а потому открывается широкое поле для злоупотреблений

В Украине хотят создать Национальное бюро финансовой безопасности, которое призвано заменить налоговую милицию и снизить давление на бизнес. Соответствующий законопроект Петр Порошенко пометил как неотложный. Однако критики законодательной инициативы заявляют, что в случае принятия закона давление может только увеличиться, как и влияние президента на экономическую сферу. О сложившейся ситуации пишет Юлия Забелина для Апострофа.

Законопроект №8157, авторами которого выступили нардеп от «Блока Петра Порошенко» Нина Южанина и еще ряд представителей коалиции, был внесен в Верховную Раду еще 19 марта, но 5 апреля президент обозначил документ как неотложный.

Предполагается, что Национальное бюро финансовой безопасности (НБФБ) заменит налоговую милицию, которую на бумаге ликвидировали еще 1 января 2017 года, но которая по факту продолжила работать.

Президент позиционирует законопроект как такой, который избавит бизнес от лишнего давления: новый орган должен забрать проверяющие функции у Нацполиции, Службы безопасности, налоговой и прокуратуры. После принятия закона проверкой уплаты налогов на предприятиях должно заниматься только Нацбюро финбезопасности. Кроме того, среди преимуществ законопроекта президент назвал возможность для предпринимателя защититься в суде.

«И только если в суде он проиграет и не захочет платить налоги, тогда можно будет применять правоохранительный компонент», – поясняется в заявлении главы государства.

Назначение директора

Согласно законопроекту, число работников новой службы не должно превышать 4 тысячи человек. Отбор в детективы планируется провести на конкурсной основе.

Директор НБФБ, в случае принятия документа, будет назначаться и увольняться президентом по результатам конкурса. В конкурсную комиссию входят по три человека от президента, Верховной Рады и Кабмина. В этом одно из принципиальных отличий пропрезидентского законопроекта от альтернативного, поданного группой нардепов, среди которых Андрей Журжий («Самопомич»), Светлана Залищук («Блок Петра Порошенко»), Леонид Емец («Народный фронт»). В проекте №8157-1 предлагается назначать главу бюро Кабинетом министров по представлению министра финансов, чтобы обезопасить новый орган от дополнительного влияния президента.

«В том законопроекте [№8157] мы видим много неконституционных функций президента, как в назначении руководителя, так и в возможности его увольнения, что означает прямое влияние на деятельность органа. Членов комиссии от президента и от Кабмина будет достаточно для протягивания нужного кандидата и принятия решений, даже если представители Рады не будут назначены. А нам не нужно еще одно «карманное войско» того или иного чиновника. Орган должен быть независимым и подчиняться только закону», – комментирует нардеп Татьяна Острикова («Самопомич»).

Компетенция

Согласно документу, на принятии которого настаивает президент, основными задачами НБФБ являются сбор и систематизация информации в сфере публичных финансов, оценка рисков в сфере публичных финансов, определение преступных схем и технологий, аналитика и рекомендации для госорганов, борьба с преступностью в сфере налогообложения, таможни и в бюджетной сфере.

В экспертном же сообществе отмечают, что сфера компетенции нового органа до конца не понятна, а потому открывается широкое поле для злоупотреблений.

«Если мы берем альтернативный законопроект, то в нем четко видим, что есть орган досудебного расследования с четкой компетенцией, с четкой подследственностью, который будет заниматься исключительно противодействием конкретным криминальным правонарушениям. Он будет выявлять эти правонарушения и содействовать расследованию. А в проекте Южаниной написано, что бюро занимается устранением рисков финансовой безопасности. Это значит, что сфера компетенции может касаться кого угодно: любая транзакция физического или юридического лица, предпринимательская практика или инвестиционная деятельность, которая, по мнению бюро, будет угрожать финансовой безопасности, может оказаться в зоне риска», – говорит эксперт Реанимационного пакета реформ Владимир Петраковский.

По мнению эксперта, на практике это просто превратится в управление в ручном режиме. «Например, есть земельный участок в сельсовете. И сельсовет хочет отдать его в аренду какому-то инвестору, который хочет построить завод. А НБФБ видит, что этот завод будет конкурировать с государственным заводом. И в бюро могут просто написать, мол, мы считаем, что этому агентству с иностранными инвестициями не надо давать землю, поскольку это будет угрожать финансовой безопасности, – поясняет Петраковский. – Все, что, как им кажется, несет риск для государства, они будут ограничивать. Так, как сейчас делает СБУ. В любые дела смогут засунуть свой нос».

Эксперты и депутаты также указывают на необходимость решить вопрос с подследственностью, то есть разобраться с другими органами, которые ранее занимались финансовыми преступлениями – в частности, путем ликвидации экономического отдела СБУ и Нацполиции.

«К сожалению, в законопроекте авторы не предлагают забрать у СБУ функции осуществления оперативно-розыскной деятельности в сфере защиты экономики. Так же, как и у полиции или прокуратуры. Поэтому сейчас нет оснований говорить, что этот орган будет единственным, который будет осуществлять финансовые расследования. В таком виде он станет еще одним из тех, которые сегодня ходят к бизнесу по очереди», – комментирует Острикова.

Конфликт с НАБУ

Еще один нюанс, на который указывают критики, – новое бюро может создать препятствия для работы Национального антикоррупционного бюро.

«Некоторые составы преступлений, которые отнесены авторами законопроекта к подследственности бюро, пересекаются с преступлениями, подследственными НАБУ. С учетом наличия «предварительной проверки» той или иной информации о преступлении аналитиками [НБФБ] с возможностью похоронить такое дело навсегда еще до начала расследования эти преступления могут вообще никогда не попасть в НАБУ», – считает Острикова.

Хотя один из авторов законопроекта Нина Южанина поспешила опровергнуть такие обвинения. «Бюро финбезопасности будет выявлять и расследовать преступления, совершаемые при участии рядовых чиновников и субъектами хозяйственной и государственной деятельности. В случае выявления преступлений, совершенных топ-лицами, подследственными НАБУ, материалы будут на протяжении 24 часов передаваться НАБУ, как это предусмотрено нормами законопроекта», — написала нардеп на своей страничке в Facebook.

Орган под президента

Но основная проблема, как говорят собеседники, в том, что после принятия законопроекта в текущей редакции президент будет оказывать большее влияние на экономическую сферу.

«Влияние президента и государства на экономическую сферу останется в том же виде, а, возможно, станет еще больше», – считает Петраковский.

«Это фактически реинкарнация налоговой милиции, только в более мощном состоянии. И никакого ослабления давления на бизнес по этому закону не произойдет. Никаких предохранителей по прокуратуре, СБУ или полиции там не установлено. Это мощный силовой орган, который планируют создать под президента», – говорит соавтор альтернативного проекта нардеп Андрей Журжий.

Один из народных депутатов, знакомых с ситуацией, указывает на то, что винить в появлении законопроекта №8157 стоит не его авторов, а непосредственно самого главу государства.

«Госпожу Южанину не стоит воспринимать как самостоятельного игрока. Она исполнитель воли президента, и в политикуме все это знают», – отметил собеседник.

Пока же оба законопроекта – пропрезидентский и альтернативный – находятся на рассмотрении профильных комитетов, а потому, когда будут урегулированы спорные моменты (и будут ли), никто не берется предсказывать.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × 5 =