среда, 12 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Джентльмены в поисках десятки, или еврооптимизм по-украински «Еврооптимисты» признают, что не достигли ни одной из поставленных перед собой целей

Украинские политики из МФО «Еврооптимисты» заявляют, что продвигают идею европейского будущего Украины, но делают это за чужие деньги. Грантов уже на всех не хватает, и в качестве главного «европейского» механизма легализации денег выступает краундфандинг. Впрочем, за деньгами на предвыборную кампанию приходится идти не только в народ, но и к богатым мира сего, пишет Рита Хольман для Realist.

1 марта в киевском кинотеатре «Украина» стартовал «Тур оптимизма». Организаторы мероприятия – парламентское межфракционное объединение (МФО) «Еврооптимисты» – осуществят поездку по ряду областных центров страны и проведут встречи с избирателями.

Большинство опрошенных нами «еврооптимистов» настойчиво отрицают, что тур носит предвыборный характер, обвиняя недругов МФО в распускании злонамеренных слухов об этом.

«Именно тогда, когда мы окончательно решили сделать этот тур, наши оппоненты решили запустить слухи в парламенте о начале подготовки к новым выборам. И возможные идеи о проведении выборов этой осенью. Но я хочу акцентировать именно на слове тур, а не кампания», – отмечает Виктория Войцицкая.

Вместе с тем, в ответ на просьбу озвучить истинные цели тура голоса «еврооптимистических» депутатов звучат вразнобой.

Алексей Рябчин, например, констатирует, что едет «искать людей, которые будут помогать строить зеленую экономику», и доверительно сообщает, что «ребята, занимающиеся антикоррупционной работой», планируют потратить время, проведенное в туре, на поиск помощников. Сергей Евтушок о миссии тура говорит неохотно, зато многозначительно прогнозирует, что «среди „еврооптимистов“ будут кандидаты в президенты Украины». В свою очередь, «ребята, занимающиеся антикоррупционной работой», дают стратегические прогнозы на будущее:

«Мы здесь все для того, чтобы взять власть в стране. Мы не хотим быть людьми, которые на публику говорят: нет, нам не нужны должности», – убежден представитель президентской фракции Мустафа Найем.

«Большинство людей, которые сидят на этой сцене, в дальнейшем будут в рамках одной политической силы», – полагает депутат от БПП Сергей Лещенко.

С еще меньшим желанием «еврооптимисты» говорят о финансовом положении политических проектов, в которых они принимают участие. Грант на проведение «еврооптимистического» тура выделил Национальный демократический институт по международным вопросам США. Сколько – «еврооптимисты» точно не знают, но убеждены, что явно недостаточно.

«Мы не знаем точную стоимость тура «еврооптимистов». Его, как и наше МФО, финансируют доноры (NDI, USA I’d и т. п.). Эти средства выделяются непосредственно на организацию таких мероприятий. Мы даже не видим, как распределяются статьи расходов», – сожалеет депутат от «Самопомочі» Виктория Войцицкая.

«Мы бы очень хотели, чтобы мест для проведения тура «еврооптимистов» было больше, – делится своим видением представительница «Батьківщини» Алена Шкрум, – но пока мы ограничены средствами NDI и других доноров».

Напомним, что МФО «Еврооптимисты» было образовано три года назад. В его состав вошли молодые депутаты из трех фракций (БПП, «Батьківщини» и «Самопомочі»), большинство из которых не имели политического опыта, а были в недавнем прошлом журналистами, блогерами, общественными активистами – Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Игорь Луценко, Алена Шкрум и др. В качестве главных целей МФО были названы «внедрение европейских реформ» и борьба с коррупцией. Кроме того, лидеры МФО озвучивали и свой неформальный политический ориентир – создать единую политическую силу, куда войдет большинство «еврооптимистов».

То, что ни одна из этих целей не достигнута, признают сами представители «новой генерации украинских политиков».

«Я все время задавала вопрос, почему у нас что-то не получается. Даже лучшие законы, которые мы писали, например, закон о госслужбе, который писала я, не выполняются. И у меня депрессивный вопрос к себе – если все нормы этого закона можно обойти, то грош ему цена», – отмечает Алена Шкрум в рамках выступления на форуме «Еврооптимисты. Coming out night».

«У очень многих были относительно нас высокие ожидания, которые мы в большинстве случаев не оправдали», – констатирует депутат от «Самопомочі» Елена Сотник в речи на том же мероприятии.

Политологи согласны с такими оценками.

«Объединение, к сожалению, не состоялось, оказавшись скорее имитацией еврооптимизма, нежели дорогой к еврооптимизму, – считает директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

По мнению экспертов, причинами неэффективности МФО стали недостаточность усилий реформаторов и зависимость многих членов объединения от политических лидеров и крупного бизнеса.

«Я бы не отметил каких-то особых их усилий по преодолению этих коррупционных стен и этих барьеров. Я не помню голодовок в приемных президента или премьера. Я не помню пикетов олигархов, которые живут в коррупции. Еврооптимисты оказались достаточно слабы и несамостоятельны, они не смогли выйти за рамки личных интересов, влияния финансово-политических групп, обеспечивших избрание этих депутатов», – отмечает Руслан Бортник.

«Борьба с коррупцией – для них это процесс, судя по жилищным вкусам тысяч на триста долларов одного из главных антикоррупционеров», – считает руководитель аналитического центра «Третий сектор» Андрей Золотарев.

Интересно, что «еврооптимисты» уже показывают хорошие результаты по поиску денег. Об этом свидетельствует обилие политических проектов, возглавляемых «еврооптимистами» и близкими к ним депутатами (формальная численность группы – 26 человек, но, по словам Елены Сотник, всего в парламенте 37 «спартанцев», разделяющих взгляды МФО). Так, Сергей Лещенко, Светлана Залищук и Мустафа Найем стали лидерами Демальянса, Виктор Чумак возглавил движение «Хвиля», Егор Фирсов – партию «Альтернатива», Егор Соболев – движение «Визволення», Дмитрий Добродомов – «Народный контроль».

При этом, данная ниша политического рынка и так перенасыщена. Здесь уже есть парламентская «Самопоміч», «Гражданская позиция», «Европейская партия» и т. д. Есть вероятность, что карликовые проекты не только не преодолеют избирательный барьер, но и отнимут голоса у потенциально проходных партий, не дав им избраться в Раду.

«Причина создания этих проектов – амбиции, которыми они не готовы поступаться, каждый видит себя вождем. Все разговоры о том, что мы другие, что у нас идеология, разбиваются о суровую реальность того, что идеологии у них как не было, так и нет, а есть амбиции и желание быть кандидатами в президенты», – отмечает директор консалтинговой компании «Berta Communications» Тарас Березовец.

«Все эти личные проекты созданы для того, чтобы стать билетами в светлое депутатское будущее, чтобы благодаря этим проектам можно было выторговать место в списке проходных политических партий. Это такое гетманство. Но все это слабые гетманы, большинство из них не тянет даже на атаманов, и за этими проектами не стоят люди», – убежден Руслан Бортник.

История подобных проектов показывает, что чаще всего они существуют только, пока есть финансирование. Как только поток денег ослабевает, проект прекращает существование или, как минимум, замораживается. Так было, в частности, с «Хвилей» Виктора Чумака, которая отменила планы регистрации после срывов договоренностей с Саакашвили, да и, собственно, с «Рухом за очищення» самого экс-президента Грузии.

Молодые реформаторы нащупали «западный» механизм легализации спонсорских денег – краундфандинг. Как он работает, можно проследить на примере «Демократического Альянса», публикующего финансовые отчеты о своей деятельности. Речь идет о пожертвованиях частных лиц в пользу партии. Таким способом в первом полугодии 2016-го партия собрала около 1,7 млн грн. При этом 77,5% этой суммы предоставили названные выше четыре крупнейших спонсора – представители IT-бизнеса миллионеры Александр Кардаков, Александр Косован, скандальная адвокатская компания «Арцингер», которую обвиняли в обслуживании интересов Сергея Курченко и «Роснефти», а также некая компания «Логистик-М». Относительно оставшейся части суммы пожертвований у наблюдателей также возникли вопросы. Так, в отчете пожертвования граждан на точную сумму 243 грн 12 копеек фигурируют 170 раз. 147 раз упоминается еще одна точная цифра – 97 грн 25 коп. Более свежие финансовые документы «Демальянса» также вызывают вопросы. Так, сумма пожертвований в первом, втором и третьем кварталах 2017 года оставалась примерно на одном и том же уровне – в среднем 550 тыс. грн. Такая стабильность вряд ли возможна при спонтанности и несогласованности финансирования.

Стоит отметить, что политический краундфандинг действительно хорошо развит в США и является мощным источником партийного финансирования. Гораздо менее распространены эти механизмы в Европе и абсолютно нехарактерны для нищей Украины. Довольно сложно себе представить здравомыслящих людей в стране, где средняя зарплата составляет $300, которые будут ежемесячно выделять часть своего дохода на работу партий с рейтингом в сотые доли проценты, не имеющих даже теоретических шансов на попадание в парламент. Очевидно, что не бедные и не простые люди, которые дают таким проектам деньги, делают это не потому, что верят в чудо, и не из-за любви к демократии, а в обмен на некие услуги со стороны лидеров этих партий.

«Это люди, которые поддерживали тесные отношения с грантовыми структурами – европейскими и американскими, это факт. То, что ни один из них не стал политиком первого ряда – это исключительно их проблема. Если ты критикуешь Мартыненко или Порошенко и засвечиваешься в Сбербанке, у тебя не хватает ума подождать с квартирой 2-3 года, то это просто так не проходит», – отмечает Алексей Голобуцкий.

«Грантов будет все меньше. Раньше Запад серьезно поддерживал демократические проевропейские устремления. Сегодня давать будут все меньше и куда на более жестких условиях. Такого раздолья, как еще лет десять назад, точно не будет», – убежден Андрей Золотарев.

Впрочем, краундфандинг вряд ли станет полноценной заменой грантового финансирования и является, скорее, способом поддержания «текущей операционной деятельности» для «новой генерации украинских политиков». Как формулировал литературный герой Остап Бендер – «джентльмен в поисках десятки».

«Для этих проектов очень весом вопрос финансирования. Многие из них заинтересованы в том, чтобы найти деньги. А деньги в нашей стране, как известно, есть только у олигархов. Поэтому борьба с олигархами заканчивается на финансовом вопросе. Деньги надо будет искать. Разговоры о том, что нас будут финансировать люди, средний бизнес, не подтверждаются практикой. А по факту все пойдут и будут просить деньги у олигархов – Ахметова, Пинчука, Левочкина, Фирташа и далее по списку», – отмечает Тарас Березовец.

Впрочем, это уже происходит и вполне успешно. «Некоторые большие люди из украинского бизнеса немножко их опекают, помогают им – в самоопределении, в заграничных контактах», – поясняет председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

11 + 9 =