четверг, 13 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Убийство Ноздровской: Как будут раскручивать новую Врадиевку До старта нового политического сезона никто не будет ждать, и игра на уничтожение уже началась

Несколько сотен человек вчера сначала пикетировали здание управления МВД в городе Киеве, впоследствии расширили свою географию на территорию возле Генпрокуратуры. Протестующие, значительное количество которых до последнего времени и не слышали об Ирине Ноздровской, требовали создать для расследования дела о ее убийстве независимую следственную группу, что и пообещали сделать в полиции. Однако, как показала реакция толпы на выступление начальника главного управления полиции Киевщины Дмитрия Ценова, люди, которые пришли на митинг, хотят слышать от следователей лишь одно – юриста, и правозащитницу убили из-за профессиональной деятельности. Несмотря на версии полиции: от мести до изнасилования, пишет Юрий Васильченко для Depo.ua.

То есть, принимается только версия, согласно которой Ноздровской отомстили из-за того, что не дала выйти из тюрьмы Дмитрию Россошанскому, племяннику Вышгородского районного судьи Сергея Куприенко, который в 2015-м на авто насмерть сбил сестру юриста. После того, как появились сообщения о допросах по делу допрошенных более 50 человек, в том числе и бывшего возлюбленного Ноздровской – эта версия в соцсетях разрослась до дешевой, но довольно действенной манипуляции «мажора и его защитников хотят оправдать, а все вешают на невиновных».

Неважно, что Россошанский не мажор, потому что такие на Daewoo Lanos, именно на этом автомобиле он и сбил Светлану Сапатинскую, не ездят. Пусть он и родственник судьи, однако, нужно вообще потерять ум, чтобы мстить Ноздровской из-за племянника-пьяницы еще и через несколько дней после решения апелляционного суда. Кто знает, и все же – критическое мышление не позволяет так просто в это поверить.

В соцсетях утверждают, что погибшая юрист получала угрозы от друзей осужденного, что совсем не исключают других версий ее убийства. И МВД заинтересовано в результате не менее, чем разъяренные протестующие. И беда в том, что не мажорную версию часть общества воспринимать категорически отказывается.

Эта история напомнила другую, когда в феврале 2016-го во время погони патрульных за автомобилем, которым управлял 24-летний Ростислав Храпачевский, известный как «безумный Ростик», от пули копа погиб несовершеннолетний пассажир авто-беглеца Михаил Медведев. Виновником трагедии СМИ и соцсети назвали патрульного Сергея Олейника, в то же время общественное мнение выгораживало нетрезвого водителя BMW и других пассажиров, которые не остановили водителя. А после событий вину возлагали на полицейских.

И кроме банального правового нигилизма, которым неизлечимо больна часть украинского общества и этим недугом умело пользуются политики, то, что происходит вокруг гибели госпожи Ноздровской, может свидетельствовать об определенной тенденции для власти. Отдельные политические силы в предвыборный год будут использовать любой промах правоохранителей или сомнительное решение судов для провоцирования уличных протестов. Этим политикам нужна новая Врадиевка или хотя бы Кривое Озеро, чтобы убеждать граждан в отсутствии реформ.

Разоблачение коррупции в высших эшелонах также будет использоваться как политическая технология, однако для понимания большинства граждан коррупционные схемы сложные, а вот полиция, суды, медицина, образование, то есть, сферы, где люди ежедневно сталкиваются с властными институтами, остаются удобными для расшатывания ситуации в государстве. И именно в этих направлениях больше всего будут бить.

Так же стоит заметить, что теперь власти будут вылезать боком все стратегические ошибки – политические договорняки, особенно на местном уровне, которые позволили перекрашенным «регионалам» остаться при делах, служба в МВД бывших «беркутовцев», которых обещали наказать Майдану, старые судьи вроде Олега Линника, который выпустил из-под стражи «титушку» Крысина, подозреваемого в убийстве в феврале 2014-го журналиста «Вестей» Вячеслава Веремия… Таких случаев уже десятки, а в течение нынешнего года их намеренно будут выставлять наружу, вокруг них будет множество разговоров и по каждому случаю – уличные акции, которые рискуют стать главным зрелищем для телезрителей.

Проще говоря – бить по слабым местам, а их много. И только «рукой Москвы» или «деньгами Курченко» от этих нападений не отобьешься. Вот, к примеру, вчерашняя акция: в толпе было видно лицо, которое держало табличку с надписью «Чарльз Линч» (именно на русском) на черном фоне. Чарльз Линч – американский политик 19 века, судья, известный оправданием внесудебных расправ над людьми, которых виновными считала толпа. В большинстве случаев жертвами таких расправ становились афроамериканцы, иногда евреи. Линчевание повлекло появление расистского Ку-клукс-клана, а сейчас о нем вспоминают как о позорной странице в истории США. Нетрудно догадаться, что это лицо с табличкой стояло там для картинки. Однако беда в том, что призывы линчевать преступников – а к ним общественное мнение записывает без суда и следствия – становятся все популярнее. Для того, чтобы понять, кому это выгодно, достаточно провести поверхностный анализ биографий авторов и их политических связей. Но рядовой украинец этого делать не будет, чем сполна пользуются так называемые ЛОМы.

Еще одна тенденция, которая может стать трендом нового политического сезона, – персональные информационные атаки на политиков, подрывом репутации которых оппоненты власти занимаются давно – Арсен Аваков, Юрий Луценко, отдельные депутаты парламента и члены правительства. Все те, через кого можно будет понижать рейтинг президента, учитывая президентские выборы 2019-го года. Будут создаваться мифы о конфликтах внутри команды, будут создаваться фейки про «измены» в АТО, об отмене безвиза – это уже запустили антикоррупционеры.

Оппоненты действующей власти понимают, что из-за значительных ошибок, допущенных в разных звеньях, можно сделать болезненные пробоины в каркасе. А события под столичным МВД лишь подтвердили, что до старта нового политического сезона никто не будет ждать, и игра на уничтожение уже началась. Так или иначе, во многих своих неудачах власть виновата сама. И во многих моментах с реформами надо поторопиться.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

четыре × 4 =