вторник, 25 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Степень жестокости: Кому, кого и как нужно бить в Украине Ставить знак равенства между действиями нынешней полиции и бесчинствами «Беркута» времен Революции достоинства – очевидная спекуляция

Не слишком аккуратный и нежный демонтаж палаточного городка михомайдановцев прогнозируемо спровоцировал волну критики в адрес правоохранителей. Дело дошло и до международных правозащитных организаций, пишет Тарас Клочко для Деловой столицы.

И если правозащитники из Amnesty International более-менее сдержанны и призывают украинскую власть тщательно и оперативно расследовать инцидент с применением силы к журналистам и «оценить пропорциональность использования силы» в отношении в том числе и «вооруженных демонстрантов», то украинские «зрадофилы» выражений подбирать не привыкли и во всю разгоняют в соцсетях не слишком оригинальную «зраду» о том, что нынешняя полиция ничем не отличается от «Беркута» времен Виктора Януковича, и, соответственно, нынешняя власть «барыг» ничем не лучше «злочинної влади сім’ї».

Оставив в стороне политическую составляющую подобных обвинений и того, кому подобные «зрады» выгодны, все-таки необходимо сделать несколько важных замечаний по существу вопроса.

В первую очередь важно отметить, что ставить знак равенства между действиями нынешней полиции и бесчинствами «Беркута» времен Революции достоинства – очевидная спекуляция, не слишком согласующаяся с реальным положением вещей. Для того чтобы это понять, достаточно всего лишь еще раз пересмотреть кадры разгона студенческого Майдана (не говоря уже о совершенно вопиющих случаях применения силы, вроде раздевания людей на морозе, применения водометов, газа и светошумовых гранат, похищения и убийства людей), чтобы убедиться, что нынешние нацгвардейцы и полиция в сравнении со своими предшественниками просто образчики гуманизма. Даже если в некоторых случаях это одни и те же люди.

Правда, у украинских «зрадофилов» наблюдаются серьезные проблемы с беспристрастным взглядом на реальность, да и политическая заангажированность в ряде случаев не позволяет абстрагироваться то ли от классовой «ненависти к ментам», то ли от не менее классовой ненависти к власти вообще.

Как бы там ни было, факты упрямо свидетельствуют, что в вопросе применения силы к участникам массовых акций протеста в Украине наблюдается очень заметная гуманизация, иногда даже явно чрезмерная. Вспомните хотя бы август 2015-го, когда в строй нацгвардейцев под парламентом бросили боевую гранату, или историю с беспрепятственным и явно незаконным пересечением Михеилом Саакашвили государственной границы, или то, как того же Саакашвили без особых проблем «освободила» толпа после задержания силовиками. И дело не в том, справедливо или нет власть обошлась с Михеилом Николозовичем, лишив его гражданства или задержав по обвинению в связях с беглым олигархом Сергеем Курченко. На месте экс-президента Грузии мог оказаться любой, кого толпа вдруг решит спасти или, например, линчевать. А это уже хаос и анархия, которые мало кто хочет видеть на улицах.

Как бы банально это не прозвучало, монополия на насилие – прерогатива исключительно государства, и отобрать у государства это право равно уничтожению государства как такового.

Означает ли все выше сказанное, что нынешние правоохранители безгрешные ангелы, которые никогда не злоупотребляют своим эксклюзивным правом на применение насилия? Разумеется, нет. Как нельзя однозначно утверждать, что 3 марта под парламентом никто из правоохранителей не перегнул палку. Вот только чтобы вынести из всего произошедшего правильные выводы, нужны не истеричные крики о том, что «все менты казлы» или о том, что «всех «беркутов» нужно вешать», а спокойная, юридически грамотная дискуссия между государством и обществом о единых правилах применения правоохранителями силы, в том числе и во время массовых политических акций протеста.

Что бы там не думали все те, кто еще не наигрался в революционную романтику и свободолюбивое бунтарство, всегда будут ситуации, когда полиция должна применить силу, и чем демократичнее общество, тем таких ситуаций больше. Это в авторитарных Беларуси и России вопросов о правомерности применения насилия силовиками не возникает уже давно, а в демократических странах, каковой Украина, что бы там кто не выдумывал, остается, массовые протестные акции – вещь обычная, и далеко не всегда протестующие ведут себя достаточно мирно. Последнее более чем справедливо и в отношении «михомайдана», участники которого не слишком скрывали своих намерений спровоцировать правоохранителей на силовые действия, в том числе и собственными силовыми действиями. А гранаты (даже если они и не боевые), бутылки с зажигательной смесью, дубинки и другие не слишком мирные предметы, найденные у участников акции протеста, лишнее тому подтверждение.

Сейчас украинскому обществу нужно не задыхаться в праведном гневе и требованиях покарать всех и вся, а выработать четкие правила как для полицейских, так и для участников политических акций. И правила эти должны быть достаточно простыми и понятными для всех граждан. Политические активисты должны, например, понимать, что жечь автомобили и бить витрины – это преступление, какими бы мотивами эти действия не были продиктованы, а полицейские, в свою очередь, должны знать, когда можно начинать силовые действия против распоясавшейся толпы, и что нужно не лупить всех без разбору, ломая руки, ноги и пробивая головы, а по возможности аккуратно выхватывать из толпы и задерживать наиболее буйных и активных, купируя тем самым общую агрессию людей.

Собственно, все эти вопросы в развитых странах давно изучены, опробованы и доказали свою эффективность. Там, конечно, тоже не все идеально и не везде одинаково. Где-то у полиции больше прав на насилие, где-то меньше, и нигде не обходится без эксцессов. Не будет обходиться и у нас. Но это будет всяко лучше анархии на улицах или полицейского беспредела.

Так что необходимость дискуссии о действиях полиции и выработки понятных всему обществу правил назрела, и Арсену Авакову как министру внутренних дел стоило бы всерьез об этом задуматься.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

12 − 3 =