понедельник, 16 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Гривна-2017: Падение в строго заданном направлении Банковские казначеи утверждают, что наибольший спрос сегодня на наличную «зелень» поступает из отделений Харькова и Днепра

Национальный банк Украины в пятницу, 15 декабря, ослабил официальный курс гривны на 14 копеек – до 27,41 грн за доллар против 27,26 грн за доллар в четверг. Официальный курс гривны к евро тоже упал – с 32,00 до 32,46. Весь год НБУ вел более-менее взвешенную операционную политику на межбанке, но события последних предновогодних недель несколько удивили специалистов, пише Оксана Полищук для Укринформа.

НБУ все чаще вообще не выходит на рынок, хотя видит, что курс существенно растет. В чем дело? Есть два варианта – или в стране мало валюты, или финансовые регуляторы заинтересованы в падении гривны после ее летнего укрепления до 25 гривен с копейками. С валютой сегодня вроде все в порядке – международные резервы Украины на декабрь 2017 года составляли $19 млрд. И с начала года они выросли почти на 22%, обновив максимум с января 2014 года. Итак, получается, падаем, потому что так надо…

Над курсом смеется тот, кто смеется последний

Ранее мы фиксировали, что в I полугодии 2017 года платежный баланс почти сравнялся – экспорт составил $12,4 млрд, а импорт – $12,3 млрд. И прогнозировали: если до конца года такая тенденция сохранится, то валютный курс не выйдет за рамки определенного в госбюджете показателя – 27,2 грн/доллар. Осторожно намекая на соответствующие регуляторные усилия НБУ. Регулятор официально никаких конкретных прогнозов тогда не дал, напоминая, что в режиме плавающего курса это невозможно, и вообще нецелесообразно. А вот заместитель председателя НБУ Дмитрий Сологуб уверенно заявлял, что ему даже смешно читать, когда говорят, что курс обязательно будет таким, как заложен в госбюджет (27,2 грн/доллар). Мол, если проанализировать за десять лет курс, который закладывали в бюджет и фактически получали «на выходе», то он почти никогда не совпадал. Кажется, господин Сологуб немного поспешил смеяться, ведь, судя по всему, к концу бюджетного года видим «прямое» курсовое попадание в бюджетную цель.

Говорят, основными продавцами валюты в последнее время, кроме Нацбанка, выступают ПУМБ, Ситибанк и УкрСиббанк, а покупателями – Креди Агриколь Банк, Альфа-Банк и Райффайзен Банк Аваль. Да и скупаться у них есть за что. Как и прогнозировалось, в последний месяц года гривны на рынке стало больше: остатки на корсчетах банков достигают 60-65 млрд. грн ввиду крупных выплат Госказначейства ведомствам и местным бюджетам. Бюджетные выплаты и образуют так называемое «нависание» избыточной ликвидности на рынок, усиливая тем самым дисбаланс спроса и предложения и вызывая спекулятивную составляющую. В частности, и на наличном рынке. Банковские казначеи утверждают, что наибольший спрос сегодня на наличную «зелень» поступает из отделений Харькова и Днепра. В регионах наличной валюты вообще немного, поэтому в пиковые сезонные периоды – накануне летнего и зимнего отдыха ее разметают. На безналичном же рынке потребность в валюте формирует энергетический сектор, который закупает энергоносители.

Свет в конце коридора

То, что Национальный банк не пытается сдержать рост гривны, наводит некоторых аналитиков на довольно радикальную мысль о том, что власть таким образом хочет показать МВФ, что без его траншей не может контролировать курсовую стабильность в стране. По нашему мнению, версия больше похожа на глубокую «закулису». Скорее поверим в то, что не вмешиваясь особо в работу межбанка, НБУ способствует тем самым плановому росту курса и увеличению прибыльности экспортеров, которые получают валютную выручку по контрактам и продают ее за гривну в Украине (для экспортеров сохранена норма ее продажи на уровне 50%). Им выгоден рост цены доллара на внутреннем рынке. Да и для «выполнения» дефицитного бюджета это тоже выигрышная ситуация. «Власть под конец года выходит на заложенный в бюджете-2017 курс доллара. И сразу же переходит к параметрам на 2018 год. А именно – 30,1 грн за доллар. Вся суть наполнения бюджета строится на девальвации курса и увеличении НДС-поступлений через рост цен», – объясняет Дмитрий Корнейчук, президент Центра инновационного консалтинга «КДА».

Хотя, в общении в профессиональной среде в сети порой всплывает информация о том, что в работе Казначейства накануне года «не все так однозначно», даже несмотря на сделанные в последнее время серьезные заимствования на внутреннем рынке (12 декабря Минфин разместил краткосрочные ОВГЗ на 3 млрд грн по ставке 16,27%, а уже 15 декабря НБУ уже второй раз за последние два месяца поднял учетную ставку – с 14,5 до 15,5%).

Ранее председатель Комитета экономистов Украины Андрей Новак прогнозировал: «Основа курса формируется на межбанке, и ключевым игроком там должен быть Национальный банк Украины. Однако поскольку в правительстве и НБУ запланирована девальвация гривны, то они не будут принимать меры, обеспечивающие стабильность курса, следуя другому плану: чтобы гривня и дальше девальвировала. Искусственная девальвация гривны набирает обороты, к концу 2017 года курс преодолеет отметку в 27,2 грн за доллар, который предусмотрен в госбюджете на 2018 год правительством и Нацбанком».

«Практику, когда в госбюджет закладывается определенный среднегодовой курс гривны к доллару, давно стоит заменить так называемым курсовым коридором, – заявил экс-зампредседателя НБУ, ректор Международного института бизнеса, экономист Александр Савченко. – Если будут выполнены все параметры бюджета, то курс должен быть не 30, а где-то 28-29. Поэтому я всегда говорю, что не нужно задавать курс. Мы сами стимулируем девальвацию. То есть, падение гривны. Нужно давать коридор. Гораздо профессиональнее было бы сказать, что курс в следующем году будет от 25 до 30».

Интересно, что в свое время практика валютных коридоров (введена в 1997 году в рамках регулируемого «плавающего» курса) себя не оправдала. С 2015 года Украина перешла к полностью плавающему курсу, но как видим, в бюджете закладывается средняя цифра, к которой потом в конце года показатель курса искусственно «подгоняют». Так чем это отличается от «коридорной» системы регулирования? Все это больше похоже на попытку угадать соответствующий показатель в будущем, чем на какую-то осознанную политику.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

два × четыре =