суббота, 21 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Когда Саакашвили побежит мириться с Порошенко Метания Михеила Николозовича из революции в контрреволюцию – результат не только его крайне возбудимого темперамента, но и не слишком адекватной оценки действительности

Нахлобучивший на себя кепку вождя революции Михеил Саакашвили, становится обузой не только для Банковой, но и для собственных соратников. А все потому, что оппозиционер без паспорта болтается в украинской политике, как незабудка в проруби, пишет Тарас Клочко для Деловой столицы.

Психиатры в таких случаях подозревают биполярное аффективное расстройство или, как его называли в советской медицине, депрессивно-маниакальный психоз (проявляется в виде состояний, при которых у больного наблюдаются быстрая смена настроения, например, тоска со взвинченностью, беспокойство сменяет эйфория с заторможенностью).

Однако оставим в покое психиатрию. Ставить медицинские диагнозы – не наше дело, а вот обозначить некие политические и этические диагнозы будет не лишним. Начнем с письма экс-президента Грузии или, как его классифицировал сам Саакашвили, записки Порошенко, которое на днях обнародовала Банковая руками пресс-секретаря украинского президента Святослава Цеголко. Публикация личной переписки – штука, разумеется, крайне неэтичная и здесь претензии и обиды Саакашвили к власти вполне понятны и обоснованы. Но не нужно забывать, что своими метаниями из крайности в крайность Михеил Николозович сам провоцировал Банковую сделать его записку достоянием общественности.

Последняя уличная акция «Михомайдана» с совершенно дурацкой попыткой штурма Октябрьского дворца под аккомпанемент проходившего там джазового концерта, как раз и происходила на фоне метаний грузинского вождя между соглашательством с властью и революционной решимостью идти до полной победы. Вначале Саакашвили якобы утверждал, что готов к переговорам с Порошенко и компромиссам, после кричал со сцены, что переговоры возможны только об условиях отставки президента, а с «барыгами» никакие компромиссы невозможны. Да и сам штурм своего «Смольного» (обустройство штаба в бывшем здании Института благородных девиц – традиционная революционная «фишка») был абсолютно противоречив: вначале взламывание дверей и битье стекол, и тут же организованное отступление, и отрицание самого плана захвата здания вместе с «переводом стрелок» на соратников по революции.

Понять во всей этой катавасии, чего хотят «революционные массы» (к слову, совсем не многочисленные) и есть ли у них хоть какое-то подобие плана, категорически невозможно. И когда через пару дней Банковая публикует письмо-записку, в которой Саакашвили признает свои политические «ошыбки» (орфография письма)  и заявляет о готовности в любое время встречаться с Порошенко, то Михеил Николозович отвечает на это неэтическое действие новым письмом к власти вкупе с видеообращением, но теперь уже непримиримо революционным, шарахаясь в очередную крайность.

«Признайтесь себе и народу, что Вы и Ваши соратники не способны и не хотите менять Украину к лучшему. Ваша добровольная отставка – это почти последний шанс преодолеть политический кризис, который иначе будет только углубляться. Президент, который добровольно ушел в отставку, склонив голову перед волей народа, может рассчитывать на смягчение наказания и помилование», – пишет Саакашвили, что полностью противоречит содержанию первого непубличного письма. При этом Михеил Николозович упрекает Порошенко в «потере чувства реальности», намекая, что соратники главы государства уже планируют его «слить».

Что там у Петра Алексеевича с чувством реальности гадать не будем, не исключено, что оно и дает некоторые сбои, что, собственно, более чем характерно для всех наделенных высшей властью, но вот то, что Михеил Николозович воспринимает реальность не до конца четко более чем очевидно.

Саакашвили пишет о «политическом кризисе», преодолеть который можно только отставкой президента, но никакого политического кризиса в стране нет и в ближайшее время не предвидится. Да, проблем и трудностей у власти более чем достаточно, но называть это кризисом – явное преувеличение. Правительство и экономика работают, Верховная Рада в общем и целом голосует, армия сдерживает врага и даже имеет некоторые локальные успехи на фронте, а заметенные снегом дороги в столице, пусть не так оперативно, как того хотелось бы киевлянам, чистятся.

Да, в выходные на улицах столицы могут собираться пару тысяч человек недовольных властью, и эти люди способны устроить беспорядок, вроде того, что было в воскресенье под Октябрьским дворцом, скандируя «Революция!». Но революция – она как халва, от многократного повторения этих слов и во рту слаще не становится, и президент из страны не бежит, а если и бежит, то только тогда, когда скандирование повторяют миллионы ртов, а не две-три тысячи.

Что же касается метаний Михеила Николозовича из революции в контрреволюцию, то оно есть не только результат его крайне возбудимого темперамента, но и снова же не слишком адекватной оценки действительности. Похоже, минуты триумфа, когда заведенная толпа вытаскивает его из машины СБУ или переносит через границу, окрыляют апатрида и он напрочь забывает, что это толпа ведет его, а не он толпу. Ведь, несмотря на весь внушительный политический бэкграунд, Саакашвили в Грузии и мире, в Украине он тело все же чужеродное. У Михеила Николозовича по большому счету как не было своей команды, так и нет, а все лещенки, семенченки, соболевы, не говоря уже о Тимошенко и Садовом, – лишь попутчики, у которых свои политические интересы и которые уже не раз продемонстрировали, что бросят грузинского вождя «при первом же шухере».

Ну, а народ, который под знаменем Саакашвили выходит на Майдан, своим формальным вождем не контролируется почти никак. И история с дурацким штурмом концертного зала в очередной раз это продемонстрировала. Но Михеил Николозович в большинстве ситуаций не думает об этом, а потому искренне верит и в «политический кризис», и в свою способность устроить еще одну революцию, и в то, что весь народ за него горой. Отсюда и самоуверенные требования, и наплевательство на закон и правоохранителей, и призывы к штурмам.

Правда, иногда Михеила Николозовича «клюет жареный петух». Когда он через несколько дней после чудесного вызволения народом вдруг оказывается в СИЗО или, когда понимает, что штурм «Смольного» потерпел грандиозное фиаско, или, когда явно видит, что его соратники готовы сдать его с потрохами, – оппозиционер без паспорта становится удивительно покладистым и выявляет готовность к компромиссам с ненавистными «барыгами».

Так что письмо-записка с «ошыбками» – это вполне объяснимая попытка человека, неожиданно осознавшего, что вся его суперсила лишь иллюзия, договорится. Вы меня, дескать, не сажайте и в Грузию не выдавайте, а я обещаю безобразничать строго в рамках дозволенного. Но стоит власти немного ослабить прессинг, как вера Саакашвили в собственное политическое могущество неожиданно возрождается, а из его уст снова звучат лишь ультиматумы.

В отношении власти, которая и сама склонна к непоследовательности и нерешительности, такие «качели» и могут давать свободу для маневра, однако они разрушают и без того непрочную конструкцию внутри лагеря протестующих. Похоже, что скоро соратники Михеила Николозовича окончательно устанут от его циклотимии.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемнадцать + 7 =