вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Зачем Путин забирает своих офицеров с Донбасса Кремль может решиться на полноценный конфликт под маркой «выхода на границы Донецкой и Луганской областей»

События на Донбассе с каждым днем и каждой неделей приобретают все более драматический характер. С одной стороны, нашу группировку с начала ноября возглавил боевой генерал, что сразу же сказалось на активности войск. Все чаще наши армейцы стали ответным огнем подавлять огневые точки противника, в СМИ все чаще замелькали названия освобожденных населенных пунктов в серой зоне. С другой стороны, Россия все больше начинает тяготиться содержанием «республик», которые понемногу стали скатываться в бандитские разборки образца 90-х гг. – чего стоит один военный переворот в Луганске, пишет Михаил Жирохов для Деловой столицы.

Однако вполне очевидно, что Кремль так просто территории, в которые были вложены сотни миллионов долларов, не отдаст. Поэтому может и решиться на полноценный конфликт под маркой «выхода на границы Донецкой и Луганской областей» – в конце концов, не зря же последние пару лет на оккупированных территориях массово накапливались боеприпасы и топливо.

И определенные маркеры такого негативного для нас развития ситуации на линии соприкосновения есть. Прежде всего, это заявление пресс-службы ОБСЕ от 14 декабря, в котором говорится, что «Российская Федерация собирается отозвать с территории Украины офицеров своих Вооруженных сил из СЦКК». Напомним, что Совместный центр контроля и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон на Донбассе прописан в одном из рамочных соглашений в рамках Минских договоренностей, и выход российской стороны из его состава фактически будет означать сворачивание переговорного процесса.

Интересно, что произошло такое событие не вдруг – за неделю до этого во время выступления в рамках 24-го заседания Совета министров ОБСЕ в Вене министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров обвинил Украину в попытке прекратить работу СЦКК. При этом были приведены «аргументы», что, мол, украинская сторона «делает все, чтобы поставить российских офицеров в его составе в невыносимые условия, выдвигая в их адрес неприемлемые, невыполнимые требования».

Напомним, что созданные в сентябре 2014 г. миссия ОБСЕ и СЦКК являются единственными механизмами международного контроля за действиями вооруженных формирований обеих сторон. Так, наблюдатели ОБСЕ осуществляют мониторинг и верификацию процесса разведения сил и средств на согласованных участках, а Центр является механизмом предотвращения вооруженных провокаций.

Фактически СЦКК – это определенный канал взаимодействия Вооруженных сил Украины с Российской Федерацией. Собственно, Центр представляет собой штаб (который ныне находится в Соледаре) и наблюдательные посты вдоль линии разграничения, на которых находятся как российские, так и украинские офицеры вооруженных сил. Например, два российских офицера находятся в центре Мариуполя, в то же время два наших офицера находятся в Безымянном.

Всего же по договоренностям в составе Центра числятся 75 российских офицеров, из них 39 базируются на нашей территории: 23 непосредственно в штабе и 16 — вдоль наблюдательных пунктов. Интересно, что заезжают на территории нашей страны они, как и любой гражданин РФ, на 90 дней при предъявлении паспорта.

Как украинскую, так и российскую части Центра возглавляют генералы. Интересно, что долгое время (2014-2015 гг.) российский штаб возглавлял Александр Ленцов, который, по данным разведки, впоследствии координировал деятельность вооруженных формирований ОРДЛО в виде двух армейских корпусов резерва ВС РФ. Ныне россиянами командует генерал-лейтенант Александр Романчук.

С нашей стороны сменилось как минимум семь генералов, а ныне украинский штаб возглавляет генерал-майор Богдан Бондарь. Украинский генерал имеет связь напрямую как с командованием отдельных оперативно-тактических направлений (их сейчас на Донбассе два – «Луганск» и «Мариуполь»), так и с командующими силами АТО. Российский генерал имеет оперативную связь со своими коллегами из командования «корпусов». Такой высокий уровень контактов позволяет в большинстве случаев оперативно прекращать обстрелы с обеих сторон в кратчайшие сроки.

В то же время СЦКК является причиной напряженности в украинско-российских отношениях — хотя, конечно, сложно ждать лояльности к стране-агрессору, которая уже почти не скрывает своей оккупации части территории Донбасса.

Так, 2 февраля 2016 г. при проверке на границе очередной ротации российских офицеров СЦКК у некоторых из них были найдены медали «за оказание помощи в освобождении Донбасса», в ноутбуках – инструкции по изготовлению самодельных взрывных устройств, по использованию отдельных образцов оружия. Естественно, что им было отказано в пересечении границы, что вызвало дипломатический скандал со стороны МИД РФ.

22 июня 2016 г. СБУ обвинило начальника штаба российского представительства в СЦКК полковника Владимира Чебана в шпионаже и силовым способом выдворило его с территории Украины.

Еще один «взрыв негодования» у россиян вызвал случай 22 августа 2017 г., когда, по словам руководителя представительства Вооруженных сил Российской Федерации в СЦКК генерал-майора Васильченко, «…украинский военнослужащий без знаков различия, но вооруженный, не только не выполнил воинского приветствия, проходя мимо руководителя, но и демонстративно задел его плечом. На сделанное ему замечание последовали оскорбления. Другие украинские военнослужащие, находившиеся рядом, обступили российского генерала и стали открыто ему угрожать».

По этому поводу российскими офицерами было даже написано письмо на имя генерала армии начальника Генштаба Муженко, которое стало достоянием гласности. Реакция Муженко неизвестна, но тут стоит объяснить, что охраной российской миссии занимается НГУ, и на фоне постоянных сообщений российских СМИ об опасности для жизни россиян охрана осуществляется весьма жестко, хотя ничего того, что затрагивало бы честь офицера, в них нет. В этом достаточно просто убедиться, прочитав рекомендации командования НГУ для российских офицеров.

Таким образом, можно говорить, что возможный выход россиян из состава Центра ставит крест на одном из механизмов соблюдения перемирия на Донбассе и фактически ставит под сомнение выполнение Минских соглашений со стороны Российской Федерации. И что это было – просто демарш или подготовка к большой войне, мы увидим уже буквально до Нового года.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

шестнадцать + двадцать =