вторник, 25 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как Сенченко стал запасным «языком» Тимошенко Бывший народный депутат Андрей Сенченко предложил законопроект «О прощении», который сразу вернул его в политический дискурс. Правда, со знаком минус

Андрей Виленович вышел к обществу с инициативой, которую большинство пользователей соцсетей восприняло в штыки. Бывший депутат, член политсовета партии Юлии Тимошенко, который позиционирует себя в качестве лидера движения «Сила права», предлагает узаконить процедуру прощения за сепаратизм и измену, – пишет Юрий Васильченко для Depo.ua. – Если вместить всю инициативу в одном предложении, то получится следующая схема: лицо, совершившее преступление в период вооруженной агрессии РФ в интересах государства-агрессора в ущерб интересам Украины, добровольно обращается в суд, полицию, СБУ, прокуратуру, извиняется и просит применить к нему прощение и процедуру альтернативного наказания.

То есть вместо лишения свободы коллаборанта лишают права на работу в органах государственной власти, местного самоуправления, в составе избирательных комиссий, права на военную службу, работу в правоохранительных органах и органах судебной власти, права на преподавательскую деятельность, права быть избранным, а также приостановление права участвовать в выборах президента, депутатов всех уровней на срок от пяти до десяти лет.

На своей странице в Facebook Сенченко обнародовал текст предлагаемого заявления о прощении: «Признаю свою вину, искренне раскаиваюсь и прошу у украинского народа и государства прощения за совершенное (-ые) мной преступление (-ия). Прошу применить ко мне процедуру прощения и альтернативное наказание … «. Законодатель также отмечает: прощать тех, кто совершил тяжкие и особо тяжкие преступления, а также граждан, совершивших преступления небольшой или средней тяжести и не обратились с заявлением о совершении ими уголовного преступления и просьбой о прощении, не будут. Но в том и фокус, что бумага стерпит и ложь боевиков,  что их силой заставляли стоять на блокпостах. Пока проверишь, они еще наделают вреда.

Сенченко объясняет свои намерения тем, что жители оккупированных территорий должны преодолеть психологический барьер, ведь они боятся массовых репрессий после освобождения украинскими военными захваченных земель. А возможность прощения этот барьер снимает, потому что применяется четкая градация граждан на тех, кто стал жертвой российской вооруженной агрессии и оккупации, и прихвостней агрессора. Кроме того, среди боевиков было немало 14-летних людей, зомбированных пропагандой. А сейчас они уже совершеннолетние.

Не будем огульно обвинять Сенченко, на самом деле рациональное зерно в его инициативе есть. Однако в предложенном варианте эта инициатива выглядит не иначе, как политический популизм, рассчитанный на информационный резонанс. С одной стороны, экс-нардеп нарвался на критику внутри страны, с другой – вызвал приступ истерики у крымских предателей и российских пропагандистов. То есть подзабытый политик стремительно вернулся в политический дискурс. Другое дело, насколько полезной является его идея именно сейчас.

Учитывая его принадлежность к «Батьківщині», есть и другой вопрос: не имеем ли мы в данном случае только элемент миротворческой стратегии Тимошенко, которую она озвучивала в том числе и на Западе. Фактически, речь идет об амнистии, только другими словами – под соусом прощения и раскаяния. Также можно предположить: то, что по понятным причинам не хочет озвучивать сама Юлия Владимировна, озвучивает Сенченко. Его идеи ретранслируются на партийном ресурсе «Батьківщини», что несложно расценить как согласие с законодательной инициативой.

Заметим: разговоры о каких-то вариантах амнистии коллаборационистов идут еще с 2014 г. и обычно заходят в тупик. О ней говорится и в Минских соглашениях. В пятом пункте сказано: «Обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины». Из-за такого определения в Украине не одну сотню копий сломали.

В сентябре 2014-го ВР со скандалами приняла закон «О недопущении преследования и наказания участников событий на территории Донецкой и Луганской областей», но тогдашний спикер Александр Турчинов его не подписал. С тех пор ведутся дискуссии между политиками, юристами и экспертами как о формате возможной амнистии после деоккупации, так и об ответственности за коллаборационизм. Год назад нардеп «фронтовик» Игорь Лапин предложил соответствующий законопроект, который включили в повестку дня в начале октября, однако со значительными замечаниями. Главное: вводить уголовную ответственность за все формы коллаборационизма нецелесообразно, а имеющихся статей Уголовного кодекса достаточно для привлечения к ответственности за такие действия. Сейчас с идеей о «прощении» к дискуссии о коллаборационизме присоединился и Сенченко.

Собственно, вариант прощения с альтернативным наказанием вполне возможен, но он требует серьезных изменений в УПК и УК Украины. Это не штрафы, общественные или исправительные работы, а поражение отдельных групп граждан в правах. Перед тем как принимать такие изменения в Уголовный кодекс, необходимо получить консультацию у Венецианской комиссии и других международных юристов, чтобы не оказалось, что мы скрестили лягушку с ужом. И потом эту химеру придется либо отменять, либо сразу же вносить правки и тем смешить людей.

Следующий момент: очевидно, отдельный закон о прощении выглядит нецелесообразным, целесообразнее говорить о запрете коллаборационизма (но не в раскритикованном варианте Лапина) и уже в этом документе четко прописать случаи альтернативного наказания и процедуру его применения. Для этого нужно писать покаянные письма, лучше предоставить документальные доказательства неучастия в военных и политических структурах террористических недореспублик, в организации и проведении псевдореферендума 11 мая 2014 г., так называемых «общих выборов» 2 ноября 2014-го. Тем гражданам, которые действительно стали жертвами оккупации, сделать это будет нетрудно. Что же касается остальных, то скорее нужно говорить не об отдельных случаях лишения права занимать должности или избираться, потому что это выглядит как у комедийного охранника Бородача из российского сериала, который после каждой пакости просил его «понять и простить», а об ограничении избирательного права для жителей лишь участием в местных выборах в полной деоккупации региона. Хотя, конечно, такое предложение также рискует нарваться на не меньшую критику, чем Сенченко со своим «прощением».



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

двенадцать − 10 =