воскресенье, 22 апреля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как в Украине научились делать «Апачи» из советских вертолетов Учитывая наши реалии и возможности, военные упор сделали на Ми-8, который, по сути, является «универсальным солдатом»

Война на Донбассе заставила ВСУ отказаться от советской методики применения вертолетов на поле боя и фактически начать строить вертолетные силы по западным стандартам, пишет Михаил Жирохов для Деловой столицы.

Такое стратегическое решение стало необходимо после событий 2014-2015 гг., когда при относительно слабой ПВО противника мы потеряли относительно много вертолетов.

Западные стандарты, на которые теперь ориентируются ВСУ, предусматривают наличие одного типа вертолета, вооруженного противотанковыми ракетами, военно-транспортной машины и нескольких типов легких машин, которые используются и как учебные, и как разведчики – скауты. В идеальном варианте это американская связка «Апач» – «Блэк Хок» – «Литл Бёрд».

Учитывая наши реалии и возможности, военные упор сделали на Ми-8, который по сути является «универсальным солдатом». Однако старые советские машины нуждались в модернизации, и вскоре она началась.

В результате кооперации самых разных предприятий военпрома появилась чисто украинская модификация транспортно-десантного Ми-8МСБ и боевого Ми-8МСБ-В. Прежде всего, эти машины отличаются от своих советских и российских «коллег» двигателем – вместо ТВ2-117 устанавливаются более мощные ТВ3-117ВМА-СБМ1В серии 4Е производства запорожской «Мотор Сичи». Таким образом, значительно улучшились технические характеристики вертолета – та же высотность повысилась до 2400 м.

Однако гораздо более важной является «начинка» таких вертолетов – новая система сбора, регистрации и обработки полетной информации, аварийный радиомаяк, лазерная система формирования прицельной марки. Для противодействия угрозе от переносных зенитно-ракетных комплексов установлено комбинированное устройство выброса тепловых ловушек «Адрос» КУВ 26-50, а также экранно-выхлопные устройства (ЭВУ) АШ-01В.

Боевой вариант Ми-8МСБ отличается возможностью применения самого разнообразного подвесного вооружения, в том числе управляемых ракет класса «воздух-воздух» Р-73, неуправляемых С-8 и С-13, подвесных контейнеров с крупнокалиберными пулеметами и автоматическими гранатометами. «Бонусом» является возможность применения до шести «чугунных» бомб калибра до 250 кг, а также системы воздушного минирования ВСМ-1.

Не совсем понятна ситуация с возможностью применения управляемого ракетного вооружения в виде ПТУР РК-2В «Барьер-В», однако по некоторым данным такие работы завершены и часть вертолетов уже получила новейшее противотанковое вооружение отечественного производства.

Кроме технической модернизации, большое внимание уделяется снаряжению летного состава (так, закуплены современные польские защитные шлемы ТНL-5NV с очками ночного видения РNL-3 польского производства), а также тактической подготовке. Так, экипажи как боевых, так и транспортных Ми-8 активно тренируются летать с применением приборов ночного видения и тепловизоров типа FLIR. Кстати, именно с такой подготовкой и связана последняя по времени катастрофа в Кременчуге. Дело в том, что военные летчики проходили 10-часовой курс ночных полетов на матчасти частной компании «Украинские вертолеты».

Интересно, что первыми в 2015 г. были модернизированы гражданские машины, а также переоборудовались достаточно многочисленные летающие командные пункты Ми-9.

При этом к работам был привлечен Оршанский авиаремонтный завод (Республика Беларусь), который находится под контролем владельца ПАО «Мотор Сич» Вячеслава Богуслаева.

Стоит сказать, что модернизация Ми-8 в вариант МСБ обходится государственному бюджету в $5,5-6 млн, в то время как западный аналог будет стоить от $15 до 19 млн.

Что же касается бронированного Ми-24, то места для боевого применения ему не находится. Хотя еще до войны на Конотопском авиазаводе и разработаны сразу пару вариантов модернизации – Ми-24ПУ-1 и Ми-24ПУ-2.

Достаточно большой по размеру Ми-24 становился легкой мишенью даже для достаточно слабой ПВО боевиков. Единственным преимуществом являлась возможность применения противотанковых управляемых ракет, что на фоне Ми-8МСБ-В уже не выглядит каким-то достижением. По всем остальным параметрам, и прежде всего по экономической эффективности, содержать огромный парк Ми-24 Украине нет никакого смысла. Скорее всего, наши военные «взяли на вооружение» западную тактику, когда основой парка являются легкие и средние машины, которые могут дольше «висеть» в районе цели, менее заметны, требуют площадки для посадки и взлета меньших размеров.

Вполне естественной выглядит и массовая закупка легких учебных вертолетов Ми-2МСБ и его боевой модификации Ми-2МСБ-В. Опять-таки старые советские машины получили новые мощные двигатели АИ-450М, новую авионику в виде станции GPS-навигации СН-4312У и прочих современных девайсов. Понятно, что установлены «Адрос» и ЭВУ по типу Ми-8.

Интересным представляется и боевой вариант Ми-2. Этот небольшой вертолет может применять не только 80-мм неуправляемые ракеты С-8 отечественного производства, но и мощные С-13, а также пару пушечных блоков УПК-23-250 со сдвоенной 23-мм пушкой ГШ-23Л.

Масштабы модернизации парка Ми-2-х в Воздушных силах неизвестны, но только в 2017 г. Винницкий авиазавод поставил в строевые части четыре Ми-2МСБ.

Понемногу пополняется и морская вертолетная авиация, которая понесла потери при аннексии Крыма. Так, в строй 10-й бригады поставили и единственный имеющийся в стране легкий вертолет Ка-226 российского производства. В 2013 г. аппарат был конфискован на погранично-таможенном пункте Шегини (Львовская обл.) и ввиду неясности статуса в дальнейшем передан на баланс департамента здравоохранения Львовской облгосадминистрации, а фактически поставлен на хранение на территории ГП «Львовский государственный авиационный ремонтный завод».

Ввиду отсутствия возможности покупать запасные части для него совершенно неясно сколько и как он будет эксплуатироваться. Хотя для перевозки раненых в прифронтовой зоне машина просто незаменимая.

Конотопский авиаремонтный завод «Авиакон» освоил ремонт вертолетов типа Ми-14 (ранее такие работы проводились в Севастополе) и теперь поднимает с хранения нелетающие образцы. Так, по сведениям из открытой печати, в строй за последние год-два поставлены три таких вертолета разных модификаций. Правда, пока непонятно, как обстоит дело с восстановлением радиотехнической аппаратуры для обнаружения вражеских субмарин, ведь эти вертолеты прежде всего противолодочные. Пока же мы видим, что на всех учениях Ми-14 используются исключительно как транспортно-десантные.

Таким образом, можно говорить, что в отношении вертолетной составляющей авиации наши военные пришли к пониманию места этих аппаратов на поле боя. И теперь остается дело за реализацией достаточно амбициозной программы создания парка современных машин, а для этого есть все необходимое, остановка только за деньгами и временем.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

три × 1 =