понедельник, 15 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Помощь Кремлю: Когда «Майдан» Саакашвили встанет «с колен» Если на следующий день после избиения студентов на улицы Киева стихийно вывалил миллион людей, то зачистка «Михомайдана» не вызвала вообще ничего

В свое время теоретик и практик революционного движения Владимир Ильич Ленин сформулировал свою знаменитую формулу революционной ситуации – «верхи не могут, низы не хотят». В истории с «антибарыжной революционной ситуацией» формула получается несколько иной – и не могут, и не хотят исключительно низы. А верхи, как оказалось, вполне смогли субботним утром прибрать палаточный городок «революционеров» без особенного риска для себя, пишет Тарас Клочко для Деловой столицы.

Без эксцессов, конечно же, не обошлось. Кому-то из немногочисленных обитателей палаточного городка разбили головы, против кого-то из журналистов использовали спецсредство в виде слезоточивого газа, да и картинка с «поставленными на колени» (а если быть более точным – посаженными на корточки) задержанными «революционерами» широко разлетелась в СМИ и позволяла проводить некие нелицеприятные аналогии с «Беркутом» Януковича. Тем не менее имиджевые потери для Банковой после проведения этой спецоперации оказались практически минимальными. И в первую очередь не потому, что полиция провернула все совсем уж ловко, а скорее из-за того, что у «революционеров» с самого начала не было широкой народной поддержки, а за несколько месяцев сидения в палатках и перманентных силовых провокаций «Михомайдан» стал многих просто раздражать.

Политические вожди «Михомайдана», разумеется, тут же подняли крик о том, что «режим Порошенко преступил черту», «конституционное право на мирный протест потоплено в крови» и тому подобное. Об этом говорили и Юрий Деревянко, и Семен Семенченко, и Егор Соболев. Ну и, разумеется, сам Михеил Николозович транслировал свой праведный гнев из далекого Амстердама. В поддержку разогнанного «Михомайдана» высказалась также «Батьківщина», правда, тональность политсилы Юлии Тимошенко была несколько миролюбивее, чем у «вождей революции», от которых Юлия Владимировна дистанцировалась достаточно давно.

Тем не менее особой поддержки у людей весь этот революционный пафос так и не вызвал, более чем красноречивым свидетельством чему послужил тот факт, что свой ответный митинг с требованиями отставки Порошенко, Авакова, Луценко и всех, всех, всех Саакашвили с товарищами анонсировали аж на 18 марта, то есть через две недели. Дескать, за это время мы успеем тщательно подготовиться и показать «барыгам», кто в стране хозяин. И вот тут красивые для «революционеров» параллели с Майданом 2013 г. заканчиваются. Если тогда на следующий день после избиения студентов на улицы Киева совершенно стихийно вывалил миллион людей, то зачистка «Михомайдана» не вызвала вообще ничего, кроме пафоса его вождей и обещаний собрать митинг через две недели. Учитывая, какая короткая политическая память у украинцев, можно не сомневаться – о «кровавом разгоне» палаточного городка к 18 марта уже мало кто будет вспоминать.

Тем более что 18 марта весь мир будет наблюдать в первую очередь не за маршем «Михомайдана», а за президентскими выборами в России, а вот россиянам телекартинка из Киева, где происходит очередной «украинский разгул радикалов» на фоне российских «выборов в пользу стабильности», может быть с точки зрения Кремля полезна. Совпадение? Возможно, да. Маловероятно, что соратники Саакашвили назначили дату своего митинга по команде из Москвы. Тем не менее посильную помощь, пусть она даже и несознательная, «саакашвилианцы» Кремлю принесут.

Что же касается мотивов самих «революционеров», то отсрочка до 18 марта своего ответа на «преступление режима Порошенко» объясняется не только отсутствием социального фундамента под ногами у «революционеров», но и организационной и финансовой слабостью протестов, ставшей особенно заметной после выдворения из страны Саакашвили. Пока Михеил Николозович заряжал движение своей какой-никакой харизмой и мировой известностью, протесты еще можно было поддерживать в более-менее жизнеспособном состоянии. Да и финансирование под свою раскрученную персону Саакашвили всегда мог привлечь. Причем в данном случае не важно, были это деньги Курченко или нет, пусть с этим вопросом разбираются компетентные органы.

Теперь же, когда Саакашвили в Амстердаме и снова прорываться через границу явно не спешит, протестная акция явно начала задыхаться – у Деревянко, Семенченко и Соболева «слишком скучные лица», чтобы рассчитывать раздобыть деньги на революцию, а деньги тут нужны немалые.

Что касается Михеила Николозовича, то он, похоже, и сам не слишком верит, что все его «антибарыжные речи» из Амстердама будут иметь хоть сколько-нибудь серьезное влияние на события в Киеве. Иначе с чего бы это вдруг он стал вспоминать о «грузинских барыгах», до которых ему не было особого дела со времен поражения на выборах политсилы во главе с его нидерландской супругой. Теперь же Саакашвили строит планы о возвращении к власти в Грузии уже в этом году.

Таким образом, продолжение всей революционной истории нас ждет не раньше 18 марта, и очень маловероятно, что следующий раунд «Михомайдана» нас хоть чем-то удивит.


Наша Рада
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

2 × один =