среда, 18 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Павел Фельгенгауэр: Большая военная группировка россиян оказалась мусором Оказалось, что Сирия – не Донбасс... Это произвело серьезное потрясение в Кремле и в российском Генштабе

Известный российский военный аналитик Павел Фельгенгауэр рассказал, что произошло с российскими военными в Сирии 7 февраля, о перспективах появления миротворцев на Донбассе, и о том, начнет ли Путин наступление на Украину после чемпионата мира по футболу.

– Что произошло в сирийской провинции Дейр-эз-Зор 7 февраля?

– Произошло боестолкновение между американцами и россиянами. В Дейр-эз-Зор сунулась российская тактическая батальонная группа и очень крупно получила по зубам от американцев. Россияне сделали большую глупость, что полезли ночью. Решительный штурм начали, когда было полностью темно. Может, они рассчитывали, что таким образом смешают карты американцам и те не смогут бить по цели. Не понимали, что американцы в основном воюют ночью. Со стороны американцев был только один легко раненый курд, со стороны россиян – разгромленная тактическая группировка. Это в принципе не поменяло общий расклад сил в театре военных действий в Сирии.

Те, кто планировал эту операцию в российских штабах, явно не понимают возможности американских военных. Такая же тактическая батальонная группа наводила шорох в 2014-2015 гг. против ВСУ, а в Сирии оказалась как мусор. Таких тактических батальонных групп в России много. Да, в Сирии у них не было воздушного прикрытия, но они надеялись, что продвинутся. Хотя на Донбассе воздушного прикрытия у них тоже нет, но они сумели устроить Иловайск и Дебальцево. А в Сирии против американцев оказалось, что это все не работает.

– Reuters написал, что количество погибших российских наемников может составить около 300 человек. Это объективные цифры?

– Сколько там погибло – сказать нельзя, поскольку непонятно, извлекли ли с поля боя все труппы. Поле боя осталось за противником, поэтому я не берусь судить. Есть разные сведения – от нескольких десятков погибших до нескольких сотен. Успели ли вынести всех раненых. Каких-то вынесли, но всех ли – тоже неясно. Одна рота, которая дальше выдвинулась, попала под массированный огонь. Разбита бронетехника, машины, где тоже были люди. Кого-то в клочья разорвало, кто-то сгорел. Но тактическая батальонная группа была разбита.

– Это была целенаправленная операция россиян по захвату американской базы?

– Россияне, наверное, знали, поскольку американцы им об этом сообщали. Там была большая группировка. Обычно они действуют небольшими группами и ударными соединениями, а тут собрали самую большую группировку за всю сирийскую войну. Среди россиян были украинцы, арабы, иранцы, у которых свои счеты с американцами – смешанная группировка. Асад в этом не участвовал. Таким образом, хотели быстро наступать, чтобы смешаться с курдами и американцами, чтобы те не смогли применить средства воздушного нападения. Но не получилось.

Американский командир действовал очень грамотно, обозначил свой передний край. Его люди и курды создали цепь и вступили в огневой контакт, чтобы средства воздушного нападения и артиллерия знали точные координаты зоны, где можно свободно стрелять. Приготовили также истребители F-22 на случай, если вмешается российская авиация, но та вмешиваться не решилась.

– Официально Москва не признает свое поражение.

– Да, молчат, как в рот воды набрали. Но на самом деле эта история произвела серьезное потрясение в Кремле и в Генштабе. Оказалось, что довольно хорошо подготовленная вооруженная тактическая батальонная группа не работает против американцев в Сирии. Значит, надо что-то менять. Оказалось, что российские вооруженные силы технически отстают от американцев. Теперь надо очень многое объяснять Путину, почему так получилось.

– Какой вообще была цель операции российских военных?

– Думаю, хотели взять в плен американцев. Мол, сирийские ополченцы взяли в плен американцев и убили их. Это должно было произвести серьезное впечатление на Ближнем Востоке, а главное – в самой Америке. В истории уже были такие примеры. В Бейруте в 1983-м взорвали американскую казарму (погиб 241 американский военнослужащий – ред.), после чего американцы вынуждены были уйти из Ливана. В 1993 г. американский спецназ потерпел большие потери в Могадишо. Погибли 19 человек, из-за чего американцы под влиянием общественного мнения тоже ушли из Сомали.

Россияне очень хотели, чтобы американцы в этот раз ушли из Сирии, но не понимали, что такое американское массированное применение высокоточного оружия в ночное время.

Сообщения некоторых источников указывают, что помимо наемников-контрактников в этой операции были задействованы и российские спецназовцы. Но, похоже, они отошли и были за спиной у первых, чтобы потом разбираться с американским спецназом. Да вот не получилось, вместо этого – гора трупов и, главное, – довольно серьезное тактическое поражение.

– Кто мог отдать приказ?

– Я не знаю. За этим вряд ли стоял Дамаск. Тот сейчас с курдами пытается наладить отношения. Говорили, что россиян могли нанять какие-то местные бизнесмены, но это тоже не так. Думаю, за этим стоят российские или иранские власти.

– Российских наемников контролирует российский олигарх Евгений Пригожин. Друг Путина, кстати. Могли его поставить в известность?

– Действительно, Пригожин покровительствует наемникам, связан как-то с Шойгу. Но ставили ли в известность Путина конкретно по бою в Дейр-эз-Зором – не могу сказать.

– Россияне восхваляют мощь своей армии, а тут оказалось все наоборот…

– То, что годится на Донбассе – не очень годится против американцев. Не было прикрытия с воздуха, не было системы РЭБ, транспортных самолетов, летающих батарей. А у американцев были. Но если бы все это было у русских, – американцам пришлось бы их вырубать и сбивать. Между российской и американской армиями действительно технологический разрыв.

Касательно операции в Сирии, то, с одной стороны, у нас была маленькая тактическая батальонная группа с тяжелым вооружением, танками, бронетехникой, система залпового огня, гаубицы, минометы, а у американцев были пару десятков спецназовцев и курды, местное ополчение, у которых ничего не было, кроме легкого вооружения.

Американцы уступали в численности в несколько раз и при этом без потерь разгромили вооруженную тактическую батальонную группу. А такие группы – это основа современных российских вооруженных сил. Получается, что против таких западных сил нам воевать сложно и такую группу, основу наших войск, можно быстро уничтожить массированным применением высокоточного оружия. Все это посылает не очень хороший сигнал, что российские генералы не очень понимают американские возможности. Будут теперь пересматривать.

– Операция в Сирии продолжается, несмотря на то что Путин дважды объявлял о выводе российской армии. Выходит, россияне будут воевать дальше?

– Основная цель – закрепиться на сирийском побережье. Эта цель вроде достигнута, но одновременно есть более амбициозные цели. Например, оттянуть Турцию от американцев и вообще вытеснить их в какой-то мере из Ближнего Востока, если получится. Что из этого выйдет – еще не ясно. А в Сирии, конечно, боевые действия будут продолжаться – это понятно.

– Что будет с Донбассом? У россиян хватит сил воевать на два фронта?

– Есть много разговоров, что война начнется с дня на день. Но, наверное, нет, хотя разговоров об этом в российской прессе и комментариях – много. Во-первых, выборы, а во-вторых, в июле в России пройдет футбольный чемпионат. Власти не нужны конфронтации, которые могут привести к политическим конфликтам с Западом.

А вот что будет в августе – не знаю. Август – оптимальный месяц по климатическим условиям для боевых действий.

– Курт Волкер подтвердил, что Украину могут допустить на американский рынок вооружений. Это не остановит намерения россиян?

– Ну, американцы будут Украине что-то продавать, что-то дарить, – это не очень приятно. Но пока это носит не настолько серьезный характер, чтобы изменить соотношение сил. Во всяком случае, если на Донбассе ничего не начнется, а скорее всего, нет, тогда можно надеется, что до конца июля и августа все будет примерно на том же уровне. В России до сих пор надеются, что Украина – это несостоятельное государство, которое само развалится. Мол, не надо рисковать и устраивать танковый прорыв к Днепру.

Сейчас больше рисков очагов войны на ближневосточном направлении. Особенно в Сирии, где воюют американцы и русские. Две ядерные сверхдержавы одновременно принимают участие в боевых действиях. Они еще не против друг друга напрямую, но уже почти. Есть риск, что могут произойти российско-американские военные стычки. Это, в свою очередь, может привести к эскалации, распространению этого конфликта, в том числе и на Европу и Черноморский бассейн. Теперь самое опасное место в мире – это Сирия.

– Россия постоянно угрожает своей красной кнопкой. Верите, что Путин на это способен?

– Это называется ядерным сдерживанием. Будет оно применено или нет ядерными странами – еще непонятно. Пока удавалось этого избежать.

– Но это билет в один конец, разве нет?

– По-разному может быть.

– В этом году на Донбассе может появиться миротворческий контингент ООН?

– Нет, потому что нет консенсуса о том, что он там должен делать. Для России это неприемлемо. Я не вижу сейчас оснований, чтобы Россия закрыла этот конфликт, отказалась от Украины в стратегическом смысле, ушла и отдала Донбасс.

Сейчас это невероятно, так что и миротворцам там делать нечего, поскольку там нет мира.

Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

четыре × 5 =