вторник, 22 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Путинское Пуэрто-Рико: Зачем Кремлю аннексия Южной Осетии без аннексии В Москве за пример себе взяли взаимоотношения США с Пуэрто-Рико, но не пошли по пути закона

Российский президент Владимир Путин ожидаемо визировал закон, ратифицирующий соглашение с непризнанной Южной Осетией, согласно которому подразделения ее «вооруженных сил» войдут в состав армии РФ, – пишет Владислав Гирман для Деловой столицы. – В частности, местное население, по крайней мере тех, кто еще не выехал из «освобожденной» республики, хотят трудоустроить на четвертой гвардейской военной базе РФ №66431, расположенной в Цхинвали и Джаве. Цхинвали обязали реформировать свои силы «с учетом их уменьшения на штатную численность подразделений российских военных баз, предусмотренных для комплектования гражданами, поступившими на военную службу по контракту в ВС РФ».

Реализация задумки по фактическому слиянию местных формирований с российскими ВС была запущена Путиным еще весной прошлого года на фоне, к слову, благоприятных ожиданий от победы Дональда Трампа на выборах. 14 марта на веб-портале правовой информации РФ появилось одобрение хозяина Кремля предложения правительства о подписании соответствующего соглашения, а также распоряжения ведомствам Сергея Шойгу и Сергея Лаврова пообщаться с «властями» ЮО по этому поводу. Документ был подписан 31 марта 2017 г. на основании договора между РФ и непризнанной Южной Осетией о союзничестве и интеграции от 18 марта 2015 г. Этот договор будет действовать еще 22 года и может быть продлен. Аналогичный незаконный договор действует с еще одной грузинской территорией – Абхазией.

Гол как сокол

Москва, которой, по ее мнению, угрожает все, что шевелится за границами РФ и в «опасной близости» к ним, укрепляет свою оборону на южном направлении. Как говорил 29 января первый заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Виктор Познихир, россияне посредством оккупированной Южной Осетии формируют общее оборонное пространство. Причем на бюджете РФ это никак не отразится. И действительно, как оно может отразиться, если российские войска и так являются основной ударной силой на территории ЮО, а местные ВС кормятся из российского бюджета. Потому как с работой в Южной Осетии и Абхазии беда. Промышленность скорее мертва, чем жива. Какая-никакая активность наблюдается в строительной сфере, когда поступают средства на восстановление того или иного объекта. Согласно бюджету ЮО на этот год доходы составляют 7 млрд 672 млн 260 тыс. рублей (около $135,5 млн). 85,9% этой суммы – финансовая помощь РФ в размере 6 млрд 592 млн 100 тыс. рублей (примерно $116,3 млн). 14,1%, или 1 млрд 80 млн 160 тыс. рублей (около $19 млн) – это собственные налоговые и неналоговые доходы.

Эффективной экономической программы нет. Местные российские сателлиты уповают на щедрость Кремля и этого не скрывают, нехотя признавая собственную несостоятельность в налаживании ситуации. Коротко же описать все можно так: ЮО «спасли» от Грузии, никакого прогресса нет, а сам по себе регион полностью преференциальный.

В Цхинвали оправдываются: законы есть, условий для инвестиций нет. Говоря человеческим языком, обеспечивать прозрачность, да и просто работать, отстраивать все никто особо не хочет. На самом деле намного проще выезжать в Россию на заработки. Таких искателей лучшей жизни очень много. А если где-то прибывает, значит – где-то убывает. Это ключевой продром регресса экономики с потенциально возможным летальным исходом. Брать кадры местным «властям» неоткуда, поскольку, если верить статистике местного госстата за 2016 г., в ЮО проживают чуть более 53 тыс. человек и большая часть населения – 30 тыс. – приходится на Цхинвальский район.

«Зеленые благодетели»

Естественно, никто не ведет скрупулезный подсчет выбывших. Очевидно, что речь идет о тысячах владельцев российских паспортов. Те же, кто не выехал из псевдореспублики, либо живут на полученные денежные переводы, либо перебиваются случайными заработками, либо мертвой хваткой держатся за редкие работающие предприятия. Счастливчики – те, кому удалось прибиться к российской военной базе. Да, той самой – 4-й гвардейской.

База действует с 1 февраля 2010 г., то есть были построены военный городок, инфраструктура и т. п. Как было указано выше, российские вояки размещаются в Цхинвали (основная база с городком) и Джаве. Это два действующих гарнизона. Кроме того, есть пост в Канчавети, а также Горка – там находится отделение ПВО. Наиболее «цивилизованное» место – это база в Цхинвали. Судя по переписке солдат в соцсети «ВКонтакте», Горка привлекает некоторых малым количеством офицеров, а с другой стороны, там всюду грязь и палатки вместо казарм.

На базе находятся, по некоторым данным, около 4 тыс. человек. Там проходят службу выходцы из 54 регионов РФ. Есть мотострелковые, разведывательные, танковый батальоны, артиллерийский, зенитный, зенитно-ракетные дивизионы, огнеметная рота и рота снайперов. Из военной техники там развернуты САУ 2С3М «Акация», Т-72Б(М) и Т-72Б, БМП-2, минометы 2С12 «Сани», КАМАЗ-43269 «Дозор», РСЗО «Град» и т. п. Полноценный военный организм, для обеспечения жизнедеятельности которого нужны рабочие руки. Местные, к примеру, кормят российских военных, работая в столовой и поставляя продукты. И, соответственно, получают достаточно высокие по южноосетинским меркам зарплаты.

Кавказское Пуэрто-Рико

Вышеупомянутое соглашение отчасти напоминает пуэрториканскую модель. Конечно, не один в один, но Кремль явно много чего почерпнул из американо-карибского опыта. В Пуэрто-Рико все так же начиналось с паспортов и службы в армии США еще во времена Первой мировой. Жители острова получили американское гражданство еще в 1917 г. благодаря Акту Джонса-Шэфрота. И это впоследствии спровоцировало отток населения в США. В Нью-Йорке, к примеру, буквально за 15 лет количество иммигрантов выросло в более чем 70 раз. В 1952 г. Пуэрто-Рико стало ассоциированной территорией с местными властями, но под управлением федерального правительства и с рядом ограничений в сравнении с жителями Штатов. Пуэрториканцы стремятся закрепить свою связь с США путем окончательного вхождения в их состав. В этой связи периодически проводятся соответствующие референдумы о превращении Пуэрто-Рико в 51-й штат. Последний был летом 2017 г., и тогда эту идею одобрили 97% проголосовавших. Правда Вашингтон не удовлетворит пожелания Сан-Хуана. Особенно пока в Белом доме сидит Трамп.

Отчасти аналогичное положение вещей наблюдается и в Южной Осетии. С той разницей, что даже референдум о вхождении в состав РФ не стоит на повестке дня. 11 января «президент» Анатолий Бибилов выразил надежду, что лет эдак через десять ЮО станет субъектом Российской Федерации. А уже 29 января он признал, что референдум проводиться не будет, поскольку на данный момент это было бы «предательством» по отношению к «ДНР» и «ЛНР». Предательством, да. Только потому, что «ЛДНР» никто в России и не намерен никуда интегрировать даже в обозримом будущем. Во-первых, это прямая дорожка к новым санкциям, в частности активации «Кремлевского доклада». Во-вторых, в самих недореспубликах может вспыхнуть опасное инакомыслие либо же недовольство у тех, для кого весь процесс вступления в РФ окажется пугающе отличным от расхожего представления и личных чаяний.

В Южной Осетии россиянам такой референдум и не нужен, поскольку с точки зрения международного права она остается частью Грузии. Если Москва вдруг решилась бы официально заявить на весь мир о присовокуплении грузинских территорий, то, как и в случае с «ЛДНР», ее ждала бы очередная волна санкций. Однако от инкорпорации ЮО Кремль отказываться тоже не собирается, поскольку это залог продолжительного существования военной группировки на территории государства, тесно сотрудничающего с НАТО и США.

Сейчас Кремль просто завершает свою стратегию относительно Южной Осетии. Если в прошлом году в Москве намеревались сделать это, поскольку еще была надежда на улучшение диалога с Вашингтоном, то ныне, с учетом того, что популист Трамп не смог сломать хребет госсистеме США, «поглощение» грузинской территории происходит с оттенком фатализма. Россия поглубже втискивается в свою нору, не демонстрируя желания идти на компромисс, пока ей его не предложат. С другой стороны, применяя популярный мем: нельзя просто так взять и повернуться на 180 градусов, даже если речь идет о полностью подконтрольном южноосетинском «правительстве». Свои же не поймут и заклюют. Вот потому-то и фактически 5 февраля произошла окончательная аннексия Южной Осетии без аннексии. Происходит постепенное подтягивание статуса юридического к статусу фактическому.



Поделитесь.





Новости партнеров