суббота, 23 июня 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ярослав Довгопол: Последний «властелин» ядерного оружия Прямые переговоры между Пхеньяном и Вашингтоном без России никак не входят в интересы Москвы, но у КНДР нет выбора

Лидеры США и Северной Кореи согласились сесть за стол переговоров для решения одной из самых острых сегодня угроз ядерного конфликта. И хотя точная дата и место переговоров пока не установлены, важно то, что стороны определились с общим подходом, а именно – денуклеаризацией Корейского полуострова, пишет Ярослав Довгопол для Укринформа.

По последним сообщениям, в КНДР пока не торопятся с формулировкой детальной позиции и хранят молчание, впрочем Штаты сразу определили четкие рамки: от немедленного прекращения испытаний до окончательного разоружения Севера. Попробуем разобраться, почему режим в Пхеньяне изменил свою еще недавно воинственную позу против США, как это повлияло на баланс сил в регионе, и станет ли Ким Чен Ын последним в КНДР «обладателем» ядерного оружия.

ИСТОРИЯ УЧИТ НЕ ВЕРИТЬ ОБЕЩАНИЯМ

Это не первый дипломатический диалог, ставший возможным между Соединенными Штатами и северокорейским режимом. Подобное происходило, по крайней мере, при трех предыдущих президентах США. Но каждый раз процесс переживал длительную стагнацию и обострение отношений, потом короткие всплески надежды (когда вроде бы удавалось достичь согласия), но в итоге – неизбежное разочарование после того, как в Пхеньяне снова брались за свое.

Впервые луч света появился в 1994 году на фоне опасений, что КНДР строит два ядерных реактора, на которых можно производить топливо для боевых ядерных зарядов. Тогда президент США Билл Клинтон предложил так называемые «Согласованные рамки» («Agreed Framework»), которые предусматривали прекращение строительства реакторов двойного назначения в КНДР в обмен на поставки двух альтернативных реакторов из США, которые не могли быть использованы в программе ядерных вооружений. Ким Чен Ир (отец нынешнего лидера КНДР Ким Чен Ына) согласился на этот план, что также уводило в Северную Корею из-под серьезных последствий за нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия. Стоит вспомнить, что тогда Северная Корея переживала один из тяжелейших периодов перемирия после Корейской войны.

Тем не менее, уже в 1998 году окрепшая КНДР начинает испытания баллистических ракет, что поставило под сомнение мирные намерения режима. Администрация Билла Клинтона снова пытается найти дипломатический способ, но процесс затягивается. Даже визит в 2000 году госсекретаря Мадлен Олбрайт не привел к конкретным договоренностям, хотя в Вашингтоне утверждали, что новое, широкое соглашение было уже очень близко.

В 2001 году, когда Белый дом возглавил республиканец Джордж Буш-младший, политика США в отношении КНДР изменилась. Любые намерения заключать мирные соглашения исчезли после того, как президенту представили отчеты разведки, что Пхеньян развивает программу обогащения урана. С этого момента вновь начинается фаза стагнации. В 2002 году Северная Корея объявила о выходе из Договора о нераспространении, выпроводила инспекторов МАГАТЭ и возобновила строительство ядерных объектов.

Для решения проблемы был создан формат шестисторонних переговоров (КНДР, США, Южная Корея, Китай, Россия и Япония). Переговоры продлились до 2005 года, когда Пхеньян вновь пообещал отказаться от ядерного оружия и прекратить действующие программы. Казалось бы – победа, но международная общественность не получила возможности беспрепятственно проверять ядерные объекты КНДР, и в конце концов все мирные усилия снова зашли в тупик.

При президентстве Барака Обамы, начиная с 2009 года США в очередной раз ввели новую политику в отношении КНДР. Тогда Пхеньян добился заметного прогресса в своей тайной ядерной программе. Администрация Обамы начала усиленное экономическое давление на Северную Корею, оставляя в то же время дипломатические каналы для общения. В феврале 2012 года страны достигли соглашения, согласно которому КНДР обязалась прекратить деятельность ядерного реактора Йонбйон, допустить инспекторов МАГАТЭ в обмен на продовольственную помощь из США. Но это соглашение не сработало, и все обещания Северокорейского режима вновь оказались пустыми словами…

ДОНАЛЬД И ЫН

Администрации Дональда Трампа в наследство досталась едва ли не самая сложная фаза северокорейской проблемы, когда Пхеньян не ограничивал себя в ядерных испытаниях и пусках баллистических ракет. Под реальной ядерной угрозой оказались близкие союзники Америки – Южная Корея и Япония, а также сами Соединенные Штаты после испытаний Пхеньяном межконтинентальных образцов.

Нельзя сказать, что жесткая реакция Трампа с разворотом двух авианосцев в направлении КНДР и проведение учений со стратегическими бомбардировщиками уменьшила градус напряжения. США и Северная Корея в 2017 году продолжали обмен меседжами-угрозами, однако постепенно ракетно-ядерные испытания в КНДР прекратились. В США считают, что это произошло в результате военного и экономического давления на режим, а также – вследствие применения санкций ко всем иностранным партнерам, которые давали возможность Пхеньяну обойти международные запреты.

Стоит напомнить, что против КНДР по состоянию на конец 2017 года кроме санкций США действовали восемь резолюций СБ ООН (с 2006 по 2017 гг.), запрет Китая на экспорт-импорт нефтепродуктов и текстильной промышленности, санкции Южной Кореи, Японии, Евросоюза и Австралии. Но санкции, как известно, имеют эффект задержки во времени, о чем очень хорошо знают в США.

Впервые о возможности переговоров с Ким Чен Ыном Дональд Трамп заговорил еще в начале своей каденции, что стало своеобразным пробным шагом. Впрочем, более-менее серьезные намерения он высказал в ноябре прошлого года, во время азиатско-тихоокеанского турне. «Я сел бы и поговорил с кем угодно. Не думаю, что это является проявлением силы или слабости. Думаю, что переговоры со всеми людьми – это неплохо», – сказал Трамп в эфире одного из телеканалов. И хотя он признался, что на тот момент встречаться с Ким Чен Ыном было рано, но отметил, что остается «безусловно, открытым для этого».

Тогда Пхеньян и не подумал приставать на предложение США и продолжал называть Трампа «старцем», потерявшим рассудок и другими унизительными эпитетами. Острая полемика между Трампом и Кимом возникла под новый год, когда оба лидера начали меряться ядерными кнопками.

Однако после того, когда Штаты прибегли к новому витку кампании международного давления, риторика КНДР впервые за последнее время резко изменилась. Режим в Пхеньяне решил прекратить вражду и продемонстрировать свои «мирные намерения» на Олимпиаде в Пхенчхане.

Одной из главных причин такого изменения могла стать политика Вашингтона, направленная на то, чтобы закрыть все зарубежные лазейки для северокорейского режима. Кроме того, свою роль, очевидно, сыграли прямые договоренности США с Китаем относительно гарантирования санкций. Ведь внешняя торговля Северной Кореи на более 85% опиралась именно на Китай.

Поведение режима КНДР изменилось настолько, что он принял в Пхеньяне делегацию Южной Кореи, согласился на саммит двух Корей и наконец принял предложение встретиться с Трампом.

БАЛАНС СИЛ В РЕГИОНЕ

Решение Кима не изменилось даже после введения Штатами наиболее мощного за всю историю пакета санкций в конце февраля. Конечно, в Пхеньяне назвали это «актом войны» и попыткой помешать улучшению отношений с США, но сами санкции проглотили.

Тем не менее, возмущение выразил со своей стороны Китай из-за наличия в штрафном списке энергетических и судоходных компании КНР и Сингапура. В Китайском МИД отметили, что такие действия «могут навредить сотрудничеству» Пекина и Вашингтона.

В целом же в Китае вряд ли могут быть довольны гиперактивностью США в северокорейском вопросе, где основной рычаг влияния на Пхеньян – как не крути – остается в Пекине. Китайцы прекрасно осознают, что ракетно-ядерная угроза КНДР имеет влияние на региональные амбиции Японии и Южной Кореи, которые считаются мощными экономическими и политическими игроками в этой части мира. Но северокорейская угроза не направлена против самого Китая, который, к тому же, мог до последнего времени легко влиять на ситуацию.

В то же время Соединенные Штаты не могут мириться с прямым вызовом бесконтрольного ядерного применения. Кроме того, на этой позиции стоит почти все международное сообщество в ООН. И это влиятельный фактор на позицию Пекина.

Интересно также исследовать мотивацию России в северо-корейском вопросе. Если обратить внимание на списки американских санкций против КНДР, можно встретить немало фамилий, компаний и кораблей с регистрацией в РФ. Это доказывает, что Москва помогала режиму КНДР уклоняться от давления международных санкций и, возможно, до сих пор не прекратила этих попыток. Но настоящий мотив, который может быть выгодным для Кремля – сохранять очаг дестабилизации в этом регионе, а также отвлекать внимание США и их союзников на борьбу с ракетно-ядерными вызовами.

Поэтому, очевидно, прямые переговоры между Пхеньяном и Вашингтоном без России никак не входят в интересы Москвы. Но, с другой стороны, Россия не имеет кардинального влияния на ситуацию, поскольку Ким Чен Ын не выдерживает международного давления и уже определил готовность изменить свою позицию.

ПОСЛЕДНИЙ В ДИНАСТИИ С ЯДЕРНЫМ ОРУЖИЕМ

Наблюдая за «взлетами» и «падениями» международной дипломатии на северокорейском направлении, можно смело допустить, что новые переговоры между США и КНДР имеют все перспективы для того, чтобы все-таки состояться. Более того, стороны настроены на достижение соглашения о денуклеаризации Корейского полуострова. А это означает уничтожение всех без исключения возможностей для производства и хранения компонентов для ядерного оружия в КНДР. При этом Штаты настаивают на подконтрольности этого процесса, то есть возможности МАГАТЭ (или других специалистов) иметь беспрепятственный доступ ко всем ядерным объектам в стране.

Но все же, учитывая недавно воинственную риторику Ким Чен Ына, а также всю историю международных переговоров с КНДР, возникают сомнения, что режим изменил свое отношение к проблеме на кардинально противоположное. Ему просто необходима пауза для того, чтобы оправиться, и по возможности смягчить международные санкции. Вполне реальный сценарий, если учесть, что сам процесс переговоров может длиться годами, и в Белом доме может появиться новый хозяин.

Впрочем, в Вашингтоне настроены решительно, и уже сейчас не оставляют Пхеньяну выбора: или еще большие санкции, или предметный разговор и конкретные шаги по денуклеаризации. При этом ни Китай, ни Россия пока не имеют шансов изменить вектор переговоров.

Если же Соединенные Штаты в этот раз учтут всю историю вопроса, Ким-младший, похоже, рискует стать последним в своей династии, кто угрожал ядерным оружием Соединенным Штатам и всему Свободному миру.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

8 − шесть =