суббота, 21 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Кремлевский телемагазин: Как Шойгу «разводит» на деньги Путина Российскому вождю втюхивают даже то, чего в природе существовать не может. И Путин не против: когда речь заходит о вундерваффе, о цене не спрашивают

Нельзя сказать, что нынешнее послание президента России парламентариям ожидалось как в самой РФ, так и за рубежом – с каким-либо заметным нетерпением. Саму эту закрепленную в законе традицию обращений к заксобранию импортировал из США Борис Ельцин, и в те времена послание готовилось к февралю в начале года, а при Путине постепенно съехало на декабрь, – пишет Максим Михайленко для Деловой столицы. – С упадком демократии роль и самого документа, и церемонии его оглашения снижалась. К нынешнему времени отношение к посланию красноречиво характеризует тот факт, что оно было отложено почти на три месяца. Возможно, это связано с недомоганием Путина – судя по внешнему виду, пришлось ему нелегко, а усилия врачей, в частности хирургов-косметологов, были героическими. Датировка выступления связана, в любом случае с еще несколькими обстоятельствами.

Первое – до дня «выборов», победитель которых уже известен даже по мнению начальника штаба Ксении Собчак Игоря Малашенко, осталось, с практической точки зрения две недели. Нанесение главного удара то ли по мозгам, то ли по ушам аудитории за две недели до голосования – это единственная аксиома, твердо зазубренная российскими политтехнологами у американских учителей. Все-таки, гигантский процент, который «наберет» Путин (в частности, в Северной Осетии, по слухам из штабов КПРФ, бессменный президент должен «получить» не менее 80% голосов) нужно будет мотивировать для тех в Европе и США, кто «сам обманываться рад». Ведь шоу выборов устроено не только для самоудовлетворения вождя, но и для демонстрации Западу, что санкции не работают, потому что огромное большинство сплотилось вокруг него.

Вторая причина переносов – это надежды на уступки со стороны Запада за этот период: в Сирии, в вопросе формата присутствия миротворцев в ОРДЛО, в Стокгольмском арбитраже, надежды на раскол консолидированной позиции демократического мира, на освобождение Трампа от пут заговорщиков-глобалистов, в общем, на прилет каких-то счастливых для Кремля «черных лебедей». Но вместо таких лебедей прилетели американские «ганшипы» и покрошили на берегах Евфрата частную армию «Вагнера», координировавшуюся Министерством обороны. А затем событийный поток перешел в режим каскада.

Последовал провал дела Пола Манафорта, в котором где-то на глубине, под тоннами дореволюционного лоббизма в пользу украинской Партии регионов, лежит ключ к системным связям штабистов Трампа с Кремлем. Затем секс-скандал с участием Олега Дерипаски, как оказалось, остававшегося клиентом Манафорта, и вице-премьера Сергея Приходько, куратора внешней политики РФ. Далее – разоблачение и официальное обвинение фабрики троллей путинского мафиозного повара, крышевателя Вагнера и одного из крупнейших государственных подрядчиков Пригожина, в заговоре против Соединенных Штатов Америки.

Каскад продолжился унижением на Олимпиаде и феерическим кокаиновым скандалом, затронувшим самые основы современной российской государственности, если вспомнить, с чего именно начинал свой взлет кооператив «Озеро». В конце концов, и связь между Путиным и Медельинским картелем в девяностых лондонский суд признал вероятной, хоть и не вполне доказанной.

Наконец, тяжелое поражение в Стокгольмском арбитражном суде в почти четырехлетнем процессе против «Нафтогаза Украины» подвело черту под периодом ожидания чуда в реальной жизни при условии продолжения той же политики. В награду за терпение Москва получила лишь дырявую ложку от президента МОК Томаса Баха – национальный олимпийский комитет России был восстановлен в правах, правда, параллельно с запретом ВАДА проводить любые новые международные мероприятия на территории РФ. Впрочем, Путину вроде бы пока оставляют чемпионат мира по футболу (дали же хоккеистам выиграть медали – правда, как сообщают, дома их «кинуло» Управделами президента, вручив ключи от машин подешевле и постарше обещанных).

В-третьих, Путин принимал венского гостя Себастьяна Курца, а без венских кулуаров на постсоветском пространстве, с которого на Дунай переехали миллиарды долларов, теперь, похоже, серьезных решений не принимают вообще. Но ничего успокаивающего Курц Путину не сообщил.

Неудивительно поэтому, что администрации Путина – в данном случае таким персонажам как Вайно (который тоже скоро попадет в американский список неприкасаемых) и Кириенко, советникам и помощникам вроде Белоусова и Глазьева, пришлось доверить большую часть подготовки послания военным. Громыхание вставной ядерной челюстью (которая, правда, по собственному признанию Путина – имеет на 85% меньше зубов, нежели в 1991 году), демонстрация анимации из компьютерных игр, турецких мультфильмов и научно-популярных фильмов ОРТ пятилетней давности должны были повергнуть в трепет мягкотелых западных политиков-авантюристов и склонить их к переговорам. А многомиллионную аудиторию федеральных каналов – привести в состояние патриотического столбняка.

О втором сказать что-либо наверняка пока не представляется возможным, тем более, что ландскнехты Пригожина носятся по Сети в попытках дискредитировать масштабный, на полмиллиона участников, опрос в «Телеграмме», показавший, что на честных выборах клубничный миллионер-коммунист Грудинин побеждает в первом туре. А вот насчет первого очевидно, что эффект с высокой вероятностью будет обратным. Но сначала взглянем на скучную часть весьма объемного послания (к старости Путину стала изменять не только трезвость ума, но и некогда знаменитая лаконичность).

Во-первых, он отдал дань стабильности – основе своего правления, немало, однако, расшатанной кризисами 2008-9 и 2014-15 годов и политическими протестами в 2011-12 годах. Но ключевое слово было произнесено.

Во-вторых, Путин собезьянничал у Петра Порошенко, объявив, что идеи его послания вообще не имеют отношения к выборам, он, дескать, вообще выше их. Прихватил российский президент у украинского и рекламу развития морских портов.

В-третьих, оказалось, что необходимо бороться с бедностью, с одной стороны, и преодолевать отставание от развитых стран – с другой. Причем Путину со скрипом пришлось признать очевидное – рождаемость затухает, а трудовых ресурсов вообще нет.

Надо сказать, что статистику российский нацлидер перевирал просто безбожно, как пример – поместив РФ в пятерку ведущих экономик мира, а затем перечислил все те проблемы, которые подчеркивал в этих посланиях каждый год, а в особенности в периоды избирательных кампаний.

Оказывается, они все еще не решены, несмотря на то, что Москва, направляя на победу над социальными недугами миллиарды рублей, просто снимает с себя последнюю рубашку. Так, Владимир Путин, вероятно, забыл, что уже не раз обещал снизить процентные ставки по ипотечному кредитованию, поддержать национального производителя, защитить отечественный спорт (в последнем случае его достижения приобрели глобальный масштаб, а слава о них достигла даже амазонской сельвы и вершин Гималаев). По этому поводу едкие комментаторы уже привели сравнение: «Путин заявил о необходимости продолжить работу по снижению количества людей, имеющих доходы ниже прожиточного минимума. Одновременно, Путин поручил правительству повысить качество и доступность сферы ритуальных услуг».

Перспективы будущего развития – нового, по мнению авторов речи, этапа истории нарисованы так, будто Николай Патрушев все же спас драгоценный аргентинский груз из рук Сергея Лаврова, чей красочный закат на этой должности вынудил Кремль искать на его место резервную фигуру. На такие же мысли наталкивает и блок, посвященный «пространственному развитию» России и будущим успехам в регионах Причерноморья. А в части, посвященной бурному росту высокотехнологического сектора, так и осталось непонятным, говорил ли Путин об интернете вещей или интернете веществ (да-да, «принимай, Родина, кокс»). То же касается неких попыток имитировать полет мысли Дональда Трампа в отношении инфраструктурного бума, который должен вскоре охватить изолированную от капиталов и рынков страну, поскольку ранее средства на национальные проекты и программы в основном разворовывались путинским окружением, и почему это должно вдруг измениться после 18 марта – неизвестно.

Могучая поступь России во всех сферах бытия, по-видимому, укачала парламентариев с первого по третий ряд – в конце концов, многое из этого уже не раз говорено. Поэтому встрепенулись они, похоже, только на знакомые ноты из молодости и юности, касавшиеся гонки вооружений и Стратегической оборонной инициативы (СОИ). Именно этим потянуло, как из советской радиоточки, от второй части выступления президента РФ, вещавшего о великих достижениях российской оборонки. Тут тебе и крылатые ракеты с ядерным двигателем, и гиперзвуковой ударный комплекс, и МБР, способные прорывать любую ПРО. И неуловимая дрон-субмарина, способная корректировать береговую линию США в случае чего. Сплошной восторг. Если не знать или не вспоминать, что по большей части это старые советские прожекты, которые до массового производства либо не были доведены тогда, либо оказались более эффективны для уничтожения экономики СССР, чем запугивания США. И ситуация, по всей видимости, повторяется – если, конечно, Путин не блефовал. Потому что эта часть выступления выглядела как презентация оборонного ведомства. Причем презентация в духе телемагазина («и ни разу не дребедень, смотри, как классно выглядит!»). В общем, похоже, у Сергея Шойгу пытаются капитализировать на государственной паранойе, втюхивая вождю даже то, чего в природе существовать не может – вроде тех же крылатых ракет с ядерной силовой установкой (очередь за ходячими танки из «Звездных войн»?). И Путин не против: когда речь заходит о вундерваффе, о цене обычно не спрашивают. Так что Россия ступила на северокорейскую стезю.

Сходство усиливает и то, с каким жаром Путин живописал интриги неблагодарных западных партнеров, с которыми вновь предстоит беспощадная битва… И здесь непонятно, чего и с чем, поскольку выступление Путина было полностью лишено какой-либо идеологии. Бедным надо помогать, но ограниченно, ученых надо поддерживать, но в рамках государственной системы, надо помогать школьникам, а также шлифовать систему налогообложения, но о какой-либо реформе ее в более либеральную сторону речь в послании не пошла.

Правда, Путин заявил о необходимости снижения доли государства в экономике – похоже, государственные корпорации пойдут с молотка в руки его приближенных оффшорных аристократов и китайцев, которые забирают все, что плохо лежит. Безумные сотни миллиардов долларов, о которых толковал Путин – надо же где-то взять. А оборонка таких средств не приносит, более того, очевидно, что США будут усиливать давление санкций именно в этом секторе, банально задвигая конкурентов на периферию.

Так что в контексте запугивания американцев (о других странах, кроме упомянутых мельком Китае и Казахстане в послании не говорилось ровным счетом ничего), российский правитель приступил к демонстрации того, что называется в современном живом языке «вундервафлями». Над этой презентацией уже успели вдоволь поиздеваться многие, однако следует заметить следующее.

Первое – зная теперь стилистику администрации Дональда Трампа, можно со стопроцентной вероятностью предположить: в Вашингтоне не только не испугаются, но и отнесутся к путинским вракам со всей серьезностью, восприняв это выступление как вызов и воспользовавшись им как поводом еще больше увеличить военный бюджет. А ведь военный бюджет США уже сегодня больше российского чуть ли не в 15 раз. Новой гонки вооружений Россия выиграть не способна.

Второе – о газе, как ни странно, в послании тоже речь фактически не шла, несмотря на то, что Германия и Австрия, чей канцлер на днях посетил Москву, продолжают цепляться за «Северный газопровод-2». Было бы практичнее пугать эти страны сценариями энергетических катастроф, нежели «вундервафлями», поскольку между США и Россией в качестве военно-политического протектора их выбор однозначен. А значит, гонцы ко двору Трампа уже полетели, и лопаясь от удовольствия, он поставит им на вид низкие расходы на оборону и предложит покупать американское оружие, а может быть, и вновь размещать американские военные части. И куда им теперь деваться?

И третье – выступив в качестве эпигона Ким Чен Ына, с кнопкой, скажем так среднего размера, Путин не только навлечет на себя насмешки, поскольку коррумпированных сверхдержав и даже просто великих держав сегодня не бывает, но и усилит переговорные позиции нашей страны на западном направлении.

Ведь все больше очевидно, что только усиление давления (но не до степени провоцирования неконтролируемого распада) на РФ способно направлять ее в правильное русло. Так, на переговорах с Курцем, который «добивается мира», но, как и Макрон, отнюдь не на условиях России, Путин внезапно расширил окно Овертона, практически согласившись с разворачиванием миротворческого контингента на всей территории ОРДЛО.

Выход на днях американских и китайских инвесторов из сотрудничества с «Роснефтью» сделает его еще сговорчивее, а паралич «Газпрома» может даже вызвать ступор, как в последние годы перед воцарением Михаила Горбачева.

Это как раз то, о чем в послании не было ни строчки – но именно поэтому все, кто занимаются Россией, а до того – СССР, так хорошо натренированы читать между строк. А пока что будем ждать новых шуток Дональда, показа американских вооружений в Украине и показательных учений ВМФ США на Балтике и на Тихом океане.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

семнадцать − 6 =