воскресенье, 22 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Мечта Кремля развеялась: Как Меркель будет красиво уходить Ангела Меркель сделала почти невозможное – справилась с кризисом, не отступив от гуманных ценностей Запада и не развалив ЕС

Российские мечты о том, что Меркель уйдет, а политический кризис в Германии распространится на весь Евросоюз, не оправдались. Ангела Меркель останется в кресле канцлера. Санкции против России продлены. Евросоюз не развалится, а напротив, будет реформирован и укреплен. Процесс реформирования сплотит его, пишет Сергей Ильченко для Деловой столицы.

Большие усилия и тщетные надежды

Российские пропагандисты предрекли политическую смерть Ангелы Меркель еще за полтора года до выборов. Охоту на канцлерин Кремль открыл после того, как Меркель, вместе с президентом Франции Оландом, выступила инициатором введения Евросоюзом антироссийских санкций в ответ на оккупацию Россией Крыма и вторжение на Донбасс.

Не ограничиваясь пророчествами, россияне повели против Меркель полномасштабную информационную войну. Им было на кого опереться: существенную часть населения Германии сегодня составляют люди с советской ментальностью. Одних только выходцев из бывшего СССР там живет около 5 млн, к ним также можно приплюсовать не меньше половины населения бывшей ГДР. Все эти люди, плохо приспособленные к новым условиям жизни, настроены критически ко всему, что их окружает, в силу чего уязвимы для неосоветской пропаганды, которой оперирует Россия.

А Германия наряду с Францией – ключевая страна Евросоюза, дестабилизация которой неизбежно отзовется на всем ЕС. Это сделало политическую систему ФРГ и лично Меркель приоритетными целями Кремля.

Российская пропаганда и тролли в соцсетях использовали поток беженцев из Сирии. Уместно напомнить, что поток этот был порожден самой Россией: не менее 85% погибших в Сирии гражданских лиц было уничтожено карателями Башара Асада и их российскими союзниками, еще до 5% — ИГИЛ, с которым Россия картинно «боролась», сдавая ему оружие под видом «трофеев», вооружая через родственные террористические организации и поставляя живую силу из Чечни. Одновременно россияне уничтожали с воздуха повстанцев, противостоящих Асаду, а в поток беженцев внедряли агентов спецслужб — будущих вербовщиков террористов и организаторов деструктивных акций в ЕС. Эти детали российских спецопераций не составляют тайны, они задокументированы и доступны в открытых источниках.

В ответ Меркель сделала почти невозможное: справилась с кризисом, не отступив от гуманных ценностей Запада и не развалив ЕС. Ей удалось настоять на распределении мигрантов по всей территории Евросоюза, предотвратив катастрофу в его южной части; договориться с Эрдоганом о создании на турецко-сирийской границе лагерей для беженцев; ужесточить миграционное законодательство Германии: ввести мораторий на воссоединение семей, заменить финансовые выплаты для беженцев продуктовой помощью и ускорить процедуру депортации. Но вопрос решался долго, и многие немцы не заметили и не оценили успеха канцлерин.

Воздействие притока беженцев было несравнимо с эффектом от российской пропаганды, подкрепленной терактами, в которых также прослеживался российский след. Самым громким из них стал теракт на рождественском базаре в Берлине вечером 19 декабря 2016 года. Не брезговали россияне и вымышленными историями, вроде «изнасилованной девочки Лизы», родной сестры «распятого мальчика в трусиках». Несмотря на разоблачения, эта пропаганда вызывала отклик у постсоветской части населения, которая была готова поверить любому негативу, не проверяя его достоверности. Эти люди в основном и обеспечили электоральный успех «Альтернативы для Германии» (АдГ).

Сказалась и усталость избирателей от 12-летнего пребывания Меркель у власти. За такой срок любой политик принимает и неудачные, и удачные, но непопулярные решения, что неизбежно сказывается на уровне его поддержки. В итоге выборы завершились сложно: ХДС/ХСС и СДПГ, входившие в прошлом Бундестаге в состав правящей коалиции, получили 246 и 153 мандата из 709. С одной стороны, это давало им в сумме уверенное большинство в 56%. С другой, было худшим результатом с 1949 года. Кроме того, новое издание «Большой коалиции» было нежелательно. Между ХДС/ХСС и СДПГ накопились противоречия, а компромиссы грозили дальнейшим снижением популярности обоих партий. И если ХДС/ХСС, набравшая почти 35%, неизбежно оказывалась старшим партнером в любой правящей коалиции, то СДПГ предпочла бы уйти в оппозицию на четыре года. Пребывание СДПГ в оппозиции выбивало из обоймы и занявшую третье место АдГ (94 места, 13%) делая ее второй по величине оппозиционной партией. Это принципиально важно, поскольку крупнейшая оппозиционная партия, согласно законодательству, получает в Бундестаге ряд преимуществ. В новую коалицию предположительно должны были войти ХДС/ХСС, Свободная Демократическая партия (СвДП) и Зеленые. Но переговоры зашли в тупик. И в России началось ликование: Меркель уходит.

Это ликование занятно и само по себе: саморазоблачение российской агрессивности и ненависти к Западу вылилось в ретро-формы, воспроизведя все советские штампы середины 50-х годов прошлого века. Впрочем, российская публика это глотала вполне исправно. Возникла только одна небольшая сложность: Меркель не ушла. И не думает уходить.

Почему Меркель остается?

Несмотря на некоторое снижение рейтингов, Меркель по-прежнему — самый популярный политик в Германии, а ХДС/ХСС лидирует в электоральных предпочтениях немцев. Второй по популярности, но с сильным отставанием от Меркель — лидер СДПГ Мартин Шульц, а СДПГ — вторая по популярности партия после ХДС/ХСС, и тоже с большим отрывом. И нежелательность в стратегической перспективе возобновления союза между ХДС/ХСС и СДПГ не означает его принципиальной невозможности. Мартин Шульц уже объявил о начале предварительных консультаций с блоком ХДС/ХСС по формированию правительства с 14 января 2018 года.

Если даже новое издание коалиции ХДС/ХСС — СДПГ не состоится, это тоже не означает внеочередных выборов. Их сегодня в Германии не хочет никто, за исключением разве что АдГ и Левых, желающих дальнейшей раскачки ситуации и имеющих в сумме 161 мандат (23%). Но им не под силу блокировать работу Бундестага и правительства, даже если они будут действовать совместно. Таким образом, возможно и «правительство меньшинства», из представителей одного только блока ХДС/ХСС, и с СДПГ находящейся формально в оппозиции, а по факту — в теневой коалиции с правящей партии, и поддерживающей большую часть ее решений. А для поддержания того, что окажется неприемлемо для СДПГ, ХДС/ХСС сможет заключать ситуативные соглашения с СвДП и Зелеными. Возможно, такая, немного зыбкая, но эффективная конфигурация власти была бы наилучшим решением в сложившейся ситуации. В любом случае ХДС/ХСС будет либо во главе правящей коалиции — либо правящим меньшинством. А Меркель в любом из двух вариантов остается канцлером.

Политический курс тоже не меняется

В частности, позиция ФРГ в отношении антироссийских санкций, несмотря на все внутриполитические трудности, осталась неизменной. Санкционный режим был предсказуемо продлен на саммите ЕС 14-15 декабря. Как отметил президент Европейского Совета Дональд Туск, все 28 государств-членов были едины, когда речь зашла о продлении санкций для России. «Это был первый раз, когда мы решили этот вопрос без каких-либо споров и дискуссий», — подчеркнул Туск.

Политическая неясность в Берлине не поможет Кремлю и в продвижении важного для него «Северного потока-2». Против него выступает целый ряд стран ЕС, а некоторая уступчивость Меркель в этом вопросе была, вероятно, уступкой социал-демократам, прежний лидер которых, Герхард Шредер, перешедший на службу Кремля, формально возглавляет этот проект. Но ничего реального эта уступка России не принесет. Меркель тактических выгодно затягивать вопрос, чтобы иметь козырь в торге с СДПГ, а, кроме Германии, есть, например, Дания, которая резко против.

Наконец, у СДПГ есть вопросы большей приоритетности, чем бизнес ее бывшего лидера: реформа здравоохранения, роботизация экономики и ее социальные последствия, прием беженцев, распределение бюджетного профицита. Иными словами, Россия и отношения с ней, как я уже писал, не входят в число приоритетов ни германской, ни общеевропейской политики, и не являются в ней позитивными темами даже второго-третьего ряда. В РФ уходит чуть более 1,5% германского экспорта — даже такие страны, как Бельгия и Чехия, покупают у немцев вдвое больше.

Инвестиционная привлекательность России низка. Никакой «усталости от санкций» немецкий бизнес, за исключением отдельных фирм, не испытывает, поскольку для абсолютного большинства экспортных компаний речь идет о захудалом третьестепенном рынке. Но как только Россия начинает пытаться влиять на ЕС, действуя своими обычными методами диверсий и спецопераций, она немедленно выходит на первый план в сфере европейских интересов. Но уже в сугубо отрицательном смысле — как угроза, которую нужно изолировать и нейтрализовать.

Перспективы

Сейчас Ангеле Меркель 63, к концу четвертого срока ей будет 67. Пятый срок возможен, но под вопросом. Шестой – маловероятен. В любом случае, Меркель пора подумать о красивом уходе и о подготовке преемника. Именно этим она, по всей вероятности, и займется, в числе прочего, в ближайшие четыре года.

С преемником ясности пока нет. А вот контуры красивого и масштабного проекта, завершающего карьеру канцлерин, уже видны: президент Франции Эммануэль Макрон и Ангела Меркель намерены до марта следующего года согласовать реформу ЕС. Об этом они заявили 15 декабря после саммита ЕС в Брюсселе, того же, на котором были продлены антироссийские санкции.

Программа реформ, автором которой выступает Макрон, а соавтором, после согласований, станет Меркель, предусматривает создание общего бюджета ЕС для совместных инвестиций и обеспечения стабильности в период кризисов, а также введение должности министра финансов и парламентского надзора на европейском уровне. Источником наполнения общего бюджета должен стать единый налог на финансовые операции, который уже существует во Франции и Великобритании, а также налогообложение крупных интернет-компаний, которые заставят платить налоги там, где они работают, а не где зарегистрированы.

Кроме того, к началу 2020-х, то есть как раз к окончанию четвертого срока Меркель, предполагается создать общие европейские силы быстрого реагирования, оборонный бюджет, военную доктрину и подразделения гражданской обороны. Несомненно, Россия и ее политика последних лет во многом обусловили появление этой части плана. Планируется создать и общеевропейское агентство по предоставлению убежища. Что касается именно Германии, то Макрон предлагает ей «новое партнерство» уже внутри ЕС, главная цель которого полностью интегрировать рынки обеих стран до 2024 года. Меркель позитивно оценила предложенный Макроном план реформ, добавив, что его детали еще нужно обсуждать. Но независимо от того, каким будет скорректированный и согласованный план, реформа ЕС обозначит новую цель, и будет способствовать консолидации германского общества, преодолению евроскептицизма и восстановлению баланса немецкой политической системы, с вытеснением в маргинес как крайне правых, так и крайне левых.

Если Меркель завершит свой срок, выбив из парламента пропутинскую «Альтернативу» и потеснив столь же пропутинских Левых, придав новое дыхание европейскому проекту, и закрепив в нем ведущую роль нового франко-германского союза – это будет триумфальный уход. И есть большая вероятность того, что ей это удастся.

Трудности и риски

Здесь можно выделить три группы: внутриполитические трудности Германии, трудности ЕС, а также угрозы дестабилизации и террористических атак, главным спонсором и координатором которых является Россия.

Внутри Германии Меркель предстоит осторожно маневрировать между недовольством граждан, порожденным миграционным кризисом и неспособностью спецслужб предотвратить все теракты; угрозой раскола в рядах ее собственной партии, и, наконец, необходимостью договариваться с союзниками блока ХДС/ХСС. Уместно вспомнить, что АдГ вышла из ХДС, а в рядах ее ближайшего союзника, баварской ХСС, у нее тоже есть сторонники.

Проблема уровня ЕС, помимо назревшей реформы, – Брекзит. Судя по всему, дело идет к мягкому варианту выхода Британии из ЕС, в котором она всегда была немного инородным телом: с одновременным подписанием системы договоров о тесном сотрудничестве, фактически закрепляющим «наполовину членство» в Евросоюзе. Архитектуру этого «половинного членства» тоже предстоит разработать, включив ее в реформу ЕС в целом.

Наконец, никуда не исчезла и Россия с ее пропагандой и спонсированием терроризма. К тому же у Кремля расширилось лобби в Бундестаге, в лице АдГ и укрепившихся Левых. Четвертый срок Меркель обещает быть сложнее всех трех предыдущих, вместе взятых. Но он, несомненно, будет – а, значит, очередная кремлевская мечта развеялась, как дым.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

1 × три =