вторник, 18 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Пучдемон хочет крови. Каталонские популисты подняли ставки На самом деле, ни о каком выходе Каталонии из Испании в реальности, а не на словах, нет и речи

Парламент Каталонии 27 октября проголосовал за резолюцию, декларирующую независимость от Испании. Впрочем, правовых последствий это голосование иметь не будет. Последствия будут немного иными, пишет Сергей Ильченко для Деловой столицы.

Как и на референдуме, процесс получения большинства выглядит сомнительным. В ходе тайного голосования за независимость высказались только 70 из 136 депутатов, включая президента и главу правительства Карлоса Пучдемона, который сохраняет право голосовать как депутат. Против были 10 депутатов, двое воздержались. Все остальные – от «Народного единства», «Граждан» и социалистов – бойкотировали голосование, покинув зал перед его началом. А поскольку это происходило на фоне сильнейшего морального прессинга, которому сегодня подвергаются в Каталонии противники независимости, у Мадрида в принципе есть основания говорить о попытке путча и предпринять жесткие ответные шаги, рассматривая сторонников отделения именно как путчистов.

Голосование в каталонском парламенте состоялось на следующий день после того, как Пучдемон отказался от проведения досрочных выборов по требованию Мадрида. В свою очередь, Мадрид, предлагая выборы как компромисс, сразу заявил о введении в регионе, в случае отказа от них, прямого управления. Причем правительство Мариано Рахоя уже договорилось по этому вопросу с оппозиционными Социалистической партией и «Гражданами», так что трудностей с введением в действие 155-й статьи испанской конституции, которая позволяет центральному правительству отменять автономию регионов не ожидается. Вся правовая база подготовлена: Конституционный суд Испании признал референдум о независимости Каталонии, проведенный 1 октября, незаконным. В ЕС его тоже не признают, и общаться с Барселоной в обход Мадрида не намерены. Председатель Европейского совета Дональд Туск написал в «Твиттере»: «Для ЕС ничего не меняется. Испания остается нашим единственным собеседником. Я надеюсь, что испанское правительство использует силу аргументов, а не аргумент силы».

И наконец, последний штрих, важный для понимания происходящего: 10 января 2016 г. за Пучдемона (в качестве президента Каталонии) проголосовали 70 депутатов (включая его самого) при 63 против и трех воздержавшихся. Иными словами, мнения каталонских депутатов по вопросу о выходе из Испании разделены примерно пополам, с незначительным перевесом сторонников отделения. Мнения рядовых каталонцев тоже разделены примерно пополам: 40% «за» и 40% «против» при 20% колеблющихся. Ни о каком абсолютном большинстве, которое позволило бы выдать отделение от Испании за «единую волю каталонского народа» и близко нет речи.

С практической точки зрения выход тоже выглядит проблематично. Выпадение Каталонии из еврозоны «положит» ее промышленность и ввергнет мятежный регион в глубокий кризис на десятилетия. Зачем же Пучдемону нужно продолжать игру на обострение?

Все предельно просто. Как я уже писал, Каталония не собирается выходить из состава Испании, но активно использует тему ухода для экономических игр с Мадридом. Каталонии нужна максимальная экономическая независимость, минимум налогов уходящих в Мадрид и минимум антикоррупционных дел, открытых в Мадриде против барселонских бизнесменов и политиков. Готовится большой торг на переговорах, причем каталонцы делают все, чтобы вынести переговоры за пределы Испании на уровень ЕС, или, по меньшей мере, пригласить на них наблюдателей из Брюсселя. Но для того чтобы это получилось и чтобы торг был успешным для барселонцев, ситуация должна быть максимально накалена и доведена до крайней точки кипения.

Поэтому Пучдемон продолжает провоцировать Мадрид на применение силы. Ему удалось это сделать 1 октября, и он очень рассчитывает на повторные уличные столкновения. Каждый кадр с пострадавшим от рук Национальной гвардии барселонцем увеличивает число сторонников выхода за счет бывших колеблющихся. Это усиливает позиции Пучдемона на переговорах. Да и в ЕС на грубое полицейское насилие смотрят без восторга, о чем Туск недвусмысленно предупредил Рахоя.

И Мадрид уже дрогнул. Рахой и лидер ведущей оппозиционной Социалистической партии Педро Санчес согласились изучить возможность внесения изменений в конституцию для скорейшего завершения каталонского кризиса, поскольку «Испания 2017 г. – не та страна, какой она была в 1978 г.», когда в документе было закреплено возвращение страны к демократии после диктатуры Франсиско Франко.

Вот, собственно, и все, что в действительности происходит. Пучдемон просто расширяет плацдарм для неизбежных переговоров, итогом которых станет примирение с Мадридом. Вопрос лишь в том, что у Мадрида удастся при этом выторговать. Но ни о каком выходе из Испании в реальности, а не на словах, нет и речи. Каталонскому бизнесу, который оплачивает эту постановку, выход из Испании и одновременно из ЕС, мог бы присниться только в очень страшном сне.

А в ходе подготовки Барселоной переговорного плацдарма наивных сторонников отделения в очередной раз пытаются подвести под полицейские дубинки. Дабы получить хорошие кадры для теленовостей – а следом за ними и доводы о необходимости как-то компенсировать их страдания и утихомирить возмущенную общественность, которые озвучат в ходе предстоящего торга. Но опять-таки реальная компенсация в виде снижения налогов в Мадрид достанется совсем не тем, кого будут угощать дубиналом. И даже если в этот раз все обойдется без насилия, искренних сторонников каталонской независимости неизбежно кинут, поскольку они со всеми их лозунгами и с искусственно подогретым пылом всего лишь расходный материал.

Как только переговоры будут завершены, и у Мадрида будет выторгован очередной пакет экономических уступок, их уберут с улиц, сложив лозунги о выходе из Испании в старый нафталин, оставшийся еще со времен Гражданской войны. До следующего раза.

Ход за Мадридом. Что предпримет сейчас Рахой?



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

один × три =