пятница, 17 сентября 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Почему Трамп решил торговать атомными подлодками Решение Белого дома продавать атомные подводные лодки – беспрецедентно

Информационная волна вокруг тура президента США Дональда Трампа по странам Азии практически скрыла его инициативу, реализация которой кардинально изменит баланс сил на Дальнем Востоке. Если точнее, новость о возможной продаже Соединенными Штатами атомных подводных лодок Республике Корея вызвала в некотором роде сдержанную реакцию, пишет Владислав Гирман для Деловой столицы.

Офис южнокорейского лидера Мун Чжэ Ина после встречи того с Трампом распространил заявление, согласно которому Вашингтон и Сеул начали рабочую дискуссию относительно покупки АПЛ. Президенты также обсудили возможное приобретение Южной Кореей неких средств технической разведки, чтобы лучше реагировать на северокорейские угрозы. Агентство Associated Press в свою очередь отметило, что южнокорейский истеблишмент одобряет идею с субмаринами на фоне опасений из-за КНДР.

Предложение Трампа – не «самоволка». По поводу этой инициативы в Вашингтоне, видимо, существует определенный консенсус. Свидетельством тому служит как минимум тот факт, что ее оглашение не вызвало скандала в Конгрессе.

Решение Белого дома продавать атомные подводные лодки – беспрецедентно сразу по нескольким причинам. Во-первых, США не экспортирует субмарин. Совсем. Даже дизель-электрических. Которых, впрочем, и не строит с 1959 г., хотя подобные программы периодически всплывают. Правда, речь, как правило, заходит о реализации американскими верфями иностранных проектов для иностранных же заказчиков. Этот сегмент рынка вооружений – едва ли не единственный, который у США откровенно провисает, несмотря на его немалую емкость. Но до сих пор попытки закрепиться на нем в силу разных обстоятельств терпели неудачу.

Так, в 2001 г. сорвалась одобренная Конгрессом и растянувшаяся на девять лет сделка на продажу Египту пары лодок, которые компания Litton Ingalls должна была построить по голландскому проекту Moray. Не состоялся и контракт на постройку для Тайваня восьми субмарин по голландскому же либо немецкому проекту: европейцы попросту отказались делиться технологиями. Причем за отказом стояло нежелание как пускать еще одного игрока на компактный в смысле предложения и потому чрезвычайно конкурентный рынок, так и осложнять свои отношения с КНР. Разрабатывать же собственный проект ДЭПЛ без ущерба для программ строительства АПЛ американцам было слишком накладно, и это обернулось суммой чека в $12 млрд (для сравнения: контракт между Германией и Израилем на три очень удачных лодки типа Dolphin потянул на 1,5 млрд евро).

Сейчас Пентагон все же рассматривает возможность строительства серии ДЭПЛ, предназначенных для базирования исключительно в ЮВА с целью сдерживания Китая, но пока дело не выходит за рамки теоретических выкладок. Так что, если Америка и выйдет на рынок «дизелей», это, очевидно, случится еще очень нескоро

И брать реванш, «толкая» АПЛ – это, мягко говоря, чрезвычайно экстравагантно. Как минимум потому, что командование ВМС всегда принципиально негативно относилось к продажам любых подлодок ввиду того простого факта, что срок службы оружия зачастую превышает длительность политической дружбы, не говоря уже о рисках раскрытия ноу-хау. Но мнение американских адмиралов блекнет на фоне мирового табу на подобные сделки.

Продавать атомные субмарины рука не поднималась у многих правительств – не только США были стеснительны в этом вопросе: все-таки дело касается крайне чувствительного вопроса распространения ядерных технологий. Это очевидный вызов и без того обветшавшей глобальной системе безопасности. Бросающего его характеризует либо желанием систему доломать (или как минимум безразличие к этому слому), либо наплевательское отношение к потере технологий, либо нужда – точнее, растущая дыра в бюджете. Либо все сразу – как это было в случае сделки России с Индией в 2012 г. Москва, правда, не рискнула продать атомную многоцелевую подводную лодку проекта 971 «Нерпа» Индии, но отдала ее в десятилетний лизинг за $650 млн. Учитывая, что, по информации Indian Defence News, Дели планирует выделить на усиление подплава к 2023-2024 гг. $15 млрд, отводя «центральную роль» России, новые передачи атомоходов в том или ином виде наверняка состоятся. Так что ящик Пандоры можно считать открытым.

Справедливости ради стоит отметить, что на момент российско-индийской сделки Соединенные Штаты взвешивали возможность подобного шага. В то время серьезно забуксовала австралийская программа перевооружения ВМС: страна озаботилась созданием собственных субмарин, но, как это часто случается, не рассчитала своих технических и финансовых возможностей. В качестве опции рассматривался лизинг либо покупка в США подлодок типа Virginia, имеющих атомную энергетическую установку. Но опять не сложилось.

И только, выходит, «низкий или толстый» Ким Чен Ын, как его «не назвал» Трамп, смог раззадорить США до такой степени, что табу на торговлю субмаринами готовы снять. Пусть и для союзника. Ну и оружейное лобби, использовавшее нынешнюю внешнеполитическую конъюнктуру, разумеется: в конце концов, Трамп обещал Америке рабочие места и оборонные заказы.

Хотя, стоит подчеркнуть, речь об ударных подлодках, вооруженных баллистическими ядерными ракетами, естественно, не идет: даже намек на подобную сделку по умолчанию спровоцирует острый кризис. Как в случаях с Индией и Австралией, «атомный» относится к типу энергетической установки. Но если Сеул закупит АПЛ, то это приведет к масштабным изменениям во всей архитектуре безопасности региона.

Обратимся к расстановке сил.

На сегодняшний день у Южной Кореи 15 субмарин классов KSS I («Чан Бого») и KSS II («Сон Вонил»). Все дизель-электрические. Первые (тип 209) были построены в Германии по заказу Сеула. Вторые – на местных верфях по немецкому же проекту типа 214. К 2019 г. южнокорейский флот должен прирасти еще 18 ДЭПЛ. У еще одного союзника Вашингтона – Японии – 17 дизельных субмарин классов «Сорю» и «Оясио». У КНДР до 70 подлодок нескольких типов, преимущественно устаревших и изношенных. Однако Пхеньян сумел создать носитель баллистических ракет (по разным оценкам, речь идет либо об экспериментальной подлодке для отработки пусков, либо о серии из шести субмарин разной степени готовности).

У китайцев из всех соседей наиболее внушительный подводный флот – больше шести десятков дизельных и атомных ПЛ различных типов, часть из которых могут нести баллистические ракеты с ядерными боеголовками. У россиян же в Тихом океане действующих 13 АПЛ и 7 ДЭПЛ.

Сеул намерен приобрести как минимум три атомохода для обеспечения круглосуточного патрулирования. Каких – неясно, но можно предположить, что речь об уже упоминавшемся типе Virginia. Атомная силовая установка обеспечивает им дальность, недостижимую для дизельных лодок, и высокую скрытность, а вооружение как торпедами, так и крылатыми ракетами типа Tomahawk в целом увеличивает возможности Сеула как для гарантированного удара возмездия, так и для превентивного – ценное качество в контексте нынешнего витка противостояния с Пхеньяном.

Таким образом, лодки определенно позиционируются как оружие сдерживания КНДР. Тем не менее существует вероятность, что Япония тоже соберется усилить свой подводный флот подобным образом. Вот только в отличие от Сеула у Токио есть споры и с Москвой, и с Пекином. Это – во-первых. А во-вторых, хотя модификация «Томагавка», способная нести ядерную боеголовку, подпала под запрет согласно договору СНВ-2 и была снята с вооружения в начале девяностых, в нынешнем турбулентном мире нельзя исключить, что ей не будет создана замена. При дальности полета «Томагавка» от 1250 до 2400 км и неограниченной дальности действия АПЛ это неприятно уже само по себе. Но если РК обустроит у себя инфраструктуру для длительного базирования и обслуживания атомных субмарин американской постройки, это создаст и возможность принимать на длительное время их «систершипов» из ВМС США.

Правда, осуществление этого замысла сопряжено с рядом проблем. Во-первых, по некоторым оценкам, вся инфраструктура может обойтись Южной Корее в $9 млрд. Причем неясно, кто будет заниматься вопросами, к примеру, обслуживания ядерного реактора. Возможно, что субмарины придется гонять на ТО и ремонт через Тихий океан.

К тому же власти РК вновь могут столкнуться с политическим противодействием, сопровождаемым народным недовольством, как было в случае с акциями протеста против размещения радаров американской системы противоракетной обороны. Да и сторонников умиротворения Кима там хватает.

В этой связи нельзя обойти вниманием еще один важный момент. Хотя АПЛ в представлении Трампа и Муна являются необходимой ответной мерой на угрозы со стороны Пхеньяна, они с некоторой долей вероятности могут спровоцировать эскалацию. Палка о двух концах: одним можно дать затрещину за испытания баллистических ракет, а другим – наоборот, раздразнить Кима. Это значит, что о денуклеаризации Корейского полуострова можно будет забыть на неопределенное время. Судя по всему, в Сеуле уже к этому готовы. Президент Мун в Маниле заявил журналистам, что быстро весь ядерный арсенал Северной Кореи при достижении согласия уничтожен не будет. В свете возможной сделки по АПЛ это выглядит как аргумент в пользу дальнейшего вооружения.



Поделитесь.





Новости партнеров